Честная девушка

Страница: 2 из 2

Сейчас будем пить чай, — сказала сестра и включила плитку, стоящую на тумбочке, на которой громоздился старомодного вида чайник.

 — Спасибо. Я тороплюсь. Просто пришел сообщить, что...

 — Ну, почему же? Ехали почти через весь город, чтобы сообщить, что не придете? Сейчас выпьем чайку, и я уйду на дежурство... Тут вам никто не помешает, — заверила она, бросив на Машу осуждающий взгляд.

Она действительно скоро ушла, и мы, обнявшись, стали целоваться. У Маши были необыкновенно нежные руки. Когда она обвивала ими мою шею, то мне казалось, что это легкий ветерок ласкает меня. Ее мягкие, податливые губы, пахнущие фиалкой, покорно принимали мои поцелуи и предательски дрожали, когда моя нетерпеливая рука, проникнув под ее трусики, легла на то место, о котором я мечтал, мучаясь по ночам.

Она работала секретарем у начальника стройтреста, и ее пальчики если и стучали, то только по клавиатуре компьютера. Шеф был однолюб. Его занимала только его стервозная, дражайшая половина, что было на руку молоденькой секретарше, к которой шеф не питал сексуальных чувств сам и не позволял другим. Выходило так, что в моих руках дрожала от нетерпения девственница.

 — Не надо... , — стонала она, но еще сильнее прижимала своей дрожащей ладошкой мою ладонь к тому месту, на котором та лежала. Ее тонкий язычок уже проник в мой алчущий рот и устроил в нем настоящую борьбу с моим языком. Затем она стала просто высасывать и глотать все, что еще можно было высосать из моего рта. Затем она, трясясь, словно в ознобе, расстегнула мои брюки и мигом сдернула их с меня. Трусы уже были влажными, но это не смутило скромную, честную девушку. Она ухватилась своими маленькими, нежными пальчиками за мой член и стала медленно, но настойчиво мастурбировать. Ее трусики тоже становились совсем мокрыми.

 — Не надо... Прошу тебя... , — постанывала Маша, сползая с кровати на пол и занимая позицию напротив моего члена. Ее губы надвинулись на моего «Бойца», язычок принялся щекотать дырочку, затем девушка стала заглатывать поочередно мои яички. Было чертовски приятно, но назревала угроза быстрого оргазма, чего я никак не мог допустить, представ перед этой страстной девушкой этаким хиляком быстро-спускальщиком.

Мой двадцатисантиметровый «Мальчик» готов был уже «расплакаться», сбросив свои «слезы» прямо на трусики девчонки, чего она явно не хотела. Я вскочил, приподнял ее с пола, повалил на кровать и, задрав ее руки к голове и опершись своими руками об ее руки, пытался загнать своего разгоряченного «Бойца» в ее изрядно помокревший «Окоп», работая тазом. Но это никак не удавалось, пока она не помогла направить его своими маленькими пальчиками в нужном направлении.

 — Ах! Что я делаю?! Я же — девушка, — шептали ее губы, покрывая мое лицо отчаянными поцелуями. — Не загоняй его далеко... Пожалей меня...

Но я был бы и рад пожалеть ее невинность, но какая-то неведомая доселе мне сила так прижала мой таз к ее едва покрытому волосиками лобку, что что-то внутри у нее лопнуло и там сразу потеплело.

 — Ой! — ухватилась она своими руками за мои тощие ягодицы и стала с такой силой продолжать насаживать их на себя, что я побоялся, что она сломает свои тонкие руки.

... Мы бились в бешеном трансе минут десять, и наконец, долгожданная струя ударила в ее лоно, гася пожар в жерле этого сладостного вулкана. Меня еще била мелкая дрожь, но она уже сталкивала мое тело в сторону и, схватив чашку с остывшим чаем, стала заливать им свою щель.

 — Зачем ты это делаешь? — удивленно вытаращил глаза я.

 — Не хочу раньше срока стать мамой, — ответила она.

Она убежала в туалет и долго не возвращалась, а я лежал, курил и анализировал ситуацию. Я часто слышал, как друзья «трудились», ломая целки, но мой член вошел достаточно свободно, что стало для меня полной неожиданностью. Ведь пацаны в классе упивались рассказами о том, как трудно было брать «на абордаж» девственницу, как гнулся член, упершись в девственную плеву, а тут все произошло быстро и достаточно мягко.

Вскоре ее появление рассеяло мои сомнения. По ее унылому виду я понял, что все-таки взял девственницу «на абордаж». Я притянул ее к себе и стал целовать в губы. Она принимала эти фальшивые поцелуи, не отвечая на них.

 — Ты сделал меня женщиной, — тихо прошептала она, вытирая мое тело в местах контакта влажным полотенцем, и вдруг заплакала.

Но я, почему-то, все же, не был уверен в этом. Мне казалось, что до меня тут кто-то другой поработал, а все, что было — просто инсценировка. В голове шевельнулась мысль: «Вот теперь она попытается меня заарканить».

Так и случилось. При очередной встрече, едва я намекнул, что на втором курсе еще рановато жениться, как она объявила, что беременна и о тех последствиях, которые меня ждут, в случае отказа. Я предложил ей засвидетельствовать сей факт у врача, на что она бросила сквозь зубы: «Перебьешься!».

На этом и закончился мой первый роман. Вскоре я снова увидел эту честную девушку в нашем клубе, где она томно закатывала глаза, обнимая очередного курсанта. Но для меня это уже был пройденный этап. Я познал женщину, и ничего не имел против, если это еще сделает кто-нибудь другой. И теперь, взирая на рядом сидящую красавицу, понял, что так и получилось.

 — Ну чего мы сидим? Пора готовиться к столу, — встал я. — И где это моя половина так запропастилась? Пора бы уже и дома быть...

 — Зря ждешь. Она не приедет...

 — Как так?! Это почему же?

 — Сейчас она в кровати с моим благоверным...

 — Не может быть! Ты что-то путаешь, милая...

 — Это ты путаешь, милый. Ты тогда зайцем убежал от меня, а между прочим, зря. Я тогда такого пацана родила, весь в тебя. Ему уже пятнадцать. Сходство стало весьма заметным. Мой дурак потребовал анализ ДНК. Вот заключение. Биологический отец — ты, — выложила она передо мной официальный документ.

 — А как же ты пробу на ДНК у меня взяла?

 — Чудак. Твоя помогла. Разве трудно взять мазок слюны изо рта у спящего мужика?

 — А у тебя есть его фотография?

 — Конечно, — она вытащила из сумочки красочное фото. Я перелистал альбом в обратном порядке, возвращая время в мою юность, сравнил. Фото были идентичны. На том и другом на меня смотрели одинаковые, нахальные детские рожи.

 — Ну, а дальше что?

 — Мы с твоей все решили: пора восстановить справедливость и вернуть мужа жене, а отца — сыну. У вас все равно нет детей...

 — И твой согласился?

 — Конечно. Он получает в собственность красивую бабу и к тому же без детей.

 — А он у тебя кто?

 — Твой новый начальник...

 — А-а-а? — протянул я и понял, что как я не старался избежать западни, но все-таки попалс

 — Тогда раздевайся, — предложил я Машке (нынешней Маринелле).

 — Мне нечего снимать. Весь гардероп на мне, — засмеялась она и своими миниатюрными пальчиками стала стаскивать свое сверхмодное платье, под которым были только белые чулки с черными подтяжками.

 — Ты все правильно расставила по своим местам, — сказал я, вставляя своего «Молодца» в знакомое отверстие.

 — А ты как думал? Я же честная девушка...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Anonymous
    Сергунок (гость)
    30 апреля 2016 3:54

    Что подкупает в Ваших рассказах, так это почти как в жизни...

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх