Проснись и пой!

Страница: 18 из 31

.. легко! В сексе, Никита, нужно быть гибким — универсальным... соображаешь, о чём я говорю?» И — не дожидаясь Никитиного ответа, Андрей вновь притянул Никиту к себе: обхватив ладонями Никитины ягодицы, Андрей с силой, с наслаждением вдавил твёрдо выпирающий пах Никиты в пах свой, точно так же выпирающий несгибаемо твёрдым членом, одновременно с этим вбирая в горячий жаждущий рот Никитины губы... и Никита, не противясь и не возражая — податливо вжавшись всем телом в тело Андрея, в тот же миг обхватил ладонями ягодицы Андрея... они снова стояли, плотно вжимаясь друг в друга, снова Андрей целовал Никиту взасос, но теперь Никита уже не был безучастен к происходящему: отдав свои губы во власть страстных, горячих, энергично сосущих губ Андрея, Никита с не меньшим, чем Андрей, сладострастием лапал-тискал Андреевы ягодицы, скользил ладонями по Андреевой спине, обнимал Андрея за плечи, и вновь... вновь опускал руки вниз, с наслаждением вжимая ладони в упруго-сочные полусферы Андреевой попки... блин, в самом деле можно было... вполне можно было обойтись без девчонок — легко!

Стоя под струями тёплой воды, два парня, студент и школьник, какое-то время с упоением ласкали, лапали друг друга, целуясь взасос — сладострастно вжимаясь друг в друга напряженно гудящими членами, они с наслаждением ласкали один одного руками, скользящими по спине, по плечам, по упругим ягодицам... это был кайф! Сверху струились тёплые нити воды, и они под этими струями стояли и целовались — жадно и страстно, неутолимо целовались... Ну, а дальше... а что дальше? При таком развитии событий дальше произошло то, что не могло не произойти, — останавливаться на полпути было бы и нелогично, и неестественно, и даже глупо... да и с чего бы они останавливались на полпути — от какого недосыпа? Они вылезли из-под душа, и Андрей, вытирая Никиту полотенцем, снова целовал Никиту в губы... потом, сев на корточки — держа Никиту за бёдра, Андрей без всяких предисловий взял Никитин член в рот, причём сделал он это легко и непринуждённо, ни на секунду не сомневаясь в правильности своего желания, и возбуждённый Никита, нисколько не удивившись такому повороту событий — содрогаясь от наслаждения, буквально через минуту едва не кончил Андрею в рот; «Не спеши, Никита... — Андрей успел вовремя оторваться от члена, не давая Никите разрядиться. — У нас вся ночь впереди...» «Бля, теперь я...» — без тени сомнения в голосе проговорил Никита, нетерпеливо опускаясь на корточки; он обхватил горячими губами залупившуюся головку Андреева члена — энергично задвигал головой, скользя округлившимся ртом по стволу, и Андрею пришлось пару раз поморщиться, пока Никита приноровился — приспособился... едва почувствовав приближение оргазма, Андрей тут же извлёк член изо рта Никиты, снова повторив-проговорив: «Не спеши, Никита... не спеши!» «Как голубые... бля, как голубые! Мы — голубые! — пьяно смеясь, резюмировал Никита, тыльной стороной ладони вытирая мокрые губы. — Андрюха... хочешь в жопу? Давай... я в жопу хочу! В жопу, бля... в жопу тебя выебу! Хочешь?» — глядя на Андрея снизу вверх, Никита проговорил это так легко и естественно, что Андрею на какой-то миг показалось, что всё то время, что они были в ванной, Никита искусно прикидывался — умело изображал из себя ничего не понимающего школьника, и вот теперь, отбросив маску сексуальной наивности, он предстал во всеоружии своего бушующего желания... причём, Никиту нисколько не смущало то, что Андрей был старше — лет на пять или на шесть Андрей был старше... а впрочем, всё это была фигня — кто старше, а кто младше; единственное, что Андрея немного коробило, это то, что Никита постоянно матерился — говорил матом, — сам Андрей не матерился в принципе, точнее, делал это очень редко — в исключительных случаях... впрочем, и это была фигня, — Никита не просто был готов трахаться, а трахаться хотел — хотел откровенно, искренне, без ужимок, без мути сомнений, и это было для Андрея главное... это было главное!"Андрюха, давай... я тебя в жопу... в жопу тебя выебу!» — вновь повторил Никита, пытаясь встать на ноги; он проговорил это с той же самой настойчивостью, с какой до этого он говорил, что хочет трахнуть девчонку — блондинку или брюнетку, — объект вожделения сменился, а накал желания остался тем же. «Никита... а ещё пососать — не хочешь?» — отозвался Андрей, приближая сочно багровеющую головку своего напряженно торчащего члена к Никитиным губам. «Хочу... я всё хочу!» — уверенно — ни на миг не задумываясь — выдохнул Никита и тут же, подтверждая свои слова конкретным действием, вновь жадно обхватил раскрывшимися губами багрово-сочную головку Андреева члена... сосать Никита не умел — сосал он плохо, то и дело задевая нежную плоть обнаженной головки зубами, отчего Андрей то и дело морщился, но не это было главное... техника сосания — дело наживное, — не это было главное! Глядя, как Никита сосёт — как он нанизывает свой рот на член, Андрей кайфовал прежде всего от самой мысли, что так сказочно всё сложилось... просто сказочно всё получилось — обалденно сказочно!

Ни в кафе, где Андрей то и дело бросал никем не замечаемые взгляды на юного Никиту — весёлого симпатичного парня, без напряга веселящегося на свадьбе старшего брата, ни в такси, когда они вчетвером — Игорь, Нелли, Никита и он — ехали в общежитие, ни потом, когда Андрей — по просьбе Игоря — вёл Никиту переспать к себе домой, потому что пьяного Никиту не пустили в общежитие, у Андрея не было никакой внятной надежды на то, что Никиту можно будет раскрутить на полноценный секс... разве что — пососать у пьяного Никиты, когда он уснёт, да и то это можно было бы сделать лишь в том случае, если б спал пьяный Никита крепко, — это был максимум, на что мог рассчитывать Андрей... и вот — на тебе!"Я всё хочу!» Разве это было не сказочно — не обалденно?... Сидя на корточках, голый Никита сосал у Андрея член — ритмично двигал головой, держась за Андреевы бёдра, и Андрей, сверху вниз глядя, как мокро блестящий ствол его члена наполовину исчезает в Никитином рту, предвкушающе сжимал-стискивал мышцы сфинктера, безуспешно пытаясь определить, голубой Никита или это всего лишь естественное проявление обусловленной возрастом его гиперсексуальности... плохо — неумело — сосал Никита, и вместе с тем... вместе с тем — до чего ж всё это было классно!"Бля, скулы заболели... — Никита, выпуская член изо рта, сглотнул образовавшуюся во рту обильную слюну. — Андрюха... пососи теперь ты... у меня пососи!» «Вставай, Никита, поднимайся... пойдём в комнату... в комнату... идём! — Андрей потянул Никиту за руки, помогая пьяному Никите встать на ноги. — На кровать идём... хочешь в попку?"Хочу... — отозвался Никита, сладострастно тиская в кулаке свой член. — Давай здесь... Андрюха, здесь давай! Хуля в комнату идти... давай, бля, здесь — становись раком!» «Какой ты нетерпеливый... — рассмеялся Андрей, прижимая Никиту к себе — предвкушающе лапая, сжимая-тиская сочные Никитины ягодицы. — Никита, скажи мне честно... честно скажи: с пацанами ты делал так? Трахался в рот или в попу?» «Я? С пацанами? — удивлённо переспросил Никита, и во взгляде его возбуждённо блестящих глаз Андрей увидел совершенно искреннее — неподдельное — недоумение. — Никогда не трахался... хуля б я трахался с пацанами? Я — с пацанами... нах мне это надо?» Никита проговорил это так, как будто Андрей, стоящий перед ним, был не парнем — не пацаном. «А сейчас ты... сейчас ты — хочешь? — Андрей рассмеялся, перемещая ладонь с ягодиц Никиты на колом торчащий Никитин член. — Никита, сейчас... хочешь?» «Хочу! — уверенно отозвался Никита, ничуть не задумываясь о явной нелогичности своих ответов....  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх