Поединок с собой

Страница: 2 из 6

кожаными браслетами с металлическими клепками, он выглядел изящно. Одиноко сидя на стуле и играя, он не видел их усмешки и опьяненный презрением взгляд.

Он остановился, чтобы размять пальцы.

 — Ладно, хватит! — выкрикнула хозяйка дома, — Включай музыку, хочу танцевать!

Включили музыку. Девушки шумно высыпали в середину комнаты. Никита пересел в угол дивана и оттуда наблюдал за ними.

 — А тебе что — приглашение особенное надо?! Иди сюда! — рыжеволосая Лара махнула ему рукой.

Но он сделал отрицательный жест руками и остался на месте, давая понять, что он танцевать не будет.

 — Вставай! Иди сюда! — продолжая танцевать, выкрикивала она.

 — Нет, я просто не могу! — попытался отстраниться он, но не вышло.

 — Давай сюда! — теперь уже хором они требовали, чтобы он танцевал.

 — Нет, нет, я не буду! — он активно замотал головой.

Но это не помогло.

 — Что — трусишь? Я так и знала! Как до дела доходит — вы все трусите!

 — Причем тут трусость? И при чем тут все? — парировал он, чувствуя, что начинает заводиться.

 — Да притом, что все мужики такие! Все вы трусливые!

 — Да что ты цепляешься ко всем мужикам? — обиделся Никита.

 — А что — не трусы, что ли? Трусы! И ты такой же трус! — продолжала задирать она парня.

 — Я не трус! — он вскочил на ноги, сжав кулаки.

Лара расхохоталась, видя его воинственную позу.

 — Ой, я не могу! Мы что так взбрендили?! — хохоча, она схватилась за живот, — Ты не трус?! Докажи!

 — Да, докажи! — подхватили подруги, забыв про танец.

 — И докажу!

 — Докажи! — не унимались девчонки.

 — Докажу!

 — Прямо сейчас! — вставила Елена.

Она до этих пор только с удовольствием наблюдала за этой сценой.

 — Ну, так что, слабо доказать?! — Елена встала в позу, уткнув кулаки в бока.

 — Да мне не слабо!

 — Тогда давай, разденься догола!

 — Что?!

 — Что слышал! Раздевайся!

 — Я, что — дурак, по-вашему?! Еще чего?!

Елена развела руками.

 — А ты говоришь — не трус! Да трус!

 — Да я не трус! Но раздеваться я не буду! Еще чего!

 — Я же говорю — трус! — нарочно задевала его за живое Елена, — Чтобы раздеться перед всеми догола — смелость нужна! А ты боишься!

 — Я не боюсь!

 — Тогда докажи! Докажи!

У парня начали шарики заезжать за ролики. Ситуация становилась напряженной и крайне опасной. В этой ситуации, чтобы доказать, что он не трус — он должен раздеться, раз уж заикнулся! Но раздеваться ему очень не хотелось. Он усиленно соображал, что же делать? Как выйти из этой ситуации? Да, приперли... Отказаться — значит признать трусость. Раздеться — опозориться перед всеми. Он стоял в растерянности, не зная, что делать.

Пять пар глаз сейчас сверлили его одного. Под их взглядом ему становилось невыносимо. Вот попал, так попал!

 — Чего застыл?! — выкрикнула Ирка, — Трус! Трус!

На Никиту накатило дикое состояние отчаянья и обиды. На глазах проступила влага. Взгляд у Никиты стал просто сумасшедшим.

 — Да не трус я, не трус!

С этими словами он стал рывками расстегивать на себе одежду, сбрасывая ее под громкие выкрики подруг. Раздеваясь, он тихо себе под нос бубнил: «Я не трус! Я не трус!»

Через несколько секунд перед девушками предстал совершенно голый, худой паренек, стыдливо прикрывающий обнаженный член руками.

 — А! — заорали девчонки, — Руки убери! Убери руки!

Никита обливался стыдом, стоя голый перед кучей девчонок. Но руки он убрал.

 — Молодец! Ты герой! — похвалила его Елена.

Она быстро достала из тумбочки камеру и начала его снимать.

 — Зачем это? — испугался он и попытался закрыться, — не надо!

Он попытался ладошкой закрыть объектив, но Елена отошла дальше и продолжала снимать.

Никита попытался спрятаться за спинкой дивана, но его опять подцепили за живое.

 — Ну, чего же ты опять испугался? Сделал шаг — сделай и второй! Ты же не трус, как ты говоришь!

И Никита сдался. Так достали его эти девчонки! Теперь он уже жалел, что пошел на это день рождения. Никто же не знал, чем все обернется!

Он пытался отворачиваться от камеры, но каждый кадр все равно был заполнен только им, причем во всех подробностях.

Ему для смелости налили еще вина. Он схватил бокал и жадно выпил вино, словно это была вода. От расстройства его мучила жажда. Теперь он охмелел и немного успокоился.

Девчонки окружили его, вовлекая в азартный ритм танца. Они нарочно дразнили парня, сексуально извиваясь перед ним под музыку, делая откровенные эротические движения телом. Его эмоциональное состояние итак на пределе, а тут еще и возбуждение начало быстро нарастать. Бедному парню некуда было деться от своих эмоций. Его член предательски начал набухать и подниматься. И очень скоро он уже торчал прямо вверх, как свеча. Он был у него необычной формы: длинный, расширяющийся к верху. Головка выделялась на члене, как шляпка у гриба. На девушек это произвело такой фурор! Они веселились и подбадривали ничего не подозревающего парня громкими выкриками. Его член покачивался, когда он танцевал. Ему показалось, что девчонок возбуждает его голый вид, особенно торчащий в боевой готовности член. И хотя он все еще стеснялся, но опьяненный внезапной «славой» стал понемногу расслабляться. На его лице появилась легкая улыбка. Никита решил, что все эти девушки его хотят. И он воспарял духом и даже загордился собой. Не прекращая танцевать, он начал производить неприличные движения бедрами, имитируя эротический танец. Девушки, смеясь, начали подбадривать его дружными хлопками в ладоши. И тогда он совсем осмелел, решив добавить «перчика» в программу: он взял в кулак член и стал им крутить, подавая бедра вперед и пританцовывая.

Такой шум поднялся вокруг него! Девчата ликовали и смеялись одновременно! Но Никита не понимал, что они ликуют и смеются не от восторга, а над ним! Над его смешным положением!

 — Дай мне камеру! — Елена выхватила камеру у подруги и начала сама снимать.

 — Похоже, ему это нравится!

 — Точно! — подтвердила другая, — Вот так кадрик!

 — Да, кадрик! А давай спрячем его одежду!

 — Давай!

Они быстро сгребли его шмотки и спрятали так, чтобы он их не нашел. Теперь веселье усилилось. На камеру были сняты весьма интересные кадры.

Тут Никита вновь увидел камеру и насторожился.

 — Не снимай! Не надо! — он пытался ладонью прикрыть объектив, но его руки убирали девчонки. Оператор все время двигался вокруг и снимал.

 — Я представляю, если эти кадры выложить в интернет! — произнесла Елена и засмеялась.

Никите сразу стало не по себе.

 — Не надо! Пожалуйста, не надо! — взмолился униженный парень.

Но девушки его не слушали. Они весело смеялись, причем смех их носил, скорей, угрожающий характер.

В глазах Никиты появилась предательская влага. Он стал искать свои вещи, чтобы одеться, но не находил их. Он голый бегал по комнате и осматривал все углы в поисках одежды. Но ее нигде не было.

Девчата со смеху падали, наблюдая за ним.

 — Где моя одежда?! — тонким голосом почти истерично выкрикнул он.

 — О-хо!"Где моя одежда!» — ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх