Путевка в Трускавец. Часть 1

  1. Путевка в Трускавец. Часть 1
  2. Путевка в Трускавец. Часть 2

Страница: 1 из 2

Все нижеописанное происходило в момент заката застоя в СССР, когда народ еще не успел вкусить так называемой свободы и гласности, а в магазинах на полках свободно стояли только банки с громадными огурцами, пакетики с лавровым листом, да пачки с грузинским чаем. Путевки и дефицитные товары распределялись завкомом, остальное же приходилось искать в комиссионках или на черном рынке за бешеные деньги, секса же, как известно, не было вообще.

Вера приехала в Трускавец по путевке, отправив на это время мужа с пятилетним сыном отдыхать «дикарями» на Черное море. Поначалу ничто не предвещало грозы. Мужа она любила, секс у них был регулярно, когда она сама того хотела, муж всегда подстраивался под нее, поэтому никаких планов, иногда вынашиваемых женщинами при поездке на курорт у нее не было, да и быть не могло. Она считала, что искать от добра добро — только время терять, да еще и рискованно, того и гляди, лишишься всего, что удалось достигнуть на текущий момент. По профессии Вера — инженер-физик, и ее аналитический мозг позволял сразу определить, чего ожидать от того или иного субъекта, потому она не опасалась поспасть на удочку любителей «половить рыбку» на стороне.

Санаторий располагался в курортном парке, что было хорошо с точки зрения доступности бюветов с минеральной водой, до них можно было идти, гуляя по его аллеям. Верхний бювет располагался немного ближе, чем центральный. Размещение в санатории было обычным: блок из двух одноместных комнат с тамбуром, куда выходили двери туалета с умывальником и душа, опять-таки с умывальником. В номере — шкаф, кровать и стол с двумя стульями. В общем, тоже ничего особенного.

Разложив вещи, и приняв душ с дороги, она простирнула белье, повесила его сушиться на лоджии, которая была одна на блок, и отправилась в центр города, до которого было километра полтора, на разведку, мимо центрального бювета.

В Трускавце она была впервые, раньше ездила обычно в Ессентуки, и городок ей понравился своей архитектурой и обилием зелени. Впрочем, неудивительно: стояла ранняя осень, и деревья еще не успели поменять окраску, хотя легкий багрянец уже наблюдался. Магазинов было немного, из увеселений предлагались ресторан и несколько кафешек, ни дискотек, ни иных развлечений она не заметила.

«Одной будет, пожалуй, скучно», — подумала она и впервые пожалела, что с ней нет мужа. Впрочем, ребенка все равно девать было некуда, мама ни за что не хотела оставаться с внуком одна, боясь ответственности, а свекровь на этот раз тоже отказалась. Опять же, и путевку достать было непросто, так что «муж рядом» — это было из разряда фантазий.

Вечером того же дня она познакомилась со своей соседкой по блоку, сорокасемилетней учительницей из Сыктывкара Ниной Егоровной, и спросила, где тут можно погладить белье. Получив ответ, что здесь, на этаже, есть бытовка с утюгом и гладильной доской, Вера захватила уже высохшие трусы с лифчиком и комбинашкой, а также спортивный костюм, который слежался и помялся в чемодане, и вышла из номера. Она быстро нашла бытовку в конце коридора, где какая-то женщина уже доглаживала белье, и немного подождав, завладела утюгом. Когда она уже заканчивала, в бытовку с пакетом подмышкой вошел молодой, спортивного телосложения парень лет тридцати — тридцати пяти, по лицу вылитый итальянец, как их показывают в кино. Такой тип мужчин привлекал Веру и она на мгновение задержала на нем взгляд, после чего продолжила свою работу.

 — Виктор, — услышала она приятный низкий голос.

 — Что, простите? — она подняла голову и увидела, что «итальянец» не отрываясь, смотрит на нее.

 — Меня зовут Виктор, а вас как? — все так же пристально глядя на нее, представился вошедший.

 — Вера.

 — А вы давно тут?

 — Только что приехала.

 — Ну надо же? — обрадовался молодой человек, — И я тоже первый день. Это судьба!

 — Что вы имеете в виду? — как можно холоднее сказала Вера. Она вовсе не была в восторге от возможных приставаний. Больше всего она ценила душевный комфорт и не собиралась заводить ненужных знакомств.

 — Только то, что это явный знак: нам не придется искать себе кого-то другого.

 — Вот еще, — фыркнула Вера, — я и не собираюсь искать кого бы то ни было, у меня и так все есть.

 — Муж?

 — И сын.

 — Ну так и я женат, и дети есть. Это ведь только к лучшему, меньше шансов подцепить чего не надо, да и никаких взаимных обязательств.

 — Вы со всеми так откровенны? — усмехнулась Вера, собирая выглаженное белье и проходя мимо нахального молодого человека.

 — А что тут такого, это же обычное дело. Да и для здоровья полезно, — последнее он почти выкрикнул ей в спину, но Вера его уже не слушала, хотя какие-то струны он в ней задел, пожалуй. Прежде всего, внешность и... она затруднялась с определением, но все же, наверное, сексапильность. Он заметно отличался от ее мужа, которого она очень любила, и который был хорошим человеком, но рациональным и без этого блеска в глазах. И потом, голос... Голос у Виктора был такого тембра, что завораживал ее и вызывал в теле слабость и дрожь. Именно поэтому она постаралась как можно скорее выбросить его из головы и решила избегать дальнейших встреч.

***

Следующий день прошел суматошно, посещение врачей, назначение процедур, в общем, сплошная рутина с небольшим перерывом на обед, проходивший в довольно-таки неплохой столовой. Там она опять увидела Виктора, развлекавшего разговором свою соседку по столу, блондинку лет тридцати. Видимо, он шутил, поскольку блондинка охотно хохотала над его репликами. То ли нечаянно, то ли намеренно, он ни разу не взглянул в ее сторону, что оставило неприятный осадок. «Ну, вот и хорошо, — подумала она, — меньше проблем». Но какой-то червячок в душе все же завелся. Почему он выбрал эту блондинку? Что в ней такого? Быстро поев, она опять пустилась по врачам.

На следующий день по пути к бювету, она уже не вспоминала об этой встрече, наслаждаясь прогулкой по парку, чистым воздухом, пением птиц и ласковыми лучами солнца, пробившего такую частую тут в это время года облачность. Уже подходя к бювету, она услышала в кустах треск, и из них прямо перед ней вывалился тот самый молодой человек, протягивая розу со словами:

 — Нежнейшей женщине нежнейший цветок! — и картинно опустился на одно колено. Вера не слишком любила именно розы, но сам знак внимания был приятен, несмотря на некоторое нахальство при его выражении. Она приняла розу, после чего было бы совсем уж неприлично не поддержать разговор, который он тут же завел:

 — А ты откуда? — Веру слегка покоробил этот внезапный переход на ты, и она ответила сдержанно:

 — Из-под Челябинска, но мы с вами на брудершафт не пили.

 — О, не вопрос, прямо сейчас и выпьем. Пойдем, у меня в комнате есть.

 — Я не пью с незнакомыми мужчинами.

 — Так давай знакомиться! Как зовут друг друга, мы уже знаем, где живем, сейчас выясним, а если есть еще какие-то вопросы, давай, говори.

 — Да кто вам сказал, что я вообще хочу с вами разговаривать? — уже начиная сердиться, спросила Вера.

 — Ну, это же по глазам видно!

 — Знаете, вы мне совсем не нравитесь, — слегка покривила душой она и продолжила, — так что давайте сразу договоримся: я — героиня не вашего романа, поищите кого-нибудь другого

 — Да что ты говоришь? А вот мне ты сразу понравилась, и другая не нужна.

 — Ну как знаете, от меня вы все равно ничего не добьетесь, зря потратите время, — сказала она и вошла в бювет.

 — Это мы еще посмотрим, — негромко прокомментировал он и удалился, независимо насвистывая.

***

С ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх