Проснись и пой!

Страница: 29 из 31

с парнем — получая удовольствие и испытывая оргазм, он использует парня в м е с т о девчонки, будь то в армии или в тюрьме, это банальный самообман... это — заблуждение! То есть, думать-придумывать можно что угодно, но в реале, трахаясь с парнем, парень получает удовольствие от траха именно с парнем, а не с девчонкой, которую он якобы этим парнем заменяет... в сексе, Никита, нет «заменителей», а есть удовольствие, есть наслаждение, есть оргазм — есть кайф! — Андрей, глядя Никите в глаза, снова — в который раз! — провёл пальцем по губам Никиты, выражая таким незамысловатым образом свою нежность к лежащему под ним парню из города... да какая, нах, разница, из какого он города! — Мы, Никита, сейчас с тобой лежим, и нам это в кайф... а будет еще приятнее — ещё лучше! И ты для меня — не вместо девчонки... и я для тебя — не вместо девчонки... кайф этот — сам по себе, а не вместо чего-то! Потому и сказал я тебе, что мы с тобой в путешествии, а в путешествии всё должно быть по-настоящему... по-настоящему — без всяких «заменителей»! Только так, Никита... а потому — проснись и пой!

Андрей, наклоняя лицо к лицу Никиты, хотел снова впиться, сладострастно всосаться в Никитины губы, но Никита — неожиданно для Андрея — отвернул голову чуть в сторону, одновременно с этим стремительно вскинутой вверх рукой удерживая Андрея на расстоянии — упёршись ладонью руки Андрею в грудь.

 — Подожди... как это — по-настоящему? По-настоящему — это значит... это, значит, бля, не как голубые, а настоящие голубые — если по-настоящему... мы что — голубые?

 — Блин! — Андрей засмеялся, видя, как в глазах Никиты отразился лёгкий испуг... не страх, не ужас, не смятение, какое может возникнуть у человека, долго-долго себя убеждавшего, что он не голубой, и убедившего себя в этом, и по этой причине возненавидевшего всех голубых без исключения, и вдруг — столкнувшегося с неизбежностью однополого секса... вот где бывает смятение, а во взгляде Никиты, снизу вверх устремлённом на Андрея, был именно испуг, причём, лёгкий испуг, какой возникает порой от чувства непонимания чего-либо. — Никита! Это — тот самый вопрос, на который я пообещал тебе ответить и про который совсем забыл... короче, как совместить чувство настоящего — неподдельного — кайфа с уверенностью, даже убеждённостью, что ты не голубой... да? Ты об этом хотел меня спросить?

 — Ну... об этом, — проговорил Никита, мысленно удивляясь, как точно Андрей может формулировать мысли. — Если кайф настоящий, то это значит...

 — Нет, Никита, это вовсе не значит! — перебивая Никиту, проговорил Андрей, отводя руку Никиты в сторону. — Ты думал до этого и подумал сейчас: как ты можешь испытывать удовольствие, да ещё удовольствие настоящее, если ты не голубой? Тебе кажется, что удовольствие от однополого секса могут испытывать только голубые — одни лишь голубые, и это, Никита, твое третье заблуждение в области секса... сплошные заблуждения! — Андрей, глядя Никите в глаза, рассмеялся. — Что — объяснять? Или будет трахаться?

 — Ну, объясни... если ты такой умный, — отозвался Никита, возвращая ладонь руки на Андрееву ягодицу.

 — Объясняю — в двух словах. А то Игорь, наверное, скоро позвонит, а мы с тобой, как проснулись, ещё ни по разу не перепихнулись... непорядок, Никита!

 — А чего он будет звонить? — в глазах Никиты отразилось недоумение.

 — Ну, он же должен узнать, как себя чувствует младший брат...

 — Хуля, бля, узнавать! Я что — маленький?

 — Судя по степени сексуальной озабоченности, по готовности к сексу и по размеру писюна, ты очень даже не маленький! А поэтому... мало ли что ты мог ночью в пьяном виде натворить! — хмыкнул Андрей. — Ты в общаге вон какой буйный был... может, мы ко мне мы пришли — и ты меня изнасиловал до потери сознания... всякое в жизни бывает! Вот и позвонит Игорь, чтоб узнать, как ты вёл себя, что делал...

 — Бля! Это ты меня изнасиловал... — засмеялся Никита, сдавливая ладонями Андреевы ягодицы.

 — Неправда, Никита! Всё у нас было исключительно добровольно, и даже не просто добровольно, а при полном взаимном желании... это я тебе говорю совершенно ответственно! Так вот: может ли парень, не будучи голубым...

 — Как я... — вставил Никита.

 — Как ты... — эхом повторил Андрей, и в голове Андрея неожиданно мелькнули чьи-то слова: «блажен, кто верует, тепло ему на свете...», но Андрей, мысленно хмыкнув, не стал произносить эти вслух, — так вот: можешь ли ты, не будучи голубым, кайфовать полноценно и самодостаточно не с девчонкой, а с парнем... к примеру, со мной — вот как сейчас, когда ты не пьян, то есть в здравом уме и при полной памяти. Ответ: можешь. Можешь так же, как может это любой другой пацан, или парень, или мужчина... и многие, очень многие, не будучи голубыми, имеют кайф в таком — в однополом — формате, тем самым обогащая свои сексуальный мир... потому что, Никита, у каждого человека свой персональный сексуальный мир. Как нет в мире двух персональных компьютеров с совершенно одинаковой конфигурацией, точно так же нет в мире двух одинаковых людей с абсолютно одинаковыми сексуальными установками. Можно, установив на компьютер операционную систему, никакими программами больше не пользоваться. А можно, установив операционную систему, установить ещё кучу программ, делающих твоё общение с компом куда более глубоким и интересным... согласись, что второй вариант намного интереснее первого! И — точно так же в сексе... человек изначально андрогинен, или бисексуален, то есть от природы предрасположен к сексу как с полом противоположным, так и с полом собственным — это, Никита, на сегодняшний день уже аксиома, и об этом узнать-прочитать ты можешь в любой современной книжке, посвященной сексу... то есть, это, Никита, не вопрос — сегодня знание-понимание этого так же элементарно, как знание о том, что дважды два — четыре. Другое дело, кто, трахаясь в однополом формате, является голубым, а кто, точно так же кайфуя, голубым не является... потому что не каждого, кто трахается с парнем и получает от этого удовольствие, может называться голубым; лишь люди не очень умные по причине отсутствия элементарных знаний в области секса или люди очень лукавые, разъезжающие на джипах, могут говорить и утверждать, что стоит тебе раз перепихнуться, да ещё в роли дающего при сексе анальном или в роли берущего при сексе оральном, и всё — ты уже голубой... отнюдь! Ничего не «всё», потому что «трахаться парню с парнем, получая от этого взаимное удовольствие» и «быть голубым» — вещи, не всегда совпадающие. Парень может имеет такой опыт эпизодически или даже в течение длительного времени, но он не становится от этого голубым — не превращается в голубого...

 — Блин, ну и как узнать, кто голубой, а кто просто... ну, то есть, просто кайфует — как это можно узнать? — произнёс Никита, вопрошающе глядя Андрею в глаза.

 — Про кого узнать — про себя или про другого? — улыбнулся Андрей.

 — Ну, про другого... как узнать, голубой он или нет?

 — В принципе, никак, — отозвался Андрей. — Никак ты этого не узнаешь, если только этот другой сам о себе не заявит, что он голубой.

 — А про себя... как узнать про себя, если, как ты мне сейчас говоришь, голубизну определяет не секс — не однополый секс? Ну, то есть... получается, что я трахаюсь — и при этом я не знаю, голубой я или нет?

 — А сам себя ты сможешь назвать геем лишь в том случае, если ты будешь предпочитать голубые контакты ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх