Пиратка и Наемница. Часть 3 (+ концовка 2ой)

Страница: 1 из 4

Когда бешеный оргазм схлынул, оставляя чувство глубокого, сладострастного удовлетворения, наёмница наконец немного расслабилась. Стальные пальцы, до боли сжимавшие нежные бёдра Альрины, разжались, выпуская эльфийку из жёстких властных тисков. Громко, гортанно урча и облизываясь, Таараши отодвинулась, извлекая массивный, всё ещё пульсирующий и истекающий густым семенем орган, из истерзанного тела синдорейки. Длинный и толстый столб плоти выскользнул из заднего прохода рыжей с неприличным хлюпаньем, обдав поясницу рыжей красавицы парой струек густой спермы. Подагра, временно насытившись, утолив жаркую похоть безумным соитием, уселась на плащ, расслабленно потягиваясь и мурлыча что-то себе под нос. За потрёпанной синдорейкой рогатая теперь следила только краем глаза.

Альрина сопроводила покинувший её попку член сладостным стоном. Она не могла, а вернее не хотела шевелится, настолько сильно было окутавшее её чувство всецелого удовольствия. В попке все ещё чувствовалось сильное растяжение и отягощающая разум эльфийки пустота. Двумя пальчиками она попыталась нащупать анус, но тот был безнадежно растянут, и немог сомкнутся, лишь выпуская из себя белое семя, заливающее половые губки. Собрав немного этой жидкости на пальчик, эльфийка погрузила его в свой ротик, с удовлетворительным мычанием облизав, а затем медленно развернулась, глядя на дренейку. Она пристально разглядывала свою насильницу, хотя взор её был затуманен. Медленно двигаясь на четвереньках, она подползла к ней, и встав на колени припала губками к соску левой груди, нежно целуя и облизывая и целуя его, и черный ареол.

Темнокожая воительница фыркнула с лёгким оттенком возмущения. Таараши взяла ушастую пятерней за лицо и грубо, бесцеремонно отпихнула прочь, швырнув на спину. Сытая и удовлетворённая, дренейка отрывисто приказала:

 — Иди приведи себя в порядок, пока я не потеряла терпение. — Подагра сделала резкий, властный жест в сторону ручья неподалёку. Пока что у дренейки не было никакого желания продолжать начатое и дальше предаваться утехам с этой ненормальной рыжей нимфоманкой. Шум наверняка уже привлёк чьё-нибудь внимание, и не следовало продолжать дёргать опасность за усы.

 — Простите меня... — виновато опустив голову, прошептала Альрина. Неуклюже поднявшись на ноги, она стала медленно шагать к ручью, попка сильно ныла как изнутри так и снаружи, и каждое движение давалось ей с трудом. Дойдя до ручья, эльфийка окнула в него ступню, вода была умеренно теплой, и поэтому без лишний раздумий Альрина вошла в неё с головой, тщательно вымывая свое тело от земельной грязи и спермы рогатой воительницы, не забывая и про волосы. Через пару минут она вышла из реки и поблескивая влажными каплями, скатывающимися по её телу под светом луны, приблизилась к дренейке, — Я выполнила ваш приказ... — эльфийка хотела было добавить нарицательное «Хозяйка», но почему-то осеклась, и просто поникла ожидая дальнейших указаний.

 — Ты чокнутая. — наёмница оглядела эльфийку, хмыкнула и направилась к ручью. Наступила её очередь мыться. Войдя в воду выше по течению, Таараши с наслаждением несколько раз окунулась до подбородка, смывая пот и грязь. Прохладная вода вернула телу бодрость, а рассудку ясность. На берегу дренейка принялась облачаться в доспехи, по-прежнему следя за сумасшедшей синдорейкой.

 — Вообще-то мы общались на ты, если ты помнишь. Наше путешествие вместе окончено. Задаток я тебе возвращаю, контракт расторгнут.

Договорив, наёмница со звонким щелком застегнула широкий пояс и повесила на него шестопёр.

 — Я еду обратно в Бухту, а ты теперь сама по себе. Если увижу, что следишь за мной — прикончу.

Эльфийка пропустила нижнюю челюсть, захлопав глазками, на которые тут же стали наворачиваться слезы. И это был не очередной трюк огневласой, откуда-то изнутри поднялся ком вставший у неё в горле, а мысли путались, она не могла, не хотела её отпускать, и не нашла ничего лучшего чем бросится в ноги Таараши, покрывая позорными поцелуями стальные ботинки.

 — Я прошу вас не бросайте меня... не уходите... молю... я буду делать все что вы скажете... я отдам вам все свое золото, только не уходите, — в пол голоса твердила эльфийка, плотно обхватив ногу Таараши руками, и жалостливыми, заплаканными глазами глядела на неё.

 — Зачем мне полоумная мартовская кошка, которая меня отравила? — спросила дренейка в пустоту и развернулась. Зашагала к лошади, разомкнув объятия рыжей и едва не наступив ей на пальцы. Мощный хвост нервно раскачивался за спиной из стороны в сторону — наёмница была слегка выбита из колеи случившимся, да и остатки отравы давали о себе знать лёгкой слабостью и головокружением.

Подагра, стараясь не обращать внимания на мольбы остроухой, принялась нагружать вьюки на недовольного таким поворотом дел коня.

 — Я прошу у вас прощения за это... я делала это лишь потому, что боялась остаться без вас, — царапая колени о землю, эльфийка на четвереньках поползла за дренейкой, и добравшись до её ног, вновь кинулась покрывать их поцелуями, — Пожалуйста, не уходите. Я клянусь вам, клянусь всем что у меня есть, что больше никогда не поступлю так. Я буду делать все, что вы мне прикажете, только не бросайте, — поток слез девушки усилился, а личико раскраснелось от обиды и стыда.

Она почти потеряла дренейку, и сама пыталась понять, что за чувство движет ею изнутри, заставляя идти на такое унижение, — Лучше убейте! Убейте меня, потому что я не смогу без вас, — в отчаянии взвыла рыжая, кусая алые губы.

« — Она спятила, точно спятила. Что ж, она сама напросилась на это»

Раздражённо, рассерженно заворчав, Таараши отбросила плачущую эльфийку несильным пинком и вскочила в седло. Конь всхрапнул, припадая на задние ноги под весом наездницы, и обиженно заржал. Рогатая дёрнула поводья, разрывая пасть животного удилами, поднимая его на дыбы.

 — Прощай, Альрина! — прокричала Таараши с высоты седла и развернула лошадь, с места погнав её рысью прочь от места привала в сторону огней Бухты, чтобы поскорее забыть об этой сумасшедшей в ночной скачке.

Эльфийка не собиралась так легко сдаваться, как только до её ушей донесся стук копыт, она быстро вскочила с земли, натягивая на себя одежду неуклюже. Запрыгнула на коня, погнав его с не меньшей скоростью, и так как вес её был гораздо меньше, чем вес огромной дренейки, законсервированной в доспехе, Альрина вскоре догнала наемницу скача в паре метров от неё, — Почему ты поступаешь так, Тарраши? Разве я причинила тебе зло, или посягнула на твою жизнь?! — крикнула пиратка, чтобы дренейка получше её расслышала.

[06.02.2011 17:56:34] Nyala: Темнокожая наёмница сбавила темп, придерживая храпящего взмыленного коня и остановилась, глядя на растрепанную пиратку. Озадаченная, она почесала себя за ухом длинным лицевым щупальцем.

 — Вообще-то да. Причинила и посягнула. Ты меня пыталась отравить, помнишь? Я не работаю на ненормальных, которые пытаются меня убить. Контракт расторгнут. Счастливо. — дренейка отвечала короткими, рублёными фразами и, закончив, развернула загнанную лошадь, намереваясь продолжить свою поездку.

 — Этот яд бы не убил тебя! Если ты не веришь, я могу вколоть его себе. И ты увидишь чтобы было! Неужели ты ничего не понимаешь? — отчаянно крикнула Альрина, пускаясь в догонку за дренейкой.

 — Убил, не убил, какая разница? Мне кажется, это ты ничего не понимаешь. — Таараши сняла с крюка у седла взведённый арбалет и вложила болт в канавку, взяв рыжую на прицел. Тёмные брови сошлись у переносицы, глаза вспыхнули гневом.

 — Нам больше не о чем говорить.

Рыжая замялась увидев арбалет, казалось на миг время замедилось, и она лишь сумела выпалить две короткие фразы, — Стреляй, но я тебя люблю! — тем ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх