Честная девушка

Страница: 1 из 2

Я только успел переступить порог собственной квартиры, как на моей шее тут же повисла радостно воркующая жена.

 — Ты сегодня так рано, милый! — ее голубые глаза радостно блестели.

 — Что? Опять не угодил? Поздно прихожу — плохо, рано — тоже нехорошо...

 — Ну, что ты, дорогой! Не привычно как-то. Так рано ты еще никогда не приходил...

Поцеловав жену и заодно ущипнув ее за упругую ягодицу, я отстранил прильнувшую к моему телу ее аппетитную грудь, так заманчиво и многообещающе проглядывающую в глубоком разрезе вечернего платья и, не успев спросить о причине такого необычного наряда, тут же встретился взглядом с шикарной, лет тридцати, блондинкой выше среднего роста, с тонкой талией, зелеными глазами, маленьким курносеньким носиком и алыми, полными, слегка на выкате, растянутыми в заманчивой улыбке губами. Жена перехватила мой взгляд и, увидев девушку, тут же представила ее.

 — Знакомьтесь. Это моя новая, и как я думаю, самая близкая подруга.

 — Николай Иванович, — протянул я руку, а та тут же подставила свою явно для поцелуя.

Я слегка прикоснулся губами к теплой, мягкой ладошке гостьи, искоса глянув в ее слегка зауженные глаза. Они смотрели на меня изучающее, словно раздевали, отчего мне стало как-то не по себе.

 — Маринелла! — ответила гостья и тут же отвела в сторону свой пристальный взгляд.

 — Редкое имя, — заметил я.

 — А у меня все редкое, кроме, разве что волос на голове, — засмеялась она, откинув в сторону упавшую на ее глаза пышную соломенного цвета копну, явно демонстрируя ее красоту.

«Маринелла, Маринелла?», — это имя закрутилось в моей памяти, но мой собственный «компьютер» что-то не находил его. А ведь в нем за мои тридцать семь накопилось порядочное количество женских имен.

 — Ник, я оставлю тебя на часик с гостьей. Мне надо сгонять на рынок. Твоя тачка здесь?

 — Вон. Под окном...

 — А ты пока займись Маринеллой. Покажи ей свои курсантские фотки...

 — Хорошо, — ответил я, а сам подумал: «Показать бы ей мой член, было бы больше толку».

Женушка ускакала, а мы, усевшись на диван, стали разглядывать альбом. Вдруг на одной из страниц я увидел девушку, поразительно похожую на гостью, но ту звали Машей и встречались мы с ней очень давно, когда я курсант Высшего Военно-Морского училища в Питере встретил ее на одном из наших вечеров танцев. Я тогда только перешел на второй курс и встречался с этой девушкой, которая слыла честной и не идущей на контакт с незнакомыми мужчинами. Мне было неплохо ходить с ней по театрам и выставкам, но было жалко просиживать драгоценное время, отпущенное курсанту на ограниченное сроком увольнение в город, в душном кинотеатре, не имея права даже дотронуться до ее руки, которую она тут же отдергивала, шипя, как змея: «Ты что?! Люди кругом...

Маше тогда, видимо, очень хотелось выйти замуж, поэтому она очень старалась казаться честной девушкой, не идущая на контакт с мужчинами. Тогда она все время удерживая меня на определенной дистанции, но рядом сидящая сейчас женщина, глядя на ее фото, о чем-то задумалась, устремив свой взгляд куда-то в прошлое. Она вдруг положила свою руку на мою, поддерживающую альбом, и тихо спросила:

 — Теперь узнал?

 — Кого? — я похолодел, поняв, что далекая Маша и рядом сидящая Маринелла одно и тоже лицо.

 — Да, Маша. Но какими судьбами ты оказалась здесь?

 — Как и многие из моих подруг. Вышла замуж за одного из ваших курсантов, ставшего затем офицером, и судьба забросила нас в ваш гарнизон.

 — Ты вспоминала ту нашу последнюю встречу?

 — Конечно? Первая любовь...

 — Да, ее и мне не забыть никогда...

... Тогда был теплый осенний вечер. У нас в училище был вечер танцев. После длительного и бесполезного ухаживания за Машей я танцевал с одной из девушек, плотно прижимая ее к себе.

Она безоговорочно положила ладонь на мой погончик на плече, позволив моим рукам обнять ее за податливую талию и прижать ее трепетное тело к моему, изнывающему по женскому телу. У меня, молодого юноши, еще не было ни одного полового контакта с женщиной, я мастурбировал регулярно, по нескольку раз в сутки. И влечение на некоторое время отпускало меня, но стоило только увидеть аппетитный женский зад, как сразу член в штанах становился по стойке смирно.

Объявили белый танец, и все девушки бросились приглашать понравившихся им кавалеров. Я видел, как Маша приближается ко мне и решил улизнуть от танца. Но она уже была рядом и сама положила руку на мое податливое плечо. Мы медленно плыли в звуках тягучего танго, предпочитая топтаться почти на месте. Решив в последний раз испытать на прочность ее честность и порядочность, я быстро вставил свою коленку между ее ног и стал, будь что будет, натирать ею это желанное девичье место. К моему удивлению, она не оттолкнула меня, как прежде, а, прищурив глазки, балдела, сжимая и разжимая мою коленку своими ляжками. Мы так и топтались на месте, пуская «слюни» в штаны. Желание трахнуть ее неодолимо росло с каждым движением, но сделать это было практически невозможно, так как наше «трение» друг о друга происходило на глазах у всех танцующих. Впрочем, на наш «секс на месте» никто не обращал никакого внимания, занимаясь тем же. Но более хитрые и проворные пары прятались за оконными шторами и целовались в засос. Бывало, что наиболее смелая девушка затаскивала своего кавалера в женский туалет, и тогда в одной из кабинок раздавались охи и ахи под гогот девиц, распивающих в фойе туалета вино, а то и водку. Начальство, несомненно, знало про эти «шалости» питерских девиц, видимо испытавшее тоже в свои молодые годы, и смотрело на это с пониманием. По крайней мере, патруля у двери с буквой «Ж» не выставляло.

Маша продолжала строить мне глазки, видимо напуганная возможностью меня потерять. Она видела, как предыдущая партнерша по танцу вжималась в меня, целуя, втихаря, в шею и терлась об меня так, что была пора ее юбке задымиться. Маша увела меня в другой конец зала, где я усадил ее в кресло. Она сидела, продолжая сжимать мою ладонь своей маленькой ладошкой. Иногда она поднимала глаза, которые были похожи на виноватые глаза собаки, нашкодившей в доме хозяина. Я понял, что теперь она согласится на все. Мне хотелось переспать с ней, но жениться на ней после этого почему-то не хотелось. Видимо тут возникало чувство строптивого жеребца, не желающего, чтобы его раньше времени заарканили, а она уже смахивала на молодую кобылку, готовую подставить свой аппетитный зад этому жеребцу. И тут в моей голове родился гениальный план обмана этой, как мне казалось, простушки. Улучшив момент в следующем танце, шепнул ей на ухо, словно невзначай, что «Цепи Гименея, несомненно, имеют привлекательную сторону», и напросился на встречу у нее дома. Она просияла, словно солнышко, покинувшее тучу.

В следующую субботу я летел к ней домой на крыльях любви. Сердце замирало в груди, а в висках стучало: «Скорей! Скорей! К желанному телу!».

На мой звонок дверь открыла высокая полногрудая девица. Она чем-то походила на Машу, только та была более миниатюрной, а эта, казалась, вышибалой из ресторана. Тут же выяснилось, что она — старшая сестра.

 — Проходите, — хмуро насупила брови она, ощупывая мою фигуру оценивающим взглядом.

Как оказалось, они жили в коммуналке, вдвоем в маленькой комнатке, где стояли две узкие кровати и тумбочка между ними. В ногах коек стояло по табуретке. Эта комнатка напоминала купе вагона, в котором я ездил в отпуск к матери в Севастополь.

«Да. Тут не разгонишься», — подумал я, понимая, что мое познание сексуальных тайн моей девушки явно под угрозой срыва. Маша, видимо, тоже почувствовала перемену в моем настроении.

 — Присаживайтесь....

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх