Проснись и пой!

Страница: 19 из 31

— В жопу хочу... ебаться хочу! Андрюха... давай! В жопу давай...» «Идём, Никита... на кровать идём!» — Андрей, не выпуская из ладони Никитин член, подтолкнул Никиту вперёд, направляя его в комнату — горя от нетерпения сам... как он, Никита, сказал? Ему с пацанами не надо? Ага, не надо... так «не надо», что готов трахаться хоть в коридоре... «не надо» ему... как же!"Идём, Никита, идём...» — Андрей вёл Никиту в комнату, одной рукой сжимая залупившийся Никитин член, а другой рукой предвкушающе лаская — сжимая-поглаживая — Никитины ягодицы...

Будучи в ванной, пьяный Никита, ничуть не стесняясь своего естественного возбуждения, спрашивал у Андрея, как может он, Никита, трахаться без девчонок... и, спрашивая так, Никита нисколько не лицемерил — не прикидывался перед Андреем ни «правильным пацаном», ни «крутым натуралом», как это делают сплошь и рядом многие парни в его возрасте, стараясь таким вербальным образом скрыть от посторонних глаз голубой оттенок своей сексуальной озабоченности, — ему, Никите, притворяться-прикидываться не было никакой необходимости по причине не демонстрируемого, а абсолютно реального отсутствия какого-либо интереса к однополому сексу; то есть вопрос — «как без девчонки я буду ебаться?» — был для Никиты вопросом риторическим, поскольку Никита искренне полагал, что без девчонки он, Никита, не сможет никак... наивный! Как без девчонки будет он... да точно так же, как и все остальные! Главное, чтоб мозги были в порядке — чтоб мозги не были засраны замшелыми фобиями... а у Никиты в его шестнадцать лет с мозгами было всё в порядке! И потому... уложив Никиту на тахту, Андрей тут же навалился на него сверху — подмял его под себя, с наслаждением вдавился в него всем своим нетерпеливо жаждущим телом, и Никита, инстинктивно разведя под Андреем ноги, сладострастно заскользил ладонями по Андреевой спине, по плечам, по ягодицам... это был кайф — настоящий кайф! Губы их слились в сладостном поцелуе... лёжа сверху, Андрей судорожно двигал телом — тёрся о Никиту членом, и Никита, ощущая, как под его, Никитиными, ладонями конвульсивно сокращаются Андреевы ягодицы, ещё сильнее вдавливал руками тело Андрея в тело своё, словно желая таким образом слиться с Андреем в единое целое... через какое-то время они, молча сопя — ничего не говоря друг другу, поменялись местами: под Никитой оказался Андрей, и Никита, сладостно содрогаясь, какое-то время с не меньшим наслаждением мял своим телом тело Андрея, в то время как Андрей, обхватив ладонями Никитины ягодицы, указательным пальцем ласкал туго стиснутый Никитин вход... потом снова на Никите оказался Андрей, — оторвавшись от Никитиных губ, Андрей скользнул влажно-горячим приоткрытым ртом по Никитиной шее, по груди... соски у Никиты были тёмно-коричневые, по-мужски крупные, и Андрей поочерёдно пососал Никитины соски, лаская кончиком языка остро отвердевшие пупырышки... затем губы Андрея скользнули вниз, — медленно поднимаясь, двигаясь назад раскрывающимися ягодицами, Андрей медленно провел ртом по Никитиному животу, тронул губами обнаженную липкую головку члена и, проведя горячим языком по стволу члена от головки до его основания, вновь вернулся губами к головке — вобрал пламенеющую сочную плоть в рот, обжал член губами, ритмично заскользил влажным горячим ртом вдоль напряженно твёрдого горячего ствола... обхватив руками голову Андрея — судорожно сокращая мышцы ягодиц, Никита неумелыми рывками заколыхал, задвигал снизу вверх задом, в свою очередь стараясь вставить член в рот Андрея как можно глубже... и — Андрей едва не пропустил момент Никитиного оргазма, — почувствовав по движениям Никиты — по его прерывистому сопению, что Никита может вот-вот кончить, Андрей рывком оторвал голову от члена, выпуская член изо рта... кончать так скоропалительно быстро было совсем ни к чему, чего Никита ещё явно не понимал.

«Ты чего, Андрюха? Соси... пипец, какой кайф! Соси... — торопливо выдыхая слово за словом, Никита уставился на Андрея пьяно блестящими, ошалелыми от наслаждения глазами. — Соси, Андрюха... я тебе в рот сейчас кончу — соси!» То, что Андрей так резко прекратил сосать, сбило Никиту с толку — и оргазм, который уже готов был извергнуться из члена Никиты взрывом сладчайшего содрогания, медленно отступил назад, оставляя в теле саднящую сладость незавершенного кайфа. «Скулы устали... — соврал Андрей; вожделённо глядя на чуть потемневший от прилива крови — мокро блестящий от слюны — Никитин член, багрово полыхающий залупившейся головкой. — Никита... ты что — хочешь так быстро кончить? Или ты можешь два раза подряд... кончить два раза подряд ты можешь?» «Легко! — засмеялся Никита и, словно боясь, что Андрей ему не поверит, тут же привёл пример, подтверждающий его слова. — Мне месяц назад Димон, бля, порнуху давал... на диске... ну, посмотреть — приколоться, так я, бля, пока смотрел, три раза кончил — раз за разом... хуля я не смогу два раза кончить? Смогу, бля... легко смогу!» «В кулак кончал?» — зачем-то спросил-уточнил Андрей, чувствуя, как это бесхитростное признание шестнадцатилетнего одиннадцатиклассника тут же отдалось — сладко кольнуло-царапнуло — в непроизвольно сжавшихся мышцах его, Андреева, сфинктера. «Ну, а куда же ещё? — отозвался Никита, удивляясь Андреевой непонятливости; был бы Никита трезвый, он бы наверняка об этом не рассказал, но Никита был пьяный, а потому... какие секреты? — Я же один порнуху смотрел... и порнуха, бля, классная — кончил три раза... раз за разом! А ты что — не можешь так?» «Могу, Никита... с тобой я сегодня всё смогу! Давай мы теперь... друг у друга давай возьмём — одновременно... Никита, одновременно — ты у меня, а я у тебя...» — говоря это, Андрей развернулся на сто восемьдесят градусов, и его напряженный член своей сочно багровеющей головкой оказался напротив Никитиного лица — аккурат против губ Никиты, тут же приоткрывшихся — потянувшихся к пламенеющей плоти... и снова они сосали, — лёжа валетом, они с наслаждением, с упоением сосали члены друг у друга, одновременно с этим лаская — с не меньшим наслаждением лаская — друг другу ягодицы, промежности, мошонки... первым кончил Никита, — Андрей почувствовал, как член Никиты конвульсивно задергался у него во рту, и в ту же секунду рот Андрея стремительно наполнился обильной, горячей, солоноватой на вкус Никитиной спермой — Никита кончил Андрею в рот, и тут же... тут же — почти сразу же, буквально через секунду — Андрей, подавшись вперёд, стиснув от полыхнувшей сладости мышцы сфинктера, мощной струёй выстрелил в рот Никите, и ещё раз, и ещё, — Никита, никогда не до этого не сосавший член и, соответственно, ни разу не пробовавший на вкус чью-либо сперму, не зная, что делать, резко дёрнул назад головой, и из его открытого рта горячая клейкая жидкость — коктейль из семени и слюны — обильно вылилась на простыню, в то время как Андрей, выпустив член Никиты изо рта, сделал раз за разом два больших глотка... «Фу, бля... какая гадость, — проговорил Никита, вытирая тыльной стороной ладони мокрые губы. — Ты мне, Андрюха... ты мне в рот кончил — в рот мне спустил... фу, бля!» Андрей, вслед за Никитой вытирая ладонью губы свои, рассмеялся, толкая Никиту к стене — выдергивая из-под него простынь: «Никита... какой ты классный пацан! Дай, я простынь сменю... обалденный ты парень, Никита! И это не гадость — это белок... натуральный белок, Никита! Белковый коктейль... классная штука, Никита! Зря ты выплюнул...»

Никита был пьян, и Андрей, обнимая его, удовлетворённо лежащего на спине, лапая-тиская, повторял снова и снова: «Никита... Никита...» — вкладывая в это удивительно тёплое слово и нежность, и благодарность, и вновь разгорающееся в теле сладостное томление... кто ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх