Я, Толик, Люда и Витя

Страница: 5 из 9

корточки.

 — мам, давай немного не так — говорит Толик, уже вкладывая свой член в мою ладошку

 — а как?

 — Не садись на корточки, просто наклонись. Мне в зеркало видно твою попку. Пусть она будет вверх выставлена. Она у тебя красивая — Голос Толика становится сдавленным. Припекло его здорово.

 — Хорошо — соглашаюсь я. Я поднимаюсь и наклоняюсь к его члену. Полы халатика распахиваются, и оттуда наружу выглядывают мои сисечки. Я ведь дома хожу не только без трусиков, но и без бюстгальтера. Руки Толика сразу тянутся к ним, но н как-будто передумав, хватает меня за волосы. Хватает не сильно, не больно, просто что-бы удерживать мою голову в одном положении. Я распахиваю губки и складываю их в букву «О». Член мягко и плотно входит между ними. Толик откидывается назад, на спину, выставляя член вперед. Я начинаю сосать. Мне хочется сделать это побыстрее, но торопиться нельзя, иначе Толик не кончит. Ему станет щекотно. Нужно не торопиться. Я сосу, Толик медленно делает членом плавные и не глубокие движения членом вперед и назад. Я слышу шаги. Кто-то входит в комнату. Шаги тихие, крадущиеся. То, что это Витя, не вызывает сомнений. Ведь никого больше в квартире нет. Мне не повернуть голову, Толик удерживает меня за волосы. Но мне и самой интересно, что же будет дальше. Наверняка, эти негодники, все спланировали заранее.

Шаги приближаются. Я даже слышу учащенное дыхание сзади себя. Любопытно, Витя заглянул в комнату и увидел мою выпяченную попу, и меня склонившуюся над членом Толика. Увидел, как его член двигается у меня во рту. Что он почувствовал. Неужели у него на меня встал?

Я чувствую, что кто-то стоит сзади меня. Мне не видно глаз Толика. Мне виден только его животик и его яички. Возможно, что мальчики сейчас переглядываются меду собой, и даже возможно подают друг другу какие-нибудь знаки. Но об этом я могу только догадываться. Член Толика очень напряжен. Впрочем, у него так всегда, когда он меня хочет.

Сзади слышится шорох, и характерный звук расстегиваемой молнии. Витенька, возится с брюками и достает свой член, догадываюсь я. Все хранят молчание, только сопение Толика, мое причмокивание, и Витино шумное дыхание. Дрожащие руки задирают на мне подол халата. Их дрожь я ощущаю даже без их прикосновения ко мне. Я замираю, и сразу раздается шепот Толика:

 — мама, все в порядке, все хорошо, соси мне еще, пожалуйста — Руки Толика так и не отпускают мои волосы. Я в ответ что-то мычу и снова возобновляю сосательные движения. Сзади издают шумный вдох, или наоборот, выдох. Горячая и влажная ладошка ложится на мою попу. Я снова негромко мычу, а Толик отпускает одной рукой мои волосы и гладит меня ею по голове — все хорошо, мамочка — снова шепчет он.

К моей попе прижимается худенький мальчишеский животик, и в меня неумело тычется его прутик. Дыхание Вити становится таким шумным, что кажется это мехи какого-то кузнечного горна, или растягивают гармошку, которая не издает музыкальных звуков. Головка его члена скользит влево и вправо, вверх и вниз, прикасаясь то к моей ноге, то к моей попе, то робко тыкаясь в саму письку. Головка его члена судорожно ищет вход в меня, но даже когда его находит, то не решается сделать толчок вперед, и снова начинает совершать движения в поисках заветной цели. Мне становится приятно и я испытываю материнскую жалость к этому юноше, который хочет и боится. Я расставляю ножки пошире и просовываю руку между ними. Я беру этот робкий ствол своими пальчиками. Твердый, упругий, чувствую я. Мне хочется сказать этому мальчику, чтобы он так не волновался, сейчас у него все получится, но только мычу, ротик у меня занят.

Я направляю головку члена туда, куда он хочет попасть, и делаю легкое движение назад, насаживая себя, на этот стержень. Головка члена вошла. Витя ахает и крепко обхватывает мою попу обеими руками. Теперь ему можно не помогать. Он яростно толкает член вперед и тянет меня за попу на себя. Член медленно и туго продвигается с каждым толчком вперед. Ситуация для меня настолько необычна, настолько пикантна и настолько приятна, что я умудряюсь втянуть член Толика себе в ротик сантиметров на десять. Вот-вот и он войдет мне в горло. Обычно, при таких его попытках, а он их иногда делает, я начинаю задыхаться, и на меня накатывают приступы тошноты, но сейчас я это делаю легко.

Витя явно чересчур взволнован своей первой близостью с женщиной. Его член делает во мне всего пять или чуть больше движений и характерно дергается. Все. Я чувствую его семяизвержение. Член еще во мне. Витя крепко держит меня за попу. Но он уже кончил. И в это же время член Толика дергается у меня во рту. У меня на глазах появляются слезы. Все-таки он очень глубоко. Сперма Толика бьет мне прямо в горло, и стараюсь не закашляться, втягиваю носом воздух.

Спустя полчаса, мы сидим с мальчиками на кухне. По телевизору идет старый фильм про войну. Мальчики кушают яичницу. Мясо по-французски я сделать так и не успела. Витя стесняется и молчит, но смотрит на меня с обожанием и вожделением. Я ему изредка улыбаюсь. А толик, наоборот, очень возбужден. Он громко смеется и размахивает руками, комментируя кино. Вдруг он обращается ко мне:

 — мама, ну его этот фильм. Мы все его видели и не один раз. Пошли лучше в комнату?

Я невольно бросаю взгляд на Витю. Витя смотрит на меня, ожидая моего ответа. В глазах у него мольба.

 — хорошо — отвечаю я — вы идите и приготовьте там все, а я помою посуду.

Мальчики вскакивают с места и бегут в комнату. Я открываю кран, струя воды шумит. Но мне интересно и любопытно, я на цыпочках подхожу к дверям комнаты и прислушиваюсь.

 — Нет, давай не так — слышу я громкий шепот. Это, кажется, говорит Витя — давай она тебе будет сосать, а я ее буду ебать. Ладно?

 — Это почему — возмущается Толик — ты ее уже ебал.

 — Ну, я еще хочу — голос у Вити становится просительным — ты же ее часто ебешь, она тебе всегда дает. А мне так понравилось, ну я еще хочу!

 — Ладно, ладно — соглашается Толик. В его голосе чувствуется снисхождение и превосходство — ладно, мне сосет, а ты ебешь.

 — Здорово как — говорит Витя — у твоей мамы такая пизда хорошая.

 — Ну, еще бы — с гордостью отвечает Толик — ты давай раздевайся, а то она скоро придет, а мы не готовы — и добавляет задумчиво — интересно, а какая пизда у твоей мамы?

 — Не знаю — грустно отвечает Витя

 — Ну, попробуй узнать — говорит назидательным тоном Толик. Витя ничего не отвечает.

Я возвращаюсь на кухню. Мою посуду. Кажется то, что происходит в моей жизни интереснее всех сериалов. Я не спешу и не тороплюсь. Ничего, пусть мальчики подождут. От этого хуже не станет. Успеют еще. Неужели они будут домогаться и Людмилу? Как интересно.

Я вхожу в комнату. Я не только помыла посуду. Я еще и накрасила реснички, подрумянилась, и губки подвела помадой. Халатик на мне уже другой, более легкомысленный. Коротенький, его полы намного выше коленок. Но я на этом не остановилась, я еще и одела черные, с рисунком, чулочки. Я раньше считала их бессмысленным видом одежды. А теперь думаю, что мои ножки туго обтянутые ажурными чулочками, с кружевными резиночками, которые обтягивают бедра чуть ниже моей попочки, это красивая одежда.

Мальчики сидят абсолютно голые. Вернее, сидит только Витя, а Толик полулежит. Он облокотился локтями на подушку. Витя смущенно смотрит на меня, а Толик широко улыбается

 — мама, ты бесподобна в этом прикиде! Ты просто круче всех теле-звезд! Иди скорее к нам! — Толик делает жест рукой, из которого становится ясно, что мне нужно залезть на диван и делать ему минет. Витя восторженно смотрит на меня. Это мне приятно. Мне и его смущение приятно.

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх