Единорог

Страница: 1 из 2

Это был единорог. Прекрасный зверь, воплощение благородства, доброты, чести и породы — статный жеребец.

Он стоял на лугу, окруженному стеной высокой горькой степной травы. От каждого порыва ветра по степи пробегали волны. Сдесь

росли маки. Их красные цветущие головки небольшими группами виднелись тут и там.

Белый конь перебирал статными ногами, гарцевал и любовался собой: его изумрудные глаза поглядывали то на меня, то на

мощный круп, на копыта; единорог, опустив голову, замирал с любопытством разглядывая ясными и добрыми очами.

Я в благоговеянии опустилась на колени, счастливо улыбаясь. От прилива чувст глаза увлажнились. В груди разростался цветок

счастья, все тело охватил жар и чувство неземной легкости. Единорог взвился на дыбы и в два грациозных прыжка подскачил

ближе ко мне. Отсюда стало видно, что шерсть жеребца сильно светло-бежевого цвета, почти белая. Его жаркиое дыхание похнуло

в мое лицо, когда морда этого светлейшего создания нависла сверху.

Солнце ярко светило между тонкими ушками единорога. Его морда была черной и бархатные губы нежно дотронулись до моего лица.

От коня пахло кожей, прогретой солнцем, степными травами и тонким ароматом неповторимого лошадиного пота.

Мою душу заполнило благоговеяние, сердце забилось чаще и дыхание участилось.

Захотелось поклонится Божьему Творению. Я, со слезами счастья на глазах, склонилась перед единорогом, и приложилась губами к

его копыту. Губы почувствовали тепло и шероховатость. Жеребец замер. Я поцеловала выше: вблизи сустава, дотронулась

рукой, погладила. Вокруг копыт росла длинная шерсть, как грива. Я погрузила пальцы в эти локоны: они были словно струящиеся

шелк. Недолго наслаждаясь нежностью его шерсти, я разогнулась и погладила мускулистую ногу. Единорог склонил голову и

с любопытством обнюхивал мои волосы и шею — было щекотно и я смеялась. Потом поднялась на ноги. Мое обнаженное тело оказалось

так близко к жеребцу, что я чувствовала тепло его тела. Возникло неопредолимое желание обнять коня, и я с трепетанием сердца

вначале робко обняла зверя за шею, постояв немного, сжала объятия крепче: кожа горела от внутреннего жара Волшебного жеребца.

Юное тело ощущало каменную твердость его мышц, казалось, что единорог состоит из бесконечного множества маленьких

тугонатянутых металлических струн. Мои губы беспрерывно шептали о нем: о его красоте, благородстве; я говорила что он

милый и сильный. Меня трясло от восхищения жеребцом. Единорог повернул голову и прислонился щекой к моей спине пониже шеи,

будь-то бы обнимая. Глубоко вздохнул. Я вжалась лицом в его могучую шею, грива ниспадала с этой стороны и пряди чистого

шелка щекотали мне щеки. Покрывая шею поцелуями, я выражала искрению любовь и восхищение.

Единорог переступил с ноги на ногу, и я разжала объятия. Он поднял голову и посмотрел на меня. Чистый изумруд: глубокого,

сочного и яркого цвета глаза — в них плескались нежность и удивительный ум. Внутри меня все затрепетало от его

пронизывающего взора. Это был взгляд настоящего самца, под ним хотелось отдастся ему. Я положила руку на плечо коня, и медленно сделала несколько шагов в сторону, не отрывая руки от неукротимого тела жеребца. Остановилась. Рука лежала на крутом и сильном бедре зверя. Единорог переступил задними ногами и я почувствовала, как под кожей у жеребца словно перекатываются валуны. Конь оглянулся, в его взгляде читалось одобрение и поощрение. Мое сердце сильно стучало в груди, а волнение от происходящего, и того что скоро произойдет, причудливо мешивалось с легкостью в мышцах, экстазом счастья и восхищения. Мысли переливались вокруг сокровища жеребца — его впечатляющих семенниках и сладкого члена.

Я зашла сзади единорога, рука продолжала лежать на его твердом бедре, а вторая легла на основание хвоста. Единорог махнул

хвостом, потом напряг и отвел в сторону, что бы мне не мешал. Я прервала созерцание его яиц и посмотрела в глаза, обернувшемуся жеребцу: в его чудесных зеленых глазах читалось вожделение и нетерпение; его взгляд словно говорил: «Ну же! Поторопись, я горю от семени, переполняющей мои чресла...»

И я опустила правую руку от хвоста ниже, к его анусу, окаймленному черной кожей — погрузила свои пальчики, и опустилась на колени. Приложилась ртом к участку между анусом и яйцами жеребца. Я начала нежно вылизывать у него в этой области, при этом

двигая пальцами, раздвигая сфинктер. Конь страстно заржал и притопнул передними ногами, потом переступил с ноги на ноги.

Снова громко заржал. Я лизала кожу то приближаясь к анусу, то к яйцам. Левой рукой отпустила бедро и обняла пальцами эти твердые семенники в плотной черной коже. Сжала ладонь и почувствовала как его яйца скользят в мошонке. В щепоти пальцев осталась только складка кожи и стала растирать между подушечками фаланг. Правой рукой я взяла его мошонку и начала страстно массировать вместилища спермы, а языком лизнула кожу вокруг сфинктера, снова. И еще несколько раз, потом стала вылизывать анус —

там была гладкая кожа. Мой язык вошел в его преддверие прямой кишки: заработал вперед — назад. Единорог тяжело дышал. У него

несколько раз дернулась нога, хвост яростно рассекал воздух над моей головой, а я увлеченно лизала сфинктер жеребца и тискала

его мошонку, от чего тот был в экстазе. Потом, оставив анус, я переместилась ниже — к его желанным семенникам. Замерла на

минутку. Перед глазами была черная матовая кожа мошонки: я видела складочки и единичные волоски, на губах размазана моя слюна, нос вдыхает запах возбуждения, словно рядом накапала сперма, губы горячие. Меня тянет приложится к его яйцам. Они манят сладостью кожи, приятным контактом губ и мошонки... Целую.

Губы расходятся в стороны, язык кончиком косается, надавливаю на шов мошонки, веду язык вверх, потом вниз. Я медленно, наслаждаясь каждым мгновением, каждой секундой контакта, вылизываю яйца жеребцу. Он довольно хрипит, переступает ногами. Ладони обхватили семенники, прижали друг к другу. Его кожа горяча и увлажнена потом. Я прихватываю зубами складку кожи, чуть оттягиваю, расслабляя хватку зубов и складка стягивается обратно, скользя вдоль вытянутых и сжатых губ. Потом я снова лижу мошонку, но теперь овальный бок семенника. Язык скользит по крутому боку, перетекает на второй семенник: вверх — вниз скользит язык. Руки протягиваю вперед и нащупываю висящий член.

Подползаю под него, выгибаю голову, продолжаю лизать мошонку, перехожу к основанию члена. Тут пенис жеребца имеет широкое

утолщение, много складок препуция и вспухшие вены. Языком и губами ласкаю все это, придерживая его великолепный член.

Мое тело дрожит от похотливого возбуждения, влагалище мокрое от смазки, руки немного трясутся, голова кружится, а в мышцах

рук и ног легкость настолько усилилась, что я их почти не чувствую, при этом в спине, пояснице и вокруг вагины разливается

ощущение сладкой неги: я прогибаюсь, ноги расставляю шире, голова запрокидывается, губами вжимаюсь в основание члена, стону

от удовольствия и начинаю дрочить его фаллос из неудобного положения: спиной повернута к его хвосту, задираю голову вверх,

а руки вытянуты вперед и вниз — обхватив вялый, но уже плотный, налитый похотливой кровью член. В руках горячий нежный

пенис медленно утолщается и удлиняется. Губы сжимают и целуют кожу фаллоса, я переношу оральные ласки вдоль ствола пениса.

Меняется пигментация кожи: у основания — черная, ближе к середине резко светлеет до светло-серого цвета, который разбивается

на отдельные пятна, которые ближе к головке сливаются с розовой кожей. Языком веду вдоль члена, чувствую все вены и бугорки.

Отстраняюсь и встаю иначе: встаю на колени, лицом к его паху, спиной к голове. Моему взору предстает красота — ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх