Байки о любви. История десятая и последняя

Страница: 1 из 4

ИСТОРИЯ ДЕСЯТАЯ. Рассказывает Михаил:

 — С Настей я познакомился в ***ске, куда приехал на работу. Она была моей соседкой: жила через дом от меня. Я обратил на нее внимание еще до первого нашего разговора: она сильно выделялась на «общеженском» фоне своим обликом — задумчивым, хрупким, трогательно-беззащитным...

«Женский телеграф» очень скоро осведомил меня о причинах ее задумчивости: у Насти был неверный муж, которого она обожала до безумия. Он открыто изменял ей, не имея никакой совести, а она была «придурковатой», по мнению одних, «блаженной» по мнению других, настроенных не так критично, и «святой» по мнению третьих, каковые составляли незначительное меньшинство. Такой репутацией Настя была обязана тем, что никто, включая мужа, никогда не слышал от нее дурного слова; всем она рвалась помогать, не думая о себе, — и большинство этим охотно пользовалось, а меньшинство преклонялось перед ней, проливая крокодиловы слезы над ее несчастной судьбой.

Настя была очень богата. В этом, собственно, и заключалась гнусная интрига этой истории: муж не желал разводиться с ней, ибо при его похождениях Настин папа оставил бы его голым. Впрочем, поговаривали даже, что они с папой спелись... Настя же и слышать не хотела о разводе, и всеми силами стремилась «сохранить семью», которой, по мнению большинства, у нее никогда и не было. Детей у них тоже не было, и женский телеграф нашептывал, что они с Гришей никогда и не занимались сексом.

В этой печальной истории мне было непонятно только одно: Настя была очень красива. Чего этому блудливому кобелю еще надо? Настя была высокой, крупной, но при этом казалась хрупкой и тоненькой, — то ли из-за точеных пропорций фигуры и лица, то ли из-за своего облика — нежного, тонкого, немного болезненного, но очень приветливого и улыбчивого. Насте было 33 года, но выглядела она, как девочка — с едва заметной, может быть, печатью времени на лице, — морщин у нее не было, но кожа чуть-чуть иссушилась... впрочем, стоило только заняться этим, и лечебная косметика убрала бы всю сухость, превратив Настю в 18-летнюю девочку в расцвете красоты и юности. Но Настя не занималась собой... Нет, она не была неряхой — красиво одевалась, тонко и со вкусом красилась, — но культ собственной красоты был чужд для нее.

Само удивительное, что было в Насте — это ее улыбка. Она не то что была какой-то гиперсексуальной или чувственной — нет, она просто была очень искренней, теплой, как солнечный день, — и очень детской. Настя улыбалась, как крестьянские дети на старых картинах, и была чем-то на них похожа: большие зеленые глаза, длинные белокурые локоны такого оттенка, будто они выгорели на солнце, — они оставались такими и зимой; пышная грудь, которую Настя прятала под закрытыми фасонами, — но она так соблазнительно распирала ткань... А главное — Настя была такой трогательной, чистой, наивной... казалось, что она прожила последние 15 лет своей жизни в летаргическом сне, так и оставшись нежным ребенком.

Я стал думать о ней. Вначале — не более, чем о явлении, которое запоминается на общем фоне; потом — все больше, пристрастней, эмоциональнее; и наконец — она заняла все мои мысли, стала сниться мне, проникла в мои эротические фантазии... Я с удивлением и досадой констатировал совершенно невозможную вещь: я, прожженный индивидуалист и циник, каковым я себя считал, безответно влюбился в замужнюю женщину, с которой даже не был знаком.

Последнее обстоятельство, впрочем, было поправимо, но я никак не мог собраться с духом. Я тысячу раз задавался вопросом: ну познакомлюсь я с ней, ну подружусь, — а дальше что? Ведь она безумно влюблена в своего кобеля; и даже если мне удастся соблазнить ее — чего я добьюсь, кроме лишних слез на лице этой и так несчастной красавицы?

Но случай однажды повернул все в неожиданную сторону.

***

Как-то раз по улице пронесся слух, что Настя спятила от горя. Естественно, я заинтересовался этой новостью — и выяснил, что Настя будто бы «что-то видела», когда гуляла одна в лесу. На мои расспросы, что же это было, внятного ответа я не получил: одни говорили, что Настя видела Бога, другие — дьявола, третьи — будто она общалась с привидениями... Правда, кроме этих версий, я услышал и более конкретную информацию, которая сразу насторожила меня: якобы муж, сговорившись с папашей, хочет упечь Настю в психушку, чтобы прибрать к рукам ее состояние. Я сразу понял, что это вполне вероятно — и сильно встревожился.

Буквально через день-два я случайно встретил Настю в сквере на скамейке — вдалеке от дома. Она плакала. Вид у нее был таким, что я не выдержал и подсел к ней:

 — Вам помочь? Что-то случилось?

Мы все еще были незнакомы. Она благодарно улыбнулась, доверчивая душа, — но что-то в ее улыбке было затравленное, безнадежное... Она пожаловалась мне, будто мы были знакомы всю жизнь:

 — Они не верят мне... Они считают, что я сошла с ума. Вы тоже не поверите мне...

 — Почему вы так думаете? Что стряслось с вами?

Мне страшно хотелось обнять ее, и я еле сдерживался.

 — Я... я не знаю. Мне никто не верит.

 — Расскажите мне. Я не могу смотреть, как вы плачете.

 — Да? Я, наверно, очень некрасивая, когда плачу... Ну хорошо. Понимаете, я видела что-то. В небе, и потом на земле. Я действительно это видела!..

 — Что вы видели?

 — Не знаю!... Я не знаю, что это...

 — Попробуйте описать это. Так, как вы описали бы, например, картину или фильм.

 — Описать? Ну... Я шла по лесу... я часто гуляю одна по лесу, вы не думайте, я просто люблю быть одна, — и вдруг увидела свет. С неба. Это было не солнце, и не прожектор... это был нечеловеческий свет. Яркий, бело-голубой, ослепительный свет. Он будто пронзил меня насквозь. Я закричала...

 — Вы видели что-то, кроме света? Что-то еще?

 — Да... Я видела фигуры. Они... они тоже были непохожи на людей. Как тени в этом потоке света, такие мутные тени... Они двигались, приближались ко мне... Вы мне верите?

 — Верю, — сказал я, в самом деле веря ей. Я сказал это не потому, что «ловил момент» — я в самом деле чувствовал, что Настя совершенно нормальна. О чем-то подобном я читал когда-то — кажется, о контактах с инопланетянами...

 — Эти фигуры подошли близко к вам?

 — Нет... Я их видела издалека, как сейчас — вон тот дом. Они... они были непохожи на людей. Большие головы... Боже!... Мне было так страшно. И мне никто не верит...

 — Я верю вам. Успокойтесь.

 — Правда верите? — она недоверчиво встрепенулась. В ее взгляде была такая детская надежда, что у меня защемило в сердце.

 — Правда верю. Конечно, верю. Знаете, что я думаю? Я читал о таких же случаях; многие люди видели то же, что и вы. Вы, скорее всего, встретились с инопланетянами. Пришельцами с другой планеты. Видите, как все просто? Это были обыкновенные люди — только с другой планеты. Вот и все.

 — Да? — Настя неподражаемо улыбнулась сквозь слезы. — Инопланетяне? Так просто?

 — Думаю, да. Больше того — я знаю людей, которые всерьез заинтересуются тем, что вы видели. Ученых, уфологов... — На самом деле я не знал ни одного уфолога, но собирался самым серьезным образом отыскать их для Насти хоть с края света. — Скажите... Вот вы сказали — кто-то думает, что вы сумасшедшая. Кто это?

 — Да все! Все, кому я рассказывала это. Я уже и перестала рассказывать... Вы первый, кто поверил мне. А муж мой — он... — и Настя снова расплакалась. — Извините...

 — Что же муж ваш — не верит вам?...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх