Поиграли на рыбалке

Страница: 1 из 2

Всем привет, меня зовут Ира сейчас мне 27лет. Эта история произошла со мной 4года назад и я ее до сих пор не могу забыть как страшный, но ужасно возбуждающий сон. О себе я жгучая, стройная брюнетка с грудью 3го размера, и неплохой попкой.

Началось все с того, что мой друг Вадим пригласил меня на рыбалку, он мне сказал, что кроме нас двоих с нами будет еще и его сотрудник со своей женой. Сотрудника звали Иван, его жену — Настя.

Мы отправились в село Петропавловка, что недалеко от Хабаровска (город, в котором мы и живем), с утра погода не очень задалась, дул достаточно резкий ветер, из-за чего по волне шла рябь, и рыба не клевала.

Посидев немного с удочкой, наши парни решили бросить это гиблое дело, к тому времени мы накрыли стол, и вовсю звали их поесть, вскоре наше пиршество было окончено, спиртное выпито, а ведь поехали вроде с ночевкой, делать нечего и Иван достав из машины колоду карт предложил сыграть в «дурочка» на раздевание...

Толи я в картах совсем уж плоха, толи у друзей моих с мухлежом в картах все в порядке в общем, через какой-то час мои элегантные черные трусики — шортики полетели в ту же кучу куда и вся остальная моя одежда. Сижу и сгораю от стыда, абсолютно голая, в компании 2х мужиков и женщины, которая меня глазами поедает хлеще чем сами парни. Да еще тут Вадим добавил масла в огонь фразой: «Давайте теперь на желание». Какой хрен меня дернул согласиться, в общем, через десять минут я снова остаюсь в дуроках, жду, когда вышедший первым Иван желание загадает и чувствую подвох, однако не дождалась...

В это время Вадим отошедший к машине якобы воды попить, возвращается назад. Как будто по сговору Вадим резко опрокидывает меня назад, чувствую — его руки ко мне в рот лезут, да не просто руки а в них еще и мои-же трусики. Добился своего, затолкал, слышу, а Настя уже непонять откуда взявшимся скотчем хрустит, заклеивает мне рот, Пытаюсь высвободиться, тут и Иван подоспевает, крепко прижимает мне ноги к земле, Вадим руки держит, я от бессилия даже шевелиться перестала, чувствую щас что-то будет

Пока парни меня держали, Настя уже за колышками из-под удочек сбегала, смотрю (скорее слышу), колья эти она с землю вбивает, вбила.

Потащили меня парни к ним, привязали за обе руки и обе ноги к ним, Настя то по-хитрому колья вбила, на порядочном расстояние друг от друга, получилось, как будто меня распяли. Лежу на земле слова сказать не могу, собственные трусики мешают и скотч, а берег пустынный никого в округе, да тут еще и ветер сказался, пока я голая в карты играла так ничего шевелишься, тепло а как на холодной земле лежать ни рукой ни ногой не пошевелить, так совсем холодно стало. Но честно признаться мне не до холода, лежу распятая, ноги в разные стороны на мерт если не больше, руки примерно так-же, да еще и леской меня привязали, а она врезается в кожу, больно.

Лежу думаю: « Что дальше то будет?»

Между тем парни в машине ковыряются, смотрю — нашли что-то, идут. Подходят ко мне а в руках, о господи штук 10 рыболовных крючков, да еще и здоровых сантиметра где-то 1, 5 на 2.

А Иван смотрит на меня снизу вверх и говорит: «Слушай мое желание, сейчас мы тебе пирсинг сделаем, ты все терпишь, что будет дальше — увидишь»

Я аж вспотела от услышанного.

Вадим между тем садится надо мной и молча так сжимает правый сосок кусачками прикуривателя от машины. У меня чуть искры из глаз не брызнули, мычу. Так Вадим продолжает, мажет остатками водки зажатую часть соска, теперь надо мной садится Иван и молча прокалывает мне сосок рыболовным крюком. Мое мычание наверное весь поселок слышал, но почему-то никто не отозвался. Приподнимаю голову слегка отойдя от боли: «Ужас, мой сосок проколот огромным рыболовным крючком, самое страшное, кончик крючка выходит из соска, снять невозможно!!!»

Тоже самое повторяют со вторым соском, еще порция адской боли. Теперь между ног лезт самое страшное начинается, Вадим оттягивает половую губу и заживает прищепкой все того же прикуривателя, а Иван почти сразу, как Вадим губу водкой смочил, прокалывает ее. Раз, Два... искры из глаз брызнули, мычу пытаюсь дергаться — новый приступ боли, Иван до сих пор крючки в руке держит. «Дергаться будешь, губу порвешь, это гораздо больнее» — спокойно говорит мне он. То — же самое и со второй губой.

«А теперь полежи часик, отдохни — говорит мне Вадим — пусть боль стихнет».

Лежу думаю: «Господи ну что дальше то?» Соски ноют, половые губы ноют, ветер периодами усиливается, крюки пошевеливает, от этого больней становится, толи уснула, тли потеряла сознание не помню, слишком больно было.

Очнулась я от пинка под ребро, не была бы распята, согнулась бы пополам, а так — только дернулась. Смотрю Вадим с длинной леской пришел, хватает мой многострадальный правый сосок и бесцеремонно оттянув крючок привязывает к нему леску. Больно, мычу. Тоже самое и со вторым соском, на половые губы перешел, чувствую все, навязал.

Над собой лицо Насти вижу.

«Мы тут до старого конного завода прошлись, там жеребца нашли, одинокого, изголодался он по женской плоти, кобыл то сельчане разобрали, так — что, дорогая, снял он тебя, сейчас 4, 30дня, до часу ночи ты в его распоряжение».

У меня в глазах потемнело от страха, я то иногда видела в нете, как девчонки с лошадьми ебутся но ведь смотреть и пробовать — две разные вещи.

«А это я тебе милая дарю, чтобы ты себя полноценной шлюхой почувствовала» — говорит мне Настя и начинает натягивать на меня переходные (осень — зима) сапоги на высоченном каблуке.

Вадим и Иван между тем аккуратно отвязывают меня от кольев, связывают мне руки за спиной, причем начинают аж с локтей, чувствую соски прям так и выпирают наружу, потом Настя бесцеремонно хватается за леску, ведущую к злополучным крючкам. Начинается нашь поход в местную конюшню.

Настя идет быстро, мне бы по-хорошему еще быстрей, да вот только в сапогах по берегу шибко не разогнешься. Мычу всю дорогу от боли, соски вот-вот лопнут, еще и ранки от крючков слегка зажили, так что теперь они накрепко засели во мне, ни назад ни вперед, половые губы, как будто на голову мне задрать решили, так еще и тянут вперед, и сознание терять нельзя, упадешь, так отволокут а может быть че хуже сделают.

Привели. Настя меня бросила возле конюшни, а парни снова принялись за дело: завели меня в само стойбище, нагнули над рейкой в заборе (чуть выше пояса мне), связали лески ведущие от сосков с лесками на половых губах, причем связывали с другой стороны забора, тем самым я уже не могла убежать не развязав леску, или не вынув крючки из своих прелестей (последнее ппросто невозможно), так, руки вверх заводят, Вадим лезет на какой-то столб, оттуда скидывает веревку Ивану, он веревку к леске на моих руках привязывает и Вадим тянет веревку наверх до того момента пока я руками пошевелить была не в состояние, ну ноги к поперечинам в загоне привязали, где-то на расстояние метра друг от друга, колени тоже чувствую для конспирации прихватили. Все! Уходят!

Стою так раком, чувствую, пытаться освободиться нереально, руками не пошевелишь, ноги тоже крепко привязаны, да еще и крючки эти с леской...

Тут чувствую лошадка то моя оживилась, всхрапнула, сзади подошла... «ОГО ДА МНЕ ОБЛИЗЫВАЮТ ВЛАГАЛИЩЕ!!!» Однако подобные ласки продолжались недолго, только я течь начала, как чувствую жуткую боль в паху, конь походу всю свою дубину мне в киску вогнал, мычу. Инстинктивно дергаюсь и снова натягиваю злополучную леску, а конь то работает вовсю...

Через минут 40, когда конь мне там кажется все порвал, только матка наружу не выскакивает, Коняшка меня щедро сдобрила своей спермой. Думала из ушей польется! Устала лошадка, вынула свой агрегат из меня. Чувствую из влагалища течет как из ведра, а что сделать стою так думаю — «надолго перекур?» Я к тому же, пока меня конь трахал неслабо возбудилась, да что говорить, за те 40 минут такого экстремального траха ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)
наверх