Байки о любви. История первая

  1. Байки о любви. История первая
  2. Байки о любви. История пятая
  3. Байки о любви. История седьмая

Страница: 1 из 3

В последнее время я много говорил с друзьями на личные темы, и многие из них рассказали мне истории своей любви. Почему-то так получилось, хоть я и не ставил перед собой такой задачи — проводить интимный опрос своих друзей. Их у меня много, — я человек компанейский, открытый, люблю общение и доверительные разговоры, — друзья доверяют мне и без опаски рассказывают то, что другие люди обычно держат в тайне.

Во время этих разговоров я услышал несколько историй, которые показались мне такими интересными, что я решил выложить их здесь. Конечно, я литературно обработал их, кое-что приукрасил, кое-что убрал, изменил все имена, постарался сделать своих друзей неузнаваемыми, — но все истории основаны на реальных фактах.

Итак, ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. Рассказывает Сергей:

 — Со своей женой я познакомился очень необычным способом. Однажды, когда я был студентом, мне пришлось поехать в сельскую местность собирать фольклор. Вместе со мной ехали четыре девушки — и ни одного парня! Нам предстояло ночевать в одной комнате неделю или больше. Конечно, вначале были шуточки, всем было чуть-чуть неловко — но очень скоро неловкость прошла, так как все мы очень понравились друг другу. Девочки оказались очень красивыми, а главное — добрыми и веселыми. Им было только же, сколько и мне — по 22—23 года. Звали их Надя, Дина, Женя и Даша.

Я не буду рассказывать о том, как мы собирали фольклор, как «раскалывали» на выступление старых бабок — хоть это было очень весело и увлекательно. Все мы не заметили, как крепко сдружились — в первые же дни поездки. Уже вечером девочки оглядывались на меня, спрашивали меня о всякой мелочи, и я понял, что стал, можно сказать, членом семьи.

Вся наша поездка проходила в такой теплой, доверительной, можно сказать, даже нежной атмосфере — с легким пикантным привкусом. Первые наши ночи мы аккуратно отворачивались друг от друга во время переодеваний, но на третью ночь случилось приключение, которое, хоть и вогнало всех нас в некоторый шок, окончательно устранило все барьеры из нашего общения.

На этаже был один душ, и он имел ту особенность, что горячей воды в нем хватало минут на 15. Поэтому девочки сами, без всяких предложений с моей стороны, решили, что справедливо будет, если они будут мыться все вчетвером, а потом я — отдельно. Первые две ночи так и было. На третью ночь я лежал на кровати, перебирая дневные записи, и ждал, когда девочки освободят душ; вдруг я услышал из душа крики и стук: вопли «помогите!» чередовались с истерическим смехом.

Я испугался и вскочил. Тут же я, правда, сообразил: раз смеются — ничего страшного не случилось. Решив, что девочки просто балуются, я все же решил выяснить, в чем дело. Подойдя к дверям душевой, я крикнул им что-то шутливое. В ответ я услышал, что кончилась горячая вода, а они все — намылены с ног до головы.

Шутки шутками, а на дворе — октябрь, промозглая сырость, и в общаге не топили. Я ощутил себя всемогущим покровителем-рыцарем, и поклялся, что немедленно разберусь во всем — хоть и понятия не имел, как именно. Первым делом я побежал к дежурному — но его, как водится, не было, и дверь была заперта. Во всей общаге не было ни души из персонала. Потом я подумал о кранах и стал бегать по коридорам и подвалам — искать краны. И что-то даже нашел, — но краны были, как мне казалось, именно в том положении, в каком и должны быть, — и моя находка ни к чему не привела. В конце концов я вернулся к душевой — для того, чтобы спросить глупейшим голосом, ничего ли не изменилось. Разумеется, не изменилось ничего — кроме того, что девочки уже успели замерзнуть. Тогда я стал кричать им, чтобы они проверили, нет ли крана в душевой. Но девочки впали в панику и не могли понять, о чем я толкую.

Тот, кто пытался по телефону или как-либо еще — без наглядного примера — объяснить женщине какие-нибудь манипуляции с техникой — тот знает, к чему это приводит. Привело это к тому, что я не на шутку разозлился, и в один прекрасный момент крикнул: — Интеллектуалки! На моей совести будет, если вы замерзнете и умрете! — раскрыл дверь душевой и вошел к ним.

Я едва соображал, что делаю — так я разозлился. Меня обдали клубы пара и громкий визг. Сквозь пар я увидел четыре розовых блестящих тела, покрытых мыльными хлопьями. У меня внутри все перевернулось, когда я увидел моих девочек голыми. Стараясь, однако, не смотреть на них, я принялся очень сердито шарить по углам в поисках крана. Но не смотреть — не выходило: мне пришлось отодвинуть девочек и осмотреть территорию за ними. Точно! так и оказалось: у самого пола был маленький кран, на который кто-то случайно наступил и перекрыл его. Конструкция, конечно, уникальная... Как мне еще удалось увидеть его, когда вокруг такое творилось — до сих пор не понимаю.

Сообщив, что все в порядке, я посмотрел на девочек. Они стояли рядом со мной, мокрые, голые, намыленные, отвернувшись вполоборота и прикрывая руками все, что получалось. Тогда Женя открыла душ, желая проверить, идет ли горячая вода — и мне за шиворот потекла ледяная вода. За секунду я оказался мокрым с ног до головы.

... Тут было много визга и ругательств — шутливых, конечно, в такой обстановке просто невозможно всерьез сердиться. Тут же пошла и горячая вода — и Женя, испытывая, видимо, угрызения совести, предложила мне бегом сбегать за халатом — и присоединиться к ним. Девочки немного обалдели, я тоже, но мне хватило ума не вступать в дискуссии — и я, хлюпая мокрыми тапками, побежал по ледяному коридору за халатом и мигом вернулся в душевую.

Мне даже трудно было представить, как это будет выглядеть, но... повадки горячей воды не позволяли долго колебаться: я разделся догола и присоединился к голым девочкам. Было много стыдливых шуток — и вообще, поначалу всем нам было очень неловко, и только вынужденная быстрота действий нейтрализовала стеснение. Я помогал смывать пену с девочек, с удивлением констатируя про себя, что глажу голые женские тела; девочки стали меня намыливать — и я чуть не чокнулся, так это было приятно. Мой «агрегат» моментально вскочил, особенно когда чья-то осмелевшая рука намылила и его — но этого как бы никто не замечал.

Горячая вода, как водится, скоро стала иссякать, — но на этот раз мы все успели вымыться. Розовые, разгоряченные, мы принялись вытирать друг дружку, причем у меня перед глазами все плыло, когда я промокал полотенцем нежные девичьи тела... Вытершись, мы побежали из душевой, желая поскорей пробежать холодный коридор и юркнуть в постель.

Все это создало между нами совершенно особую атмосферу — нежную, стыдливо-интимную. Лежа в кроватях, мы еще долго болтали о всякой ерунде и стыдливо хихикали, переживая наше приключение. Прошел час или больше, когда мы, полные каким-то общим щемящим чувством, уснули.

Я был тогда уже далеко не девственником, и женскую наготу видел не раз и не два. Но ситуация, когда с девочками тебя не связывают никакие любовные отношения — ничего, кроме дружбы, — и вместе с тем все интимные секреты ваших тел открыты... в ней было что-то совершенно особенное: щемящее-запретное, чуть горьковатое... Ночью я, разумеется, испачкал трусы.

Наутро меня волновал вопрос: нужно ли выходить, когда девочки будут раздеваться? На него ответила Дина: чуть поколебавшись, она сняла ночнушку, не прерывая беседы со мной, и обнажила свое роскошное, стройное тело с крепкими грудками и темным пушком внизу. Ее щеки чуть порозовели, но в остальном она не подала и виду, что как-то стесняется меня. Ее примеру последовали и остальные девочки (не прерывая при этом разговора на совершенно другую тему), и я понял: все барьеры пали.

Вечером мы мылись в душе все вместе. И так было теперь каждый вечер. Все мы очень быстро осмелели, и на третий раз, уже не стесняясь ничего, мыли друг другу интимные места, визжали,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх