Одна история в Олениче. Часть II-1.Воля отца

Страница: 4 из 4

.. , — протянул он, — а приходила ли к тебе ночью? Может быть, ты сам отказался от неё? Может ты захотел, чтобы она и дальше была тебе только матерью?

 — Яр... — пробормотал я, — я ничего не понимаю...

Брат тихо выругался..

 — Ну, мама! Хоть бы мне сказала, окаянная! Представляю, что ты думал обо всё этом, братец! Чуть не перегрызлись из-за собственной матери..

Я ничего не понимал и ошарашено смотрел на него.

 — Я сам бы мог подумать... , — вдруг заоправдывался брат, — но недели две назад наша дружина ночевала на Дубравой Заставе. Я с отцом там виделся и он мне сам сказал, что, когда уходил из дома, ещё по зиме, не только разрешил матери, — но даже велел, — на твой пятнадцатый день рождения лечь с тобой в постель...

У меня аж челюсть отвисла. А Яр, глянув на меня, расхохотался...

 — Ну-ну, братец, это называется взрослая жизнь... Отрочество позади уже..

 — Но... Но, я не понимаю, брат... , — заплетающимся языком проблеял я, — почему она должна была ложиться со мной?

Яр подошёл ко мне, потрепал по щеке и сел рядом на мою кровать..

 — Потому, что тебе уже 15 зим, брат... Родители должны купить тебе наложницу. Потому, что в 16 лет, — после твоего первого похода, тебя уже надлежит женить, — и ты уже должен быть опытным мужчиной... Но не все семьи могут себе этого позволить... И тогда, но только с разрешения отца — главы семьи, с сыном может возлечь мать и сделать его мужчиной, и научить его любви.

Я молчал и Яр продолжил:

 — В нашем роду издревле бытует поверье, что едва отрок, — на свой 15 день рождения становится мужчиной, — он должен в ту же ночь стать мужчиной... Ибо мужчины-девственники, не защищённые рясой монаха, особое лакомство для адских фурий... Говорят, ещё не один девственник не пережил свой первый бой, — мерзкие фурии удерживают его руки и ноги, не дают размахнутся и всё норовят поставить подножку, а потом утаскивают его душу в своё мерзкое логово.

Я ойкнул от ужаса. Кто ж не боится этих дьявольских фурий?

Я прижался к плечу брата щекой:

 — Прости меня, Яр за то, что злился на тебя. Я не имел на это никакого права... , — мне и впрямь было отчаянно стыдно, — я знаю, что как ты поступил со своим наследным леном. Я горжусь тобой!

Яр обнял меня одной рукой, взъерошил волосы на моей голове:

 — Спасибо, брат... , Но, кажется, ты кое-чего не уразумел. Видишь ли, — то, что я помог отцу, отдав свой лен за него и то, что взял мать, как женщину, — это совсем разные вещи... Они не имеют друг к другу никакого отношения, пойми! Отец сам захотел, чтобы мать легла и с тобой и со мной, Кир! Он сам мне это сказа на Заставе..

 — Отец? Но зачем ему это? Я думал, что мама отдалась тебе, — она сама так сказала!, — потому, что ты помог отцу! А у них теперь нет денег ни на твою женитьбу, ни на женщину для тебя!!

Яр снов расхохотался:

 — Поверь мне, нет! Она ошибается! Тем паче, что в походе наша дружина взяла на щит куманскую вежу, — и добычу мы взяли знатную. Тот кинжал, что я подарил тебе, — коли продашь его, — тебе на полный доспех и знатный меч хвати, брат...

Я ничего уже не разумел. А как тут что-то можно уяснить?

 — Видишь ли нас у отца всего двое, — вымолвил Яр, — понимаешь, как мужчина в постели он может всё с женщиной, а вот зачать сына или дочь уже нет... Отец сам рассказал мне. Когда-то в бою с ватажниками на Днепре получил древком копья между ног. И, такое бывает вот... , — вздохнул Яр, — в бою всякое может случиться... — мне на это оставалось только согласно кивнуть головой, — а закон Оленича суров, брат... Только те старики получают из казны Оленича кормление, кто дал Оленичу трёх сыновей. И дело тут не только в обеспеченной спокойной старости, брат... Наказание Старейшин отец искупит, а там со временем, — кто знает, — он станет сотником, а там глядишь, и Старейшиной. Ведь среди воинов он имеет большое уважение. Но это невозможно, если он не даст Оленичу трёх сыновей... Это закон.

 — Он хочет, чтобы мы сделали матери ребёнка?, — я был несказанно поражён.

Яр усмехнулся:

 — Вообще-то, когда я разговаривал с ним, он думал, что мать уже тяжела. И отцом его внука от его жены будешь ты. Он ведь долго ждал. Ждал, когда мы подрастём. Не хотел отдавать мать в чужие руки, — для этого отец слишком ревнив. Хотя, законы Оленича допускают и это, лишь бы отцом был оленич. Но отец хочет, чтобы все думали, что этот ребёнок его. Меня он тоже просил не жениться до его возвращения и... , — он кашлянул, — и помочь тебе, скажем так, если мать окажется ещё не беременной..

Яр тихо выругался по — иноземному, потом сказал:

 — Отец, с нас шкуру спустит, если к его приезду мать не будет тяжела... И ей самой достанется по самое не могу..

Мои мысли были в полном смятении. Оказывается, я давно мог иметь в своей постели роскошное и красивое тело матери. Но... Эта мысль возбудила во мне невероятное возбуждение.

Но пришли ещё злость и обида... Почему? Почему, тогда мать не легла со мной? Почему не отдалась мне? Или я совсем не люб ей?

 — Мама!, — громко прикрикнул Яр, чтобы мать его услышала¸ — а ну-ка, ступай сюда!

Когда мать неслышной лебедью вплыла в мою опочивальню, даже в темноте, было видно как горят румянцем её щёки. Её голова была понуро опущена. Она уже успела переодеться, на ней была новая узкая белоснежная рубаха до пят, выгодно очертавшая её стройный стан.

Я также не смел поднять на неё глаз.

 — А, ну мать, объясни-ка мне... — грозно вымолвил Яр, — отца не во что не поставила? Али Кир тебе не люб?

У меня затаило дыхание. Мать молчала.

 — Ну!, — грозно прикрикнул Яр.

 — Люб... Люб, Кирушка... , — тихо-тихо молвила мать, — не решилась я, сынки. Тяжела эта ноша бывает. Быть матерью, а после лечь с ним в постель, как с мужчиной... Кабы отец то и Киру наказание дал такое же... Не решилась, я... Да, и думала, что не люба я, Киру... Как наложница..

Она не говорила, а всхлипывала. Яр крякнул, покачал головой. И вдруг, рывком, откинул с меня мои портки. Я и ахнуть не успел, как взору матери представилось моя возбуждённая налившаяся башня. Красный, словно, рак я искоса покосился на мать. В темноте я только видел, как широко распахнулись её глаза.

 — Чего стоишь, глупая баба?, — пробурчал Яр, — не видишь, как родной сыночек любит тебя?, — он усмехнулся, — давай, скидывай рубашонку-то, да иди и приголубь, да приласкай сына... Мужчиной уж стал..

Продолжение следует..

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Anonymous
    Angel из Саранска (гость)
    5 июля 2014 13:21

    Интересно

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх