Пиратка и Наемница: Часть 2

Страница: 1 из 6

Таараши лениво усмехнулась на такую очевидную попытку сохранить лицо. В устах измождённой, раскрасневшейся, залитой густым семенем синдорейки насмешливая похвала прозвучала уж очень вымученно, особенно если учесть, как она буквально умоляла дренейку _до_ случившегося.

Подагра стряхнула сонное оцепенение, поднялась, вытирая чресла полотенцем, и принялась одеваться. Подтягивая широкие удобные штаны массивным поясом, дренейка взглянула на Альрину сверху вниз.

 — Приводи себя в порядок, ты ведь не забыла, что наняла меня для работы? — темнокожая оскалилась, показывая крепкие белые зубы. Похоже, рогатая уже восстановила все свои силы, и была готова к чему угодно, и это несмотря на то, что очертания всё ещё возбуждённого жёсткого члена легко угадывались в промежности тёмных шаровар.

Фыркнув, Альрина озадаченно оглядела себя. Втряли залитую, семенем дренейки, блузку можно было легко вычистить. А штаны на белой ткани которых виделось четкое пятно, и вовсе обескуражили пиратку, и она тяжело вздохнула. — У тебя одежды не будет на меня? Я на корабле всё верну, сама понимаешь, мне в таком виде нельзя не люди выходить, — эльфийка чуть приуныла, пальчиком всё ещё снимая сперму Таараши со своей кожи, при этом внимательно смотря на неё.

 — Если ты не заметила, мы немного отличаемся размерами. — насмешливо протянула Подагра, бросая этой незадачливой соблазнительнице чистую рубаху из белого хлопка. На самой дренейке она просто висела свободно, не стесняя движений, а маленькой синдорейке будет как настоящий халат длиной до колен.

 — Больше ничего подходящего ты не найдёшь. Знаешь ли, у меня обычно после такого не просят одежду. — всё с тем же весельем продолжала наёмница, напяливая через голову почти такую же рубаху. Последние слова прозвучали приглушённо, дренейка дёрнула головой и едва не проткнула ткань рогами. Негромко выругавшись, Таа натянула куртку и начала влезать в доспехи, с ног до головы увешиваясь железом.

 — Спасибо, — облизнув два пальца покрытые спермой, Альрина обрадовано вскочила на ноги, лучезарной улыбкой одаряя дренейку. После оргазма, возбуждение ушло куда-то далеко, и больше будоражило её, не рисовало эротические картины в сознании капитана, поэтому эльфийка тутже принялась за дело. А именно за переодевание. Ей было неважно, как она будет смотреться в такой рубашке, благо она была длинной, и не грязной, а если кто-то посмеяться попробует, она его потом найдет. Тонкие пальчики, с красными, длинными ноготками забегали по тугой шнуровке багряной жилетки, один за одним развязывая крепкие узелки, причем делая это с такой скоростью и грациозностью, которой мог похвастаться, только хороший иллюзионист. Как только последняя пара узлом была ослаблена, послышался шумный вдох.

Похоже жилетка хорошо пережимала ей грудь, впрочем от этого была в основном только польза. Отложив в сторону изделие из кожи, Альрина стянула через голову и рубашку, вытирая ей небольшие влажные разводы на коже. Упругие груди радостно подпрыгнули, глядя маленькими, коричневыми сосочками в сторону дренейки, на плоском животике поигрывали две продолговатые полоски пресса, а смуглая кожа поблескивала под лучами солнца пробивающимся сквозь окно. Следом её тело покинул ремень, на котором виделись несколько маленьких мешочков, и кобура для пистоля. Потом, нагнувшись она по очереди вышагнула из длинных сапог. А за ними сняла штанишки, представив взгляду дренейки две упругие, мясистые ягодицы, поигрывая которыми она стала слаживать испорченную одежду в стопку. После взяв предложенную ей рубаху, и надев на себя, стала застегивать, — Черт, а она мне и вправду велика, — эльфийку смущала даже не длина рубашки, а то, что в рукавах прятались её ручки, а висела она на ней как гоблинский парашют на испытателе, но выбора не было, — И что значит не просят одежду? — наконец спросила она, с легким раздражением в голосе, закатывая рукава, и затягивая на бедрах пояс, а на грудь, одела жилет, чтобы хоть как-то облагородить свой наряд.

 — Наверное, им не так кружит голову и они догадываются предварительно раздеться. — хмыкнула Таараши, оценив миниатюрную, но прекрасно сложенную эльфку и оставшись более, чем довольной увиденным. С некоторым трудом Подагра стала думать о предстоящей работе, выбросив из головы то, что рисовала ей бурная, неистощимая фантазия.

 — Выглядишь почти пристойно. — дренейка снова оскалилась, когда рыжая закончила переодеваться. Сама наёмница уже сидела на кровати в полной боевой готовности, проверяя узлы и застёжки вещмешка. Поднявшись, рогатая несколько раз подпрыгнула. С потолка посыпалась штукатурка, а этажом ниже послышался сдавленный вскрик. Похоже, кто-то решил, что на него падает небо.

Подагра поправила перевязь с ножнами, смахнула с зерцала доспеха невидимую пылинку и выпрямилась.

 — Ну, пойдём? Веди к своему кораблю.

Альрина вдавила голову в плечи, один глаз зажмурив, когда потолок зашатался от прыжков рогатой, — Имп, не делай больше так! Потом не сдадут же! — с уже выраженным раздражением вскрикнула. Недовольно посмотрев дренейке в глаза, пусть в латах она и выглядела защищенной и даже устрашающе грозной, но это не остановило бы Альрину от того, чтобы дать ей затрещину, но пока она этого сделать не могла, вдруг рогатая обидится и не согласится работать на неё, да и... «Нет! Не буду думать об этом!» твердо заявила сама себе эльфийка, приглаживая рубашку. Удостоившись, что та сидит на ней вполне прилично, снова натянула свои сапожки, и махнув дренейке рукой вышла из комнаты первой, бросив гоблину ключ, — На, ключ сдай Никсразу, скажи что я буду через две недели, чтобы не сдавал кому попало. — деловито отдав указания, оглядкой убедилась, что дренейка следует за ней, и неторопливым шагом, оглядываясь по сторонам, чтобы понять никто ли не смотрит на её наряд, вышла из таверны. Благо высоченная дренейка, да ещё и разодетая как паладин перед второй войной, привлекала к себе больше взглядов, чем идущая рядом с ней, на несколько голов ниже эльфийка.

Солнце приятно припекало, нагревая кожу под тканью платья, да и ветра не было, потом уАльрина не боялась, что, то внезапно задерется и продемонстрирует её естественную красоту. Корабль стоял у одного из причалов, к которому и подвела она Таараши, — Только по кораблю ходи осторожно, не хватало, чтобы ты мне его обрушила, — резко развернувшись к дренейке, прикоснулась к её нагруднику, и тут же отдернула руку, метал весьма хорошо прогрелся, и эльфийке оставлялось лишь удивляться выбору одежды этой темнокожей чудачки. Два охранника Хоб-гоблина стояли на входе в трюм, и завидев капитана синхронно расступились, давая ей с дренейкой возможность войти. Спустившись по дощатой лестнице, Альрина свернула на право, миновав мортиры и пару дверей за которыми хранился провиант и её вещи. Открыв дверь своей каюты, на которой был вырезан герб Луносвета, непонятная дань её прошлому, она впустила в неё дренейку и вошла сама. Тут уже было где разгуляться, панорамное окно полностью освещало комнату, в которой стояло несколько шкафов, большой стол, пара мягких кресел, огмроная кровать с балдахином, а в углу небрежно была насыпана горка монет на сумму около двух тысяч золотых, к которой и направилась эльфийка, подозвав к семе дренейку мановением руки, — Можешь брать свой аванс, — упала в кресло, стоящее рядом, и уставилась на Таааши в ожидании.

Дренейка чувствовала себя немного неуютно. Нет, _очень_ неуютно. Дело в том, что Таа не любила корабли. Мысль о том, чтобы плавать по морю на утлых деревянных скорлупках, когда под ногами бездонная пучина... это слегка выводило Подагру из равновесия. К тому же у неё иногда начиналась морская болезнь. Впрочем, этот корабль, кажется, никуда пока не отплывал, и это прибавило наёмнице душевного равновесия. Поудобнее усевшись на стуле, который скрипнул под ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх