Проснись и пой!

Страница: 16 из 31

между ног — у девчонки, — явно не Андрея хотел Никита! Ну, и что Андрею было делать? Они стояли друг против друга — стояли в полуметре один от другого с возбуждённо торчащими членами, но разделяли их не эти полметра, а разделяла их пресловутая «ориентация»... и даже не «ориентация» — не предпочтение сексуального партнёрства, границы которого могут быть зыбки и расплывчаты, а уголовно-церковное представление о партнёрстве, где граница между «правильным» и «неправильным» тупо окостенела на уровне дремучего средневековья... что было делать? Обнять Никиту, прижать его к себе — это было бы так естественно в ситуации их обоюдного возбуждения, но Андрей медлил, с трудом удерживая себя от подобного шага-движения в сторону Никиты... прижать Никиту к себе, обнять его — и в ответ получить реакцию, обусловленную извращенным пониманием секса как такового? За всё это время, что они были вдвоём, Никита не сделал ни одного гомофобского выпада — ни прямо, ни косвенно не обозначил своего негативного отношения к однополому сексу либо тем, кто секс такой предпочитает, и это не могло не обнадёживать Андрея... и вместе с тем — где была гарантия, что реакция Никиты будет адекватна природе, а не замшелым догмам, которые, быть может, уже успели прорасти в сознании парня своими ядовитыми корнями, исказив его представления о том, что в сексе делать «можно», а что делать в сексе «нельзя»? Не было у Андрея такой гарантии... «Андрюха... хуля мы мокнем? Я уже обмылся — я готов... хуй, бля, стоит — не хуже твоего... давай... девчонок, бля, вызываем!» — говоря это, Никита качнулся в сторону, пытаясь вылезть из ванны, но вместо этого его повело назад, и он наверняка бы грохнулся снова, если б Андрей, стремительно протягивая руки, не успел Никиту удержать... это произошло само собой: удерживая Никиту — не давая парню упасть, Андрей рывком притянул его к себе, тем самым прижимая его тело к телу своему... всё получилось более чем естественно, так что даже лукавый моралист, окажись он случайным свидетелем этой сцены, не смог бы бросить Андрею упрёк в том, что голый Андрей притянул — прижал — голого Никиту к себе «с целью дальнейшего развращения».

«Никита, блин... не падай! Держись на ногах... — Андрей, удерживая Никиту, одной рукой перехватил его поперёк спины, в то время как другая рука непроизвольно скользнула на Никитины ягодицы. — Держись за меня... руками... руками меня обхвати!» Говоря это, Андрей надавил ладонью на Никитины ягодицы, плотней прижимая Никиту к себе... и голый Никита, соприкоснувшись с голым Андреем, не дёрнулся от Андрея в сторону, не стал Андрея отталкивать, — податливо вжавшись пахом в пах Андрея, Никита вскинул руки вверх — обхватил Андрея за шею... не обнял, а послушно обхватил Андрееву шею, положив свои руки Андрею на плечи — никак не реагируя на то, что тела их с напряженно торчащими членами плотно прижались одно к другому... он, Никита, вообще не обратил на это никакого внимания! Между тем, Андрей, прижимая Никиту к себе — чувствуя животом горячий, напряженно твёрдый Никитин член, невольно двинул вперёд бедрами — скользнул своим твёрдым, сладостно залупающимся членом по животу Никиты, одновременно круговым движением ладони скользя по Никитиным ягодицам... это были вполне откровенные — внятные и понятные — движения, на которые Никита снова никак не отреагировал... то есть, Никита отреагировал, но отреагировал по-своему: «Андрюха... хватит нам мыться — звоним девчонкам... трахаться, бля... хочу трахаться! Девчонок зовём — трахаться будем...» — он, Никита, зациклившись на девчонках, Андрея явно не воспринимал в качестве возможного сексуального партнёра, в то время как Андрей, лаская ладонью Никитину задницу, с каждой секундой — с каждым движением бёдер — был в выражении своих чувств все откровеннее и откровеннее, — тиская покорно стоящего Никиту, сладострастно прижимая его к себе, Андрей возбуждённо рассмеялся: «Никита... какие девчонки — где мы их возьмём?» «Вызовём... по телефону вызовем! — отозвался Никита, позволяя Андрею себя лапать, ласкать и тискать, но при этом по-прежнему не делая со своей стороны никаких ответных движений. «Чтоб девчонок вызывать... чтоб их заказывать, нужны деньги... а у меня сейчас денег нет... обойдемся без них, Никита... без девчонок обойдёмся!» — Андрей, говоря это, вдавил-утопил указательный палец между Никитиных ягодиц — подушечкой пальца нащупал туго стиснутое Никитино очко... «Андрюха, блин... что ты делаешь? — засмеялся Никита, сжимая ягодицы. — В жопу пальцем лезешь... у меня, бля... у меня есть деньги — есть мои деньги у Игоря...» «Ага... сейчас ты Игорю позвонишь — скажешь ему, чтоб он твои деньги тебе привёз... вот он обрадуемся!» — Андрей, тихо смеясь, скользнул губами по Никитиной шее, по подбородку... и губы Андрея прижались к губам Никиты, — Андрей жарко и страстно засосал Никиту в губы, одновременно с этим не прекращая ласкать указательным пальцем туго стиснутое Никитино очко...

И снова Никита повёл себя нетипично... было б понятно, если б Никита рванулся от Андрея прочь, не позволяя Андрею целовать себя в губы, — такая реакция была бы вполне объяснимо замшелыми, но ещё бытующими представлениями о невозможности — недопустимости — для парня подобных «нежностей»; было бы понятно и естественно, если б Никита ответил Андрею встречной — взаимной — активностью... и то, и другое было бы и понятно, и объяснимо! А Никита... лаская Никите пальцем очко, целуя Никиту взасос, Андрей энергично тёрся о Никиту возбуждённым членом, а Никита оставался безучастным — словно всё это к нему не имело никакого отношения! Он не вырывал изо рта Андрея своих губ — и вместе с тем он не делал никаких жестов-движений, свидетельствующих о его готовности к сексу... он просто стоял, позволяя Андрею ласкать-целовать себя, и не более того... нетипична была реакция Никиты! Наконец, оторвавшись от Никитиных губ, Андрей отвёл назад голову — посмотрел Никите в глаза, желая во взгляде Никиты найти ответ на вопрос, почему он, Никита, не противясь ласкам, вместе с тем не проявляет ни малейшей активности сам... это было Андрею непонятно. «Андрюха... я хочу ебаться! Давай, бля... давай девчонок вызовем — позовём девчонок... давай, Андрюха... позвоним давай!» — возбуждённо проговорил Никита, никак не акцентируя своё внимание на действиях Андрея. «Где мы их возьмём, девчонок этих? У меня, Никита... у меня даже номера телефона нет, куда можно сделать заказ... нет телефонного номера! И денег нет... зачем нам девчонки, Никита?» — рассмеялся Андрей, мысленно удивляясь Никитиной зацикленности исключительно на девчонках — на одних девчонках... в таком упрощенном понимании секса была какая-то ущербная простота, свидетельствующая о душевной наивности Никиты, — на фоне словесной бравады такая наивность выглядела прикольно, смешно. «Как нет телефонного номера? — искренне удивился Никита. — Давай, бля... давай на «горячую линию» позвоним... или в «справочную» — там должны номер знать... номер, чтоб позвонить — чтоб девчонок вызвать...» Андрей смотрел на Никиту, вдавив ладони в Никитины ягодицы, и во взгляде Андрея бушевало чувство предвкушения, — член Андрея, вдавленный в Никитин живот, гудел от сладко распирающего избытка молодого напряжения... и Андрея, возбужденно и весело глядя Никите в глаза, так же весело и возбуждённо подумал, что сейчас он мог бы запросто кончить от одного лишь трения о Никиту — и Никита, зацикленный на девчонках, ничего бы не заметил... смешно!"Никита... не говори глупости — никуда мы звонить не будем... зачем нам звонить, Никита? Сейчас ещё раз ополоснёмся... и — без девчонок... сами — без девчонок... повернись, Никита... повернись ко мне задом — ополосни член... никуда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх