Трое в койке, не считая собаки

Страница: 1 из 2

ТРОЕ В КОЙКЕ, НЕ СЧИТАЯ СОБАКИ

(рассказ)

У меня, начальника флотской ремонтной мастерской к концу рабочего дня голова гудела, как медный колокол. Телефонограммы сыпались в течение рабочего дня на мою бедную голову, как зерно из продырявленного мешка. Шло большое флотское учение под руководством Главкома ВМФ, и корабли по вводным его многочисленных посредников то и дело «выходили» из строя. А на таких специалистов, как я, возлагалась задача быстро восстанавливать вышедшее из строя вооружение и вводить его в строй. Поэтому телефон у меня разрывался: всех почему-то интересовала информация о результатах работы моих подчиненных, которые тоже сбились с ног, выполняя приказы командования. Но к исходу дня накал «страстей» по телефону и факсу стал ослабевать, видимо доблестные флотоводцы тоже подустали и готовились к ужину и желанному отдыху.

Сделав последний доклад своему вышестоящему начальнику, я откинулся на спинку кресла и закурил, пуская синие колечки дыма прямо в потолок. И тут дверь слегка приоткрылась, из-за которой выглянуло глуповато-любопытное личико моей молоденькой секретарши.

 — К вам можно, Николай Иванович?

 — Заходи...

Она протянула мне конверт.

 — Что это?

 — Не знаю. Написано «лично начальнику»...

 — Откуда?

 — Солдат принес из авто батальона...

 — Ты посиди пока у себя, в случае чего, вызову...

Она тут же скрылась за дверью, а я вскрыл конверт. Там была записка от моего закадычного друга и компаньона по многочисленными похождениями в городе капитана медицинской службы Вадима Стрельцова, служившего по соседству в авто батальоне тыла флота.

«Ник, — писал он, — как только «гроза» стихнет, и по нашему морю перестанут ходить командные волны, приходи ко мне, посидим, шильца тяпнем и кое-кого погладим... «. — писал он. Ниже стоял его служебный телефон, которым он будто напоминал, что у меня дырявая память. Я потянулся к телефону, набрал номер. В трубке тут же зазвучал голос Вадима.

 — Мы же договаривались о совместном ужине! — начал он с высокой ноты.

 — Да погоди! Ты что, забыл, что все командиры частей во время учений сидят на казарменном положении и им не разрешается покидать свои части?

 — Так уж и на казарменном?!

 — Да, мой друг! Именно! На казарменном...

 — Значит, не можешь прийти?

 — Нет...

 — Или не хочешь?

 — Слушай ты, тыловая крыса. Ты понимаешь, что такое флотское учение?!

 — Конечно...

 — Тогда чего спрашиваешь?

 — Да так. У меня тут среди «раненых» бойцов такой кадр лежит на кушетке в мини-юбке. Не поможешь подлечить?

 — Гм... А сколько этому бойцу лет?

 — Зин? Тебе сколько стукнуло? — спросил кого-то Вадим.

 — Ага! Говорит, что для нас — старуха. Ей уже целых двадцать шесть...

 — Тогда укладывай ее на носилки и неси ко мне. Мы с тобой тут ее быстро вылечим... , — хохотнул я и повесил трубку. Затем нажал на кнопку звонка на столе.

 — В дверях нарисовалась моя восемнадцатилетняя секретарша.

 — Лен. Сообрази в моей комнате отдыха ужин на три персоны, про горючее не забудь, — протянул ей крупную купюру.

Девушка понятливо кивнула, взяла деньги и скрылась за дверью. Вскоре в соседней с моим кабинетом комнате стала позвякивать посуда, запахло чем-то очень аппетитным. Видимо, в микроволновке поджаривались сосиски. И когда секретарша доложила, что ужин на три персоны готов, дверь кабинета распахнулась, и на пороге под ручку с девушкой в армейской форме появился уже подвыпивший военврач.

 — А вы свободны, мэм? — пьяно козырнул он моей секретарше и шлепнул ее ладошкой по аппетитной ягодице. Та только нахмурилась, зыркнув на него своими огромными черными глазищами, и тут же ретировалась. «Раненая» тоже, слегка пошатываясь, вошла в кабинет, плюхнулась в кресло, стоящее напротив стола, положила ногу на ногу так, что на меня из под ее юбки тут же уставился черным треугольником женский «фотоаппарат».

 — Мадам в неглиже? — усмехнулся я, — кивнув на ее ножки.

 — Но мы готовы к бою, товарищ капитан третьего ранга! — подскочила она и пьяно приставила ладошку к виску своей светловолосой головки, на которой едва держалась, надетая набекрень темная пилотка.

 — Вижу. Вольно, товарищ старший лейтенант! — указал ей глазами на кресло.

Она снова плюхнулась, еще выше задрав юбку.

Меня почему-то сразу же разбирает, когда вижу женщину в таком состоянии. Видимо чувство легкой доступности и быстрого обладания заводит кобелька так, что у него внизу брюки тут же обозначаются вздувшимся бугорком.

 — Что? Нравится? — Вадька плюхнулся рядом и тут же залез правой рукой под юбку женщины, словно хотел показать мне, что он именно имел в виду.

 — А ты как думаешь? — решил я проверить его мнение и разузнать насколько он знает обстановку под ее юбкой.

 — Не хитри. Сразу вижу, что ты уже встал в охотничью стойку, увидев куропатку. Но она, уверяю тебя, стоит того, не правда ли, товарищ старший лейтенант? — он приподнялся и полез целоваться.

 — Осади! Ты здесь не старший по должности и воинскому званию! — оттолкнула она руку капитана и еще выше подтянула юбку, давая обозреть уже почти совсем открытое взору свое «сокровище».

 — Товарищ старший лейтенант абсолютно права! На правах хозяина, приглашаю вас на товарищеский ужин, — я встал, отодвинул в сторону оконную штору, за которой была дверь, как говорила моя секретарша, в пещеру «Али-Бабы».

 — Прошу, — широким жестом пригласил их войти. Они вошли и тут же оба, одновременно ахнули.

 — Вау! Да тут же настоящие сокровища!

На столе действительно стояло то, чему не грех было подивиться: баночка красной икорки, феле соленой чавычи, запеченная в печке курица и прочая закусь, которая была так в ходу в столице Приморья. Над всем этим деликатесом высилась бутылка с шампанским, которую, словно королеву, охраняли два оруженосца в форме бутылки коньяка и водки. В комнате не было окон. Свет струился мягким лучиком из настенного рожка, создавая интимный полумрак. Холодильник, телевизор были расположены в нишах. На стене висела картина Айвазовского «Девятый вал», словно напоминая посетителям комнаты на сексуальную обреченность и бесполезность попыток покинуть ее. Четыре мягких кресла стояли у стола в ожидании посетителей. Мягкий, прохладный воздух тихим ветерком шелестел из модного японского кондиционера.

 — А где же... ? — девушка покрутила пальцем в воздухе, видимо, подбирая нужное слово.

 — Будет, будет и это! — поспешил заверить я.

 — Но вы даже не знаете, что я имела в виду? — она, удивленно, приподняла бровки, оглядываясь по сторонам.

 — Не трудно догадаться! Ей нужен танкодром! — хохотнул капитан и шлепнул по ее упругой ягодице.

 — А вот и не угадал! Мне нужно...

 — Ложе любви, — вставил я.

 — Именно! Насколько морские офицеры догадливее и деликатнее пехотных коновалов медиков! — засмеялась она и шлепнула его по затылку, в отместку на его шлепок.

 — Ребята! Давайте жить дружно! — примирил я их словами кота Леопольда, приглашая к столу. Они не стали себя долго упрашивать и тут же плюхнулись в кресла.

 — Первый тост я предлагаю за прекрасных дам! — поднял я рюмку с коньяком.

 — А почему во множественном числе? У нас тут только я одна прекрасная дама? — она опять приподняла удивленные ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх