Шоковая стихия

Страница: 2 из 3

Когда она ловким движением заломила вторую руку за спину, разум вопреки желанию восстал против полного подчинения, он резко дернулся, намереваясь вырваться и перехватить инициативу в свои руки. Желание схватить эту яркую стерву за шею, сорвать с нее платье и продемонстрировать ей свою, мужскую власть стало острым до невозможности. Но... он опоздал. Второй браслет железной хваткой сжал его запястье, причиняя почти невыносимую боль. Он дернулся всем телом, намереваясь сорвать оковы, от чего сталь только плотнее впилась в кожу, и все поплыло перед его глазами.

 — Сука... — отчаянно выдохнул он. Их взгляды пересеклись. Энджел наслаждалась своей властью, ее красивые зеленые глаза потемнели от возбуждения, грудь часто вздымалась под тонкой тканью платья.

 — Запомни... — хриплым от страсти голосом выдохнула она, ударив его по щеке. — Ко мне ты будешь обращаться только так... Выбирай: Богиня... Повелительница... или Госпожа. За малейшее обращение не по правилам ты получишь 5 ударов плетью. За любое оскорбление или неповиновение — 10. Тебе все понятно?

 — Сучка... Тебе лечиться надо... — выдохнул он — Давай, чего медлишь? Можешь забить меня до полусмерти, но другого обращения не услышишь!

Энджел осталась невозмутима. Она неспеша приблизилась к креслу, расчехлила непонятный пока прибор, щелкнула пару кнопок и обернулась.

 — Плетка будет чуть позже. Я сделаю по-другому. — она резко вскинула руку, и в ту же минуту луч яркого света ударил ему в глаза, заставив вздрогнуть от неожиданности. «Фонарик всего лишь», — с облегчением пронеслось в голове. Он не знал, как жестоко ошибался. Девушка подошла еще ближе, подняла ножку и провела пальчиками по его груди. Волна удовольствия прокатилась по позвоночнику, сладкая боль аукнулась в пятках, лишая рассудка... слепящий луч света погас, теперь она просто держала фонарик на расстоянии пары сантиметров от лица, иногда нежно касаясь кожи скул и шеи, опускаясь к груди, от чего его мышцы непроизвольно сжимались в предвкушении удовольствия.

 — Я не знаю точно, какая сила тока... — нежно проворковала она. Темные пятна от яркого света все еще плясали перед его глазами, он не мог видеть ее глаз. — Говорят, это очень больно... если удержишь пару секунд, боль просто адская... а если больше — это уже болевой шок... — в следующий момент оглушительный треск, сопровождающийся яркой вспышкой, разорвал тишину. Он дернулся всем телом, осознав, что это электрошокер. Она играла с ним, нажимая кнопку включения но не касаясь его кожи.

 — Тебя просто согнет от боли. И никакая плетка с этим не сравнится. Всегда хотела испытать его в действии. Может, сейчас? Что скажешь?

От ее спокойной, но безжалостной интонации его прошиб озноб, впервые за вечер стало страшно по-настоящему. Когда-то он видел эту штуку в действии, и при воспоминании об этом все словно оборвалось у него внутри.

 — Нет... Я прошу тебя... — он не узнал своего голоса. Только сейчас ему было наплевать на собственное унижение. — Богиня... только не так... умоляю...

 — Тише... ну не надо так переживать, — в ее бархатном голосе послышалась издевка. — Один удар вместо 10... Ты еще поблагодаришь меня за оказанную тебе милость.

 — Нет!... я сделаю все, что ты захочешь. Только убери его... прошу тебя... — он даже не осознавал что именно говорил, от внезапного ужаса его начала бить крупная дрожь. Энджел нагнулась и нежно коснулась губами его губ.

 — Я хочу увидеть твои слезы. Прямо сейчас. Тогда я пощажу тебя. — он застонал от отчаяния. Сломает, понял с ужасающей ясностью. Лучше сдаться, лучше... Новый разряд в миллиметре от его скулы заставил закричать, прежде чем он понял что его так и не ударили снова...

 — Когда я испытала его на бумаге, — нежно произнесла Энджел, — на ней остался след. Как от степлера... пробило насквозь... — ее ручка с электрошокером поглаживающим движением спустилась к его груди, острие коснулось его сосков — у меня появилась одна интересная мысль... Что если сделать тебе пирсинг прямо здесь? Я тебе даже подарю сережки с бриллиантами. Будешь носить в знак того что принадлежишь мне. Два удара... И все!

Его трясло. Рассудок отказывался воспринимать действительность.

 — Такие красивые глаза... когда же они заблестят от слез? Как долго мне ждать?

Желание боролось со здравым смыслом, умом он понимал, что стоит лишь сделать все как она хочет, и он испытает самое острое удовольствие в своей жизни. Для этого нужно только самую малость... просто перешагнуть через себя, разрушить этот барьер на какое-то время и утонуть в цунами последующего экстаза. Он боялся признаться самому себе что его сильно возбуждает эта игра и удерживает только страх боли.

 — Мне надоело. Я не умею долго быть мягкой. — Энджел с сожалением вздохнула. В ее взгляде промелькнули одновременно решимость и сочувствие. — Ты заплачешь, поверь моему слову. 10 ударов плетью для начала... А электрошок... сколько же раз? А это смотря на каком ударе плети я увижу твои слезы. — она поднялась и неспеша направилась к дивану.

Что-то щелкнуло у него в душе, переворачивая мир с ног на голову. Он даже не осознал в какой момент это случилось. Спазм сжал его горло, плечи затряслись, и приступ рыданий согнул его пополам. Только он даже не успел ощутить вкус отчаяния в полной мере, потому что вместе со слезами пришла сладкая истома. Прекращать которую было выше его сил.

Энджел замерла, обернувшись на его слабый стон. Ее глаза расширились, дыхание стало прерывистым, пальцы разжались, выронив плеть без малейшего сожаления. Еще не веря своей безоговорочной победе, она зажгла фонарик, направив его в глаза своей жертве. Бриллианты чужих слез блеснули в ярком луче света, и сладострастная улыбка изогнула ее красивые губы когда он резко дернулся, пытаясь скрыться от ее взгляда.

 — Достаточно... — хрипло произнесла она. — Вставай с колен. Достаточно.

Он никак не отреагировал на его слова, словно замкнувшись в своем мире где боль и удовольствие шли рука об руку.

 — Мне повторить? — щелчок электрического разряда вновь привел его в чувство на какой-то миг. С трудом он встал, ощутив резкую боль в скованных за спиной руках — в порыве эмоций он так сильно напрягал запястья, что металл стер кожу почти до крови. Слезы все еще бежали из его глаз, когда он опустился в кресло. Желание стало нестерпимым. Ее глаза тоже потемнели от страсти, когда она приблизилась. В следующий момент ее губы легко, словно перышко, прикоснулись к его щеке, осушивая слезы. Он заметил, что ее глаза стали почти черными от желания. Пальчики Энджел неспеша расстегнули пуговки на платье, ладони прошлись по груди и едва уловимая судорога пробежала по красивому телу. Он замер. Прикоснись ко мне... Позволь мне любить тебя вопреки всему, что произошло... только из-за этого я впервые в жизни добровольно сдался и принял твою игру... если бы не было права любить тебя после этого, я бы никогда на это не пошел...

Да, кажется, он сказал это вслух... Или нет? Она просто услышала его ментальный призыв. Платье полетело на пол. Девушка осталась в шикарном, черном кружевном белье. Уж в этом она разбиралась как никто — не зря работала в линжери-бутике старшим консультантом. Грациозно опустившись на его колени, она слегка потянула его за волосы и заставила посмотреть себе в глаза. Ее язычок облизал губки, после чего она нежным поцелуем прикоснулась к его щекам, улавливая слезы. Он застонал, чувствуя, что больше не может себя контролировать. Она приблизилась к его губам.

 — Ощути вкус отчаяния...

Секунда — и поцелуй захватил их обоих, он перехватил инициативу, разжимая языком ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх