Пиратка и Наемница: Часть 2

Страница: 5 из 6

такими хрупкими рёбра, когда Подагра начала давить свою жертву. На этот раз облегчение пришло только тогда, когда от недостатка воздуха рыжая могла потерять сознание.

 — Следующий вопрос. — отчетливо прозвучал голос Подагры. — И постарайся отвечать честно и подробно. Иначе третьего вопроса может и не быть. Зачем ты хотела меня обездвижить?

Сильная боль, так жестоко давящая на неё снаружи, соприкасалась с волнением, волнением за её жизнь и красоту. И два этих чувства боролись между собой, на короткие секунды, даруя покой чувствам девушки. Но новый вопрос заставил вновь собраться с силами и зашевелится язык, за пухлыми губами. — Ты... ты сказала, что этого больше не повторится. И право, врятли бы согласилась провести со мной ночь. Поэтому... я... решила парализовать тебя, раздеть и связать, чтобы изнасиловать. Я хотела даровать тебе новую грань наслаждения, и отомстить... за то... что ты хотела меня отвергнуть... — наконец закончив монолог, эльфийка закрыла глаза, она была готова к смерти. И уже почти ощущала как холодная сталь врезается в её кожу, и сладкое забвение окутывает её.

Какое-то время дренейка молчала, пытаясь понять, врёт ли её пленница, или говорит правду. Конечно, Таараши не умела распознавать ложь или истину, как паладины, но было похоже, что ненормальная эльфийка говорит искренне. Воительница хрипло рассмеялась, качая рогатой башкой:

 — Да ты просто чокнулась, морячка. Последние мозги на своём корабле растеряла. Знаешь, мне следует тебя прикончить, но у меня есть идея получше.

Кинжал исчез. Таараши вытерла его о штаны и спрятала обратно в ножны.

 — Значит, хотела меня изнасиловать, да? — протянула наёмница, всё ещё не слезая с ушастой. Но дышать Альрине стало легче, дренейка, кажется, чуть приподнялась. А в следующее мгновение обе руки эльфийки оказались весьма болезненно выкручены за спину. Таараши удерживала их за локти одной рукой, второй расстёгивая широкий ремень на собственных штанах. Кожаная полоса обхватила стянутые вместе локти девушки, намертво фиксируя их в унизительно неудобном положении, и только тогда дренейка наконец слезла с рыжей.

 — В таком случае, ты получишь то, чего хотела, но не так, как хотела. Я вижу в этом некоторую сладкую иронию. — протянула рогатая, переворачивая Альрину на спину и нависая над эльфийкой как скала.

Альрина было попробовала пошевелить руками, но почувстовала, что ремень был достаточно крепко завязан на них, чтобы позволить ей хоть как-то изменить положение оных. Дискомфорт был достаточно сильным, но это была не смерть, хотя судя по реплике брошенной в её адрес, она не совсем понимала, хорошо это или плохо. Зеленые зрачки сузились глядя на громадную дренейку, которая сейчас могла сравнится для Альрины с могучим великаном. Или может это страх, так увеличивал все в её глазах. Кто его знает. Губы девушки вновь зашевелились, — Что ты собираешься делать?

 — Исполнить твоё желание. — неприятно ухмыльнулась дренейка. Она вновь придавила Альрину к земле, умело расстёгивая жилет и рубаху ушастой, обнажая полные, упругие груди. Сильные, ловкие пальцы тут же накрыли изящные полушария, стискивая их, терзая, поглаживая и щипая чувствительные соски. В бедро ушастой упёрлось что-то очень твёрдое и горячее — это огромный член дренейки до предела натянул просторные штаны, которые теперь выпирали спереди как шатёр.

Эльфийка не смогла сдержать того сладкого стона, который последовал касанием, бросившихся терзать её грудь, дренейских пальцев. Она почувствовала возбуждение, вновь, как и прежде бушующее в её теле, берущее своё начало у сдвинутых бедер. Соски эльфийки снова набухли, давая возможность крупным пальцам, ласкать их ещё больше. Она ощутила как что-то протерлось о её штаны, но даже через два слоя ткани, она чувствовала пульсацию приливающей к головке члена крови. В этот же момент, она интуитивно поняла замысел дренейки. Рогатая решила поменять их ролями, только теперь, эльфийка в её полной власти, и могучая дренейка может делать с ней все что пожелает. От таких мыслей, возбуждение нахлынуло на неё новой волной, вызвав привычную дрожь в кончиках пальцев, — Тогда ты можешь делать со мной и моим телом, все, что захочешь, — из этой фразы, казалось, что эльфийка сама жаждала быть изнасилованной. Хотя глупо было не понять что это так и есть.

За это жаркое, страстное признание Подагра наградила пленницу сильной и обидно-болезненной пощёчиной, обжигая ударом ладони левую щёку девушки и едва не сломав ей челюсть.

 — Мне не нужно твоё разрешение. — отрезала темнокожая, сдавливая второй рукой нежную грудь. Стальные пальцы глубоко впились в чувствительную плоть, оставляя багровые синяки. Потом руки наёмницы скользнули ниже, расправляясь с поясом ушастой, стягивая облегающие чёрные брюки с длинных и стройных ног. Таа отшвырнула штаны и сапоги эльфийки в сторону, перевернула девушку — даже, скорее, девчонку, такой маленькой казалась связанная пиратка — лицом вниз, и уложила её животом на жёсткое колено. Примерилась и с силой хлестнула ладонью по оттопыренным ягодицам. В этом ударе совсем не было страстной нежности, только обидная боль наказания и муки. За первым последовали второй и третий, такие же мощные, сотрясающие хрупкое тело эльфки.

Эльфийка вновь вскрикнула. Сильный удар доставил ей не только боль и красный след на щеке, но ещё и недюжинное удовольствие от своего падения. — Прости... простите... — теперь эльфийка приказала себе обращаться к наемнице никак иначе, чем на Вы. И с болезненным прикосновением руки Таараши, эльфийка вновь утонула в своих стонах, граничащих между дикой болью и наслаждением. На обнаженной киски четко виднелся блеск, заполнившей своим ароматом пространство между девушками, любовной смазки сочащейся из лона. На лобке девушки не было видно ни одной волосинки, и даже было не понятно, так она хорошо следит за собой, или такой осталась с детства. Колено давило на упругий живот, вызывая в сопротивлении мышц, легкий дискомфорт, который сменил дискомфорт от связанных за спиною рук, давно ушедший в небытие. — Ааа! — вновь закричала Альрина. Удары наносимые Таараши были не только сильны, но и действительно унизительны. Рыжая вспомнила, как сам порола у себя на коленях куртизанок. А сейчас, гордая пиратка, лежит обнаженной и связанной на коленях наемницы, и жаждит быть в её власти. Альрина не узнавала сама себя, что-то слишком переменилось в ней с момента встречи этой темнокожей инопланетянки. Но ей это дико нравилось, то возбуждение которое сейчас разгоралось в ней, было несравнимо ни с чем ранее. Поэтому она лишь свесила голову, вскрикивая и вздрагивая от очередного удара, набивающего красный след на ягодицах и обжигающий их подобна раскаленному железу.

Ладони наёмницы по жёсткости мало уступали камню. Уже после десятка ударов нежная кожа покраснела, а местами и побагровела, обещая наутро расцвести разноцветными синяками. Потом экзекуция прекратилась, но, похоже, ненадолго — ушастая оказалась в ещё более унизительной позе — лицом в траве, с совершенно непристойно оттопыренным кверху задом. Позади неё послышались звуки возни с одеждой, а затем Подагра опустилась рядом с эльфийкой, с наслаждением вздохнув, когда огромный возбуждённый член высвободился из плена ткани. Горячая, скользкая от смазки головка загуляла по исхлестанным ягодицам рыжей красотки, покрывая густой влагой болезненно чувствительную, пылающую от наказания плоть. Таа удовлетворённо заурчала, чувствуя, как горит нежная кожа под её массивным, подрагивающим органом. Широкая головка скользнула в узкую ложбинку меж упругих ягодиц, уткнулась в узкое, нежное колечко ануса.

После такой эстафеты шлепков ягодицы эльфийки практически онемели. Только их жар и всеобщее жжение, подавали знак того, что кожа на них не отмерла. Приняв новую позу, и слыша лязг доспехов, лишь пыталась ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх