Проснись и пой!

Страница: 26 из 31

лежа под ним, под Андреем, с возбуждённо торчащим членом — ощущая-чувствуя точно такой же возбуждённый член Андрея, тоже голого, лежащего сверху, никак не мог додуматься-сообразить, ч т о всё это может означать-значить, если сама возможность секса с парнем у трезвого Никиты не рассматривалась и не просматривалась в принципе, по умолчанию, пока Андрей не стал ему рассказывать про события прошедшей ночи, то слово «любовь» для него, для Никиты, наверняка прозвучит сейчас — применительно к ним, двум парням — как что-то из лексики инопланетян... и Андрей, вовремя сориентировавшись — не пугая Никиту словом «любовь» — закончил начатую фразу словом «секс».

 — Мы, Никита, уже в пути — мы уже путешествуем! Но мы только в начале пути... только в начале! Что такое, Никита, секс? Смотри: пролетали столетия, даже тысячелетия, возникали и исчезали города и страны, шли кровопролитные войны, ветер истории сметал с лица земли целые цивилизации, и только секс, Никита, один только секс...

 — Бля, ты как наша Раша, — неожиданно рассмеялся Никита, перебивая Андрея на слове «секс» — не давая Андрею договорить.

 — Какая Раша? — опешил Андрей.

 — Наша литераторша, Раиса Константиновна... как начнёт звиздеть на уроке — хуй остановишь!

 — Ты на что намекаешь? — засмеялся Андрея, с силой двигая бёдрами — сдавливая сладко ноющий член о Никитин пах. — Что я тоже звизжу? Да? Ты это хочешь сказать? Ну-ка, быстро ладони мне на попку... быстро!

 — Нет, ну просто... войны, цивилизации... — Никита, подчиняясь словам Андрея, послушно скользнул руками к Андреевой заднице, и Андрей почувствовал, как ладони Никиты чувственно обхватили его ягодицы. — Это ж понятно... и так понятно! Город разрушили — город построили... или царя, бля, свергли, и — кто-то другой занимает его место. А без секса — как? Секс всегда был — и будет всегда, потому как нужно рождать новых людей...

 — Ага, чтоб они строить новые города — вместе разрушенных, — ехидно проговорил Андрей, не сдерживая улыбку.

 — А что — разве не так? Перестанут рождаться люди — и всё, пипец человечеству, — хмыкнул Никита, уверенный в своей абсолютной правоте. — Ни городов, ни стран... вообще ничего не будет — если секса не будет! Что — не так?

 — Не так. И очень даже не так, — спокойно проговорил Андрей, проводя пальцем по губам Никиты... палец был тот самый, указательный, каким Андрей за несколько минут до этого ласкал Никитин анус, но Никита на это не обратил внимания.

 — Как — «не так»? Не будет секса — не будет людей...

 — Никита, скажи мне... — Андрей хитро прищурился, отчего лицо его приобрело выражение лёгкого, чуть снисходительного лукавства. — Скажи... только честно скажи: ты мастурбируешь? Ну, то есть... дрочишь? Перед сном... или в ванной, когда моешься... или — когда из школы приходишь... делаешь это?

 — Все это делают, — спокойно отозвался Никита, нисколько не смутившись.

 — Правильно, все! И ты — в том числе... а зачем ты это делаешь?

 — Ну, бля... — Никита засмеялся, — зачем... затем, зачем все это делают! Напряжение снимаю...

 — Правильно! А ещё — кайфуешь... или, может, ты снимаешь напряжение без кайфа?

 — Бля, что за вопросы! — в голосе Никиты прозвучало недоумение. — Все это делают — все кайфуют... хуля про это спрашивать! Странные вопросы...

 — Нормальные вопросы! — перебил Никиту Андрей. — Ты дрочишь — ты испытываешь кайф: удовольствие, наслаждение, оргазм... так? Так! И что — это не секс? — Андрей смотрел на Никиту, снисходительно улыбаясь, и вместе с тем во взгляде Андрея была непонятная Никите серьёзность... как будто он, Никита, сдавал экзамен — на аттестат зрелости... или — на право вождения автомобиля.

 — Это... — Никита запнулся, подбирая слова — думая, как точнее Андрею ответить. — Это — не секс, а заменитель секса... это — временно... ну, то есть, вместо секса — пока нет постоянной девчонки... хуля здесь непонятного?

 — Ага, и оргазм, когда ты кончаешь в процессе мастурбации, тоже... не оргазм, а заменитель оргазма — типа вместо оргазма... да?

 — Нет, оргазм настоящий, — Никита засмеялся. — Оргазм — это кайф... был бы оргазм ненастоящим, в дроче не было б никакого смысла... оргазм — настоящий!

 — Получается, что сам процесс — не настоящий, а оргазм настоящий... — проговорил Андрей, не без доли ехидства глядя на Никиту. — Да? Так получается?

 — Ну, так... — ответил Никита, и Андрей уловил в голове Никиты нотки неуверенности.

 — Не так, Никита! — напористо проговорил Андрей, глядя Никите в глаза. — Нельзя, думая о результате, пренебрегать процессом, ведущим к результату. Ну, то есть, можно, конечно... а — зачем? Это, Никита, как в жизни... всегда есть в жизни какая-то цель, но к цели этой нужно идти — к цели всегда ведёт путь, и пренебрегать этим путём глупо, потому что путь этот и есть сама жизнь. Результат — это как вершина, которой ты достиг, и не более того. Допустим, у тебя сейчас цель — закончить школу... но ты ведь, продвигаясь к этой цели — готовясь к экзаменам, не пренебрегаешь всеми прочими тебе приятными радостями жизни! Ты тусуешься с друзьями, ловишь драйв на дискотеках, ходишь по вечерам в спортзал — получаешь удовольствие там... то есть, двигаясь к цели, ты не говоришь себе, что путь к цели — это «не жизнь, а вместо жизни»... так ведь? Любая достигнутая цель теряет свой смысл в качестве стимула движения, и ты ставишь себе новую цель, чтоб снова двигаться — снова жить. То есть, жизнь, Никита... жизнь — это не цель, к которой ты стремишься, а это путь, который ты проходишь, чтобы цели достигнуть. И в этом смысле путь важнее цели, потому как путь к любой цели — это, собственно, и есть жизнь. И так — во всём... цель важна, но цель не подменяет — не заменяет — саму жизнь. Точно так же и в сексе... точно так же! Оргазм — это цель, и не более того; оргазм — это пик кайфа, длящийся считанные мгновения, и говорить или думать, что процесс, ведущий к этой вершине наслаждения, может быть ненастоящим и потому этим процессом можно пренебрегать — это, Никита, глупость... это — непонимание самой сути секса. Смотри: можно, мастурбирую, достичь оргазма через две минуты — быстро и незатейливо... сбросишь ты напряжение? Сбросишь. А можно процесс мастурбации растянуть на полчаса, на час... в результате ты точно так же достигнешь оргазма и, соответственно, сбросишь напряжение, но путь к этой цели уже будет качественно иной: никуда не торопясь — двигаясь к цели в течение получаса или даже часа, ты, вне сомнений, поимеешь куда больше удовольствия-наслаждения!

 — Ну, бля... не знаю, — проговорил Никита, невольно думая над словами Андрея — переваривая услышанное. — Не знаю... хуля ты меня грузишь? Секс — это секс. А дроч — это дроч... дроч — когда секса нет, — проговорил Никита, и Андрей в его голосе не уловил той уверенности, с какой Никита говорил о мастурбации всего несколько минут назад.

 — Дроч, Никита... дроч — это тот же самый секс... не заменитель секса, как ты думаешь, а самый настоящий секс — секс без партнёра... секс, а не способ, как ты считаешь, сбросить напряжение. Но чтоб это понять, нужно пошевелить мозгами — не только руками, а и мозгами. Смотри...

Андрей, проговорив «смотри»,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх