Королева

Страница: 2 из 4

во всю ширь.

 — Это зависит от того, какое у вас вино.

 — Кокур десертный. Сурож. Марочный. Очень вкусный. Не пожалеете.

 — Вы хотите меня споить? — мягко спросила Зоя.

 — Почему же споить? Просто немного полакомиться изумительно вкусным вином.

 — Вы его так разрекламировали, что я готова согласиться. Хотя это против моих правил — пить не за столом, к тому же с незнакомым мужчиной.

Я достал бутылку и стал орудовать штопором своего дорожного ножа. Шпок! — выдернул я пробку. Отерев горлышко салфеткой, я протянул ей бутылку. Начинайте вы. Я потом.

 — А из чего пить? Прямо из бутылки?

 — Да, наверное. Ни стакана, ни кружки у меня нет. Может, у вас есть?

 — Придется вам пить одному. У меня тоже нет. А из горлышка я не пью. Я же не алкоголичка какая-нибудь.

 — Причем здесь алкоголичка? За неимением гербовой пишут на простой, как говорила моя покойная бабушка.

 — Аргументация вашей бабушки безукоризненна, но здесь неуместна. Нет, Гена, я не буду пить из горлышка.

Она отстранила бутылку и мягко улыбнулась, не возмущаясь и не осуждая меня. Я заткнул бутылку и поставил в сумку.

 — А если я достану стаканы, будете пить?

 — Тогда буду.

Зоя произнесла эти слова, кокетливо глядя на меня, и прикрывая нижнюю половину лица прядью своих роскошных волос, как таджичка яшмаком. Аромат ее дыхания будоражил мои эмоции, и я к ее руке плотно прижал свою по всей длине. Зоя не отстранялась, но вопросительно смотрела на меня. Не желая испортить складывающихся отношений, я немного отодвинулся, но время от времени, как бы невзначай, все же нежно касался ее руки, бедра, талии.

 — Где вы работаете, Зоя?

 — Я работаю в Госинспекции.

 — В Госсанинспекции?

 — Нет, в Госинспекции.

 — Что это за инспекция? Чем занимается?

 — Я осуществляю надзор за соответствием продукции установленным стандартам.

 — Какой продукции?

 — Экспортной продукции, выпускаемой некоторыми из наших заводов.

 — Понятия не имею, что у вас за работа. Что вы закончили?

 — Инженерно-экономический институт. А кем работаете вы?

 — Я преподаватель. Учу студентов.

 — Геннадий, а что вы преподаете?

 — Радиоэлектронные науки.

 — Понятно. Приемники, магнитофоны, телевизоры. Верно?

 — Не совсем. Я теоретик. Читаю теорию импульсных устройств и систем, передачу информации в оцифрованном виде и тому подобное.

 — Ой, это для меня пустой звук. Вы очень образованы.

 — Вы не меньше. И вообще вы очень умная девушка. Кстати, вы замужем?

 — Была. Но развелась. Это очень больно, но жить было невозможно.

 — Почему?

 — Меня заедала свекровь. Она хотела, чтобы я переучилась на врача. А медицина меня — ну никак не привлекала. Я терпеть не могу крови, гноя, стонов и прочего. А экономика — это моя стихия. Я купаюсь в ней, наслаждаюсь ею.

 — Странно. А вы что, не могли от нее уйти и жить своей семьей?

 — Ну, она и так все подозревала меня в изменах ее сыночку. Хотела, чтобы я возле нее работала, была у нее на глазах. А то — вдруг уйти из-под ее опеки! — она засмеялась. — С нею бы, наверное, инфаркт случился!

 — А муж? Кем он был?

 — Он был военно-морским врачом. Все время в море. А его мамочка блюла мою нравственность. Это было так унизительно! Ведь я любила его, а она со своими подозрениями! У нас, говорит, в семье все врачи. Ты тоже пойдешь в медицинский. Я помогу. Я говорю — никогда. Я уже имею специальность, и она мне нравится. Тогда, говорит, ты у нас не приживешься. И я не прижилась. Мы жили во Владивостоке. Там у меня не было никого, ни одного близкого человека!

 — Но ведь муж любил вас? Он-то как реагировал?

 — Любил. На этом она и сыграла. Распалила его ревность, раздула, как огонь в печи! Говорила, что я шляюсь, когда он в море. А я была чиста перед ним, как Богородица. Клянусь вам!

 — И он в это поверил?

 — Поверил! Она для этого сделала все! И жену ему подыскала. Страшненькую такую, чтобы не гуляла, мол. В медицинский ее определила. А я уехала. Здесь мне помогли устроиться по специальности. Вот, работаю.

 — Все еще любите его?

 — Теперь нет. Прошло. Смотрите. Мы к станции подъезжаем.

Водитель остановил автобус и объявил:

 — Далеко не отходите. Стоим десять минут.

Я тут же направился в буфет. У стойки одиноко дремала буфетчица.

 — Вы можете мне продать два стаканчика?

 — Два стаканчика — чего?

 — Без ничего. Нам пить хочется, а не из чего.

 — Стаканами не торгуем, — ответила она.

Но по ней было видно, что если хорошенько попросить — продаст. Я положил на стойку два рубля и взял два граненых стакана. В то время такой стакан стоил пять копеек. И продавались они буквально на каждом углу. Буфетчица смотрела и криво улыбалась.

 — Спасибо, — поблагодарил я.

 — На здоровьице. Смотрите, только не пейте много в дороге! Можно и не доехать! — смеялась она вслед.

 — Постараюсь. Еще раз спасибо!

У входа в автобус меня встретила улыбающаяся Зоя.

 — Вот, теперь не откажетесь от кокура? — я показал ей стаканы.

 — Конечно же, нет. Я говорила уже. Положите ваши стаканы на сиденье и выйдите сюда, пожалуйста. У меня к вам просьба. Несколько необычная.

Я положил стаканы и вышел. Она взяла меня за локоть и повела по направлению к темному скверику за зданием автовокзала.

 — Понимаете, Гена... Мне нужно в туалет... А в общественный я боюсь заходить. Там темно и, конечно же, грязно. Вы не согласитесь постоять здесь неподалеку, пока я схожу под кустик. Только не отходите — стойте так, чтобы я вас видела. Хорошо?

 — Конечно. Идите.

 — Отвернитесь, пожалуйста, а то мне неудобно.

 — Ну, разумеется.

Я отвернулся. Но стояла такая тишина, что мне было слышно, как она резким движением спустила джинсы, а потом зажурчал тихий ручеек. Искоса я видел, как тяжелый колокол ее белых волос взметнулся над кустарником, потом снова встрепенулся, когда она поправила прическу, и поплыл в мою сторону.

 — Спасибо, Гена. Извините, что так получилось. Но мне было невмоготу. Теперь можно ехать дальше. Пойдем.

 — Простите, но и мне, кажется, тоже понадобилось, — смущенно сказал я. — Возвращайтесь в автобус, а я сейчас.

 — Я боюсь возвращаться по темну одна. Идите — я подожду вас здесь. Обменяемся, так сказать, ролями, — она улыбнулась открыто и нежно.

Я пошел в кустарник и остановился у ближайшего дерева. От аромата и звуков летней ночи, знакомства с красивой женщиной, ее близости, а также столь необычного и доверчивого поведения я слегка захмелел. К тому же я предвкушал предстоящий ужин с высококлассным марочным вином в ее обществе и общение в экстраординарных условиях.

Через полминуты я вернулся к ожидавшей меня Зое. Она смущенно прикрывала жмутом своих роскошных волос нижнюю часть лица, но глаза ее недвусмысленно улыбались, временами ныряя куда-то вниз. Войдя в автобус, я тут же достал свой запас продовольствия — пару яблок, кусок колбасы, сыр, яйца, вареные вкрутую, огурцы и несколько конфет. Зоя приобщила кусок курицы, пару помидор и пачку печенья.

 — С таким запасом можно хоть на северный полюс,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх