Пиратка и Наемница. Часть 3 (+ концовка 2ой)

Страница: 4 из 4

не заметить, знаешь ли. — проворчала дренейка, не сопротивляясь. Тёмная ладонь с длинными, умелыми пальцами гуляла по участку голой кожи между шортами и чулками. Таараши бездумно гладила нежное, упругое бедро, наслаждаясь шелковистой мягкостью плоти под пальцами.

Но не только это было трудно не заметить. В паху у Таа стало тесно, свободные, широкие шаровары натянулись палаткой между мощных бёдер, когда массивный ребристый орган взметнулся вверх, распалённый близостью юного, стройного тела рыжей красавицы.

Эльфийка искренне наслаждалась этим относительно невинным поглаживанием, которое просто нравилось ей, как когда хозяин гладит по челу кошку. Альрина даже казалось замурчала, а когда опустила взгляд на её руку, то увидела и натянутые штаны, но виду вновь не подала, — Скажи... а тебе понравилось то... ну как... как ты меня насиловала? — что-то казалось бы не суразное спросила рыжая, краснея на глазах, а колено дренейки стало ощущать легкий жар который исходил из её промежности.

 — Я бы не стала называть это изнасилованием. По-моему, ты не сопротивлялась и тебе это понравилось, — не упустила возможность позанудствовать наёмница, припоминая события той ночи. — По крайней мере, я не припомню, чтобы ты вырывалась или убегала. — Таараши широко улыбнулась.

 — Хотя мне не с чем сравнивать. Если бы я знала, как ты ведёшь себя не во время изнасилования, мы могли бы узнать это наверняка. — хрипло уркнула воительница, и один её палец, оттянув краешек облегающих шорт, скользнул под ткань, щекоча горячую кожу в каких-то сантиметрах от нежного, возбуждённого лона девушки.

 — Нууу... — Альрина задумчиво протянула, подняв глаза в потолок, — Против такой как ты врятли можно сопротивляться, — почувствовав как палец дренейки проскальзывает к её лону, все также нежно оттянула ей ладонь прочь, задумчиво и молча уставившись на дренейку, как-то даже наверно необычно-странно.

Наёмница ухмыльнулась, облизнув кончик пальца и по-птичьи склонила голову набок.

 — Ну неужели, — начала она, хитро сверкая наглыми глазищами, — ты решила впредь соблюдать целибат? А я уж боялась, что ты не дашь мне прохода с приставаниями.

Негромко рассмеявшись, дренейка несильно пихнула ушастую в упругий, подтянутый животик.

 — Ты ведь была против моей сексуальной распущенности, — в ответ эльфийка чуть ущипнула Таараши за руку, — Больно же! — фыркнув, не смогла сдержаться и сама улыбнулась, — Во всяком случае, пока ты не признаешь, что совсем не против неё, то я не дам к себе притронутся. Показав язычок, вскинула подбородок, и надула губы, добавляя себе смешливой важности.

 — Я была против твоего безумного поведения и сумасшедших поступков, — поправила Таараши эльфийку. — Я совсем не против распущенности, убедись сама. — продолжила наёмница, ловя Альрину за запястье. Ладошка синдорейки прижалась к основанию каменно-твёрдого, горячего члена сквозь ткань шаровар, который ощутимо пульсировал в такт ровному сердцебиению рогатой. — Ну как, это достаточно убедительный аргумент?

 — Да, но у меня есть одно условие, — пальчики Альрины цепко сжали твердый член дренейки, — Я хочу чтобы ты всегда брала меня как тогда, грубо, нагло, необузданно, — с каждым словом хватка рыжей все усиливалась, — Если ты конешно не хочешь нежности и романтики, м?

 — Я не люблю условия, — чуть напряглась дренейка, ощущая как тонкие, но сильные пальцы эльфийки сжимаются вокруг слишком широкого для одной её ладошки члена. На эту хватку мощный орган отозвался чуть учащённой пульсацией, и несколько раз дёрнулся, едва не вырвавшись из пальцев. Растянув полные, чёрные губы в довольной усмешке, Таараши обняла Альрину за плечи и притянула к себе, вглядываясь в зеленые глазищи.

 — Я люблю наслаждаться красотой и чувственностью, я люблю смаковать вкусное, чтобы ощутить всё, прежде чем проглотить целиком. Ты понимаешь, что я хочу сказать? — заурчала наёмница, скользя длинным лицевыми щупальцами по шелковистым, розовым от прилива крови щекам девушки.

 — Покажи... — шепотом проронила эльфийка, тая в сильных дренейких руках.

 — Что тебе показать? — наёмница усадила Альрину к себе на живот, чтобы удобнее было тянуться к нежным коралловым губам, за которыми сверкали белые зубы, своими. Ладони Таа, сильные и умелые, легли на упругие, крепкие ягодицы, поглаживая их сквозь туго обтягивающие шорты, лаская мягкую чувствительную плоть и поглаживая участки голой загорелой кожи. — Расскажи, — шепнула дренейка, впиваясь в сладкие губы синдорейки, властно вталкивая свой длинный и широкий язык в нежный маленький рот остроухой.

Ловкий, скользкий, влажный и горячий, он извивался змеёй между челюстей, обвиваясь вокруг нежного розового язычка Альрины. Гибкие щупальца скользили по нежным, чувствительным ушам, лаская их изысканнее любых пальцев.

Губы эльфийки ответно ласкали в поцелуе уста Таараши, а язычок податливо напрягался и расслаблялся, под уверенным напором языка синекожей любовницы. Альрина с упоением отдавалась этому поцелую, ответно облизывая темные, пухлые губы дренейки, порой чуть прикусывая их, и вдыхая теплый воздух в её легкие, сладко мычала и причмокивала. Особенно необычными показались ей касания лицевых придатков, сперва они были не очень приятны эльфийке, но вскоре, она ощутила, как умело обращается с ними Таа. Её ушки ещё не знали такой нежной и изысканной ласки, с губ эльфийки сорвался протяжный стон, и она плотнее прижалась к дренейке, чувствуя как сплющиваются их груди, — Покажи мне как ты любишь наслаждаться, вкушать, ощущать... покажи мне... — тихонько зашептала Альрина, её рыжие волосы спадали как навес над кроватью, покрывая огненными локонами-занавесами, их с Таараши лица. Вырвавшись из страстного поцелуя, Альрина стала медленно вылизывать и целовать шейку дренейки.

Жаркий язычок в контрасте с нежными губами, которые проходили там, где только что он оставил влажный след, должно быть доставляли дренейке не меньшее удовольствие чем её придатки Альрине, во всяком случае она сталась. Поцелуи пееходили то вверх то вниз, но не выше подбородка, который обхватив, эльфийка нежно посасывала.

Таараши тихо рассмеялась, наслаждаясь этими сладкими мгновениями. Её ладони оставили великолепный, упругий зад синдорейки в покое. Темные пальцы скользнули к завязкам жилета, путаясь в узелках, принялись расшнуровывать его, а затем окончательно распахнули и принялись за рубашку. Отстранив Альрину, Таа наклонилась вперёд, буквально нырнув в вырез ворота рубахи пиратки, не дожидаясь, пока получится расстегнуть её до конца. Чёрные горячие губы прижались к ямочке между ключицами. Облизывая и целуя золотистую от загара кожу, мечница начала опускаться ниже, к упругим полукружьям грудей. Одна пуговица не выдержала торопливых попыток распахнуть рубашку и с треском отскочила, когда наёмница наконец припала к нежной, изящной груди.

Её белые зубы сомкнулись на чувствительном алом соске, подарив рыжей разряд острого, болезненного наслаждения, а ловкие щупальца обвились вокруг холмика груди, словно осьминог, массируя в каком-то своём, особенном стиле, пока Таа игралась с нежным соском то языком, то зубами, попеременно облизывая, посасывая и покусывая. Тёмные пальцы расстегнули пояс пиратки, швырнули его в угол, прежде чем устремиться под ткань шорт. На этот раз Таа не приняла бы попыток сопротивления. Её сильная ладонь властно проникла в миниатюрные шортики, и умелые пальцы загуляли во влажной, горячей тесноте, лаская нежные губы возбуждённого лона. Свободной рукой дренейка стащила с себя штаны, которые уже стали чересчур тесными, и теперь лежала под Альриной совершенно нагая. Основание громадного члена тесно прижималось к роскошному, изящному заду ушастой, и капли смазки уже затекали в ложбинку меж ягодиц.

Альрина сперва было хотела что-то пикнуть, когда пуговица отлетела, но вскоре воздуха стало так мало, что она могла только громко дышать, а дыхание переходило в сладострастный стон, когда умелый ротик дренейки так необычно ласкал её грудь, вспышка колкой боли переходила в нежнейшую ласку, и только Альрина была готова насладится ей, как зубы вновь прикусывали сосок, не давая её сознанию пустится на седьмое небо. Она лишь нашла в себе силы крепко обхватить мускулистую, но от того не мене женственную спину любовницы, в которую впились ноготки, они не могли ранить дренейку, по крайней мере при таком нажиме, но все же легкая боль ощущалась на них. Эльфийка вовсе потеряла все ощущения кроме тех, что дарили ей губы и щупальца дренейки, так она и не заметила, что они обе уже голые, пока не почувствовала упругий член у своих ягодиц, глаза её приоткрылись от удивления, и тутже вновь закрылись от удовольствия.

Наёмница не торопилась. Она с неохотой оторвалась от нежной, упругой груди только для того, чтобы поудобнее улечься на широкой кровати. Нагая и распалённая, Подагра улеглась на бок, согнув одну ногу в колене и раздвинув бёдра пошире, чтобы массивный, каменно-твёрдый член мог выпрямиться во всю свою длину и вытянуться вдоль мускулистого живота. Бережно уложив хрупкую эльфийку рядом, лицом к себе, воительница принялась медленно стягивать с её бёдер тугие шорты, любуясь изысканным, стройным телом.

Отбросив на какое-то мгновение медлительность и неторопливость, наёмница стащила с рыжей шорты вместе с чулками и сапогами, и отшвырнула ворох одежды и обуви куда-то на пол, не глядя.

 — Иди сюда, — промурлыкала Таараши совершенно обнажённой рыжей красотке. Дренейка поудобнее раскинулась на подушках, любуясь любовницей.

Кусая губы от возбуждения, Альрина наблюдала за идеальным телом дренейки, каждый мускул, каждый изгиб, каждый контур её лица, в ней это было одновременно и противоречиво и невероятно красиво. По мановению ей голоса, очарованная эльфийка придвинулась ближе к её массивному телу, прижимая головку члена животом, а своим маленьким сосочком, слегка тря большой и упругий сосок дренейки, чувствуя себя в каком-то плену девичьей невинности и нерешительности. Подобравшись как можно ближе к её лицу, Альрина обжигала дыханием черные губы дренейки, но не решалась к ним прикоснутся.

Мускулистые руки сомкнулись за спиной Альрины, заключая изящную синдорейку в неожиданно ласковые объятия. Сильные пальцы гладили и массировали по-кошачьи гибкую спину рыжей эльфки, а напрягшийся член Таа с нешуточной силой давил на подтянутый упругий живот — прижать его оказалось не так-то просто.

Широкая, скользкая головка пульсировала, и на загорелую кожу по капле попадала густая, горячая смазка.

 — Ну что, нравится? — хитро щурясь, спросила наёмница и не дала любовнице ответить, снова притягивая её к себе для поцелуя. На этот раз поцелуй был более властным, более грубым. Мечница по-хозяйски орудовала своим длинным языком во рту у рыженькой, и с такой жадностью впивалась в сладкие, чуть припухшие губы, словно хотела вырвать у ушастой челюсть. И когда даже в могучих лёгких Таараши стала ощущаться нехватка воздуха, дренейка, прервала поцелуй и, наслаждаясь лёгким головокружением, изогнула свой длинный, толстый хвост. Он был не меньше метра в длину и по толщине не уступал её члену, и сейчас по-скорпионьи выгнулся, уткнувшись заскользив по слегка оттопыренным ягодицам рыжеволосой. Острый кончик начал гулять по внутренней стороне бёдер, собирая смазку нежного лона, а затем неожиданно уткнулся в тесное колечко ануса, словно проверяя его, готовясь к чему-то большему...

Конец третьей части.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

3 комментария
  • Anonymous
    argon (гость)
    3 апреля 2013 6:42

    еще!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    qurs (гость)
    8 мая 2013 23:12

    Отличный рассказ с нетерпением жду продолжения!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Kendra
    26 августа 2013 15:22

    К сожалению это перевод, и продолжение оригинальный автор решил не писать, насколько я могу понять... а жаль... у рассказа доволно сильный потенциал...

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх