Ольга. Часть 2: День второй. Меня назначили быть ПРИЗОМ. Первый призёр – Володя

Страница: 2 из 4

ног...

Испытание, которому подвергал меня Гена, оказалось значительно сложнее, чем я предполагала, и наглядно продемонстрировало мне то, как я низко пала за последнее время.

Не успела я за-тихориться за своим письменным столом, как с утра пораньше вошёл начальник нашего финансового отдела и сообщил, что с сегодняшнего дня он переходит в кабинет директора на пару недель пока директор в отпуске, а в его кабинет перебирается начальник нашего аналитического бюро — Геннадий. И на эти две недели они назначают начальником нашего аналитического бюро единственную женщину — это меня. Я попыталась сделать самоотвод, но Геннадий и Юрий Петрович резко меня осекли, заявив, что вместе с ген. директором на две недели в отпуск ушло половина заводоуправления и ровно половина из сотрудников нашего аналитического отдела, так, что мне надо будет обеспечить работу не 14-ти нашим постоянным сотрудникам, а только семи оставшимся. К тому же требования к нашему бюро у дирекции завода на летние месяцы минимальные. Но пусть эти требования и минимальные, но нашему бюро предстоит именно за эти две недели сделать качественный рывок, потому как сразу после отпуска ген. директор будет принимать стратегические решения по развитию нашего завода и мы ровно половинным составом должны переосмыслить эту стратегию.

Как ни когда у нас есть уникальная возможность свежим взглядом взглянуть нате поставленные задачи, что мы решаем за последние несколько лет. Пол коллектива в отпуске. Каждый из нас берёт дела одного из ушедшего в отпуск коллеги, и каждый день выходит на Ольгу Ивановну, А уж Ольга Ивановна выходит на Геннадий Павловича и на Юрий Петровича с детальным переосмыслением стратегии по той задаче, которой решали до отпуска наши коллеги. И разумеется и по своим поставленным задачам. Мне предложили в ближайшие полчаса — распределить дела ушедших между оставшимися. До 12 часов сегодняшнего дня знакомимся с делами и ровно в 12 часов каждый за 10мин. Сдаёт свои письменные наблюдения Ольге Ивановне. После чего на обеденное время с 12 часов меня с семью докладными ждут в кабинете Юрий Петровича, но так как Юрий Петрович уходит в заводоуправление, то в кабинете его все вопросы решает Геннадий Павлович.

После чего Юрий Петрович заявил. Каждый день после обеда будет ЛИДЕРУ наиболее удачных предложений торжественно и публично вручается приз. Какой — увидите — не будем забегать. РАБОТАЙТЕ. Шефы удалились. Мне даже стало обидно, что мой начальник так и ни слова не проронил про мой сверх-блядский вид. А я так волновалась, что меня заставят встать со своего тихошного места. Мне стало легко. Я взяла папки с самого ближайшего стола. И не потому, что там была самая легкая тема, нет мне просто не хотелось пересекать весь наш огромнейший зал, что бы дойти до столика, того сотрудника, тема которого меня действительно волновала. Остальные сотрудники также как-то бесконфликтно между собой разобрали папки и все углубились в исследования. Видимо их так же ни сколечко не впечатлила столь значимая постановка вопроса. И тому было простое объяснение: все карьеристы добились отпуска для себя летом и оставшийся состав сотрудников ни когда особливо «жопу и не надрывал ради карьерного роста». Передо мной были наиболее спокойные сотрудники нашего отдела.

Да и я понимала, что в этой речи, не было ни какой значимости. И так же не придала значения ежедневному призу. Но сегодня были сняты у меня кучу внутренней планок, и я легко обратила внимания, что я знакомлюсь с текстами и графиками уже не как профессиональный математик, а в каком-то туннельном, сверхпроводимом состоянии мозга. Я совершенно забыла, в какой я одежде и совершенно забыла, что внезапно настало 12 часов. Я делала открытие за открытия и как-то сердито осекла Владимира, который видимо уже давно рассматривал мои голые буфера, стоя над моим столом. Ну чего уставился? Владимир — указал на время и протянул свою докладную. Я с трудом смогла себя оторвать от своей работы, но когда стала вникать в докладную Владимира — восхитилась тем, что такой же туннельный эффект меня охватывает при прочтении и его докладной. Я даже подпрыгнула, забыв, что сижу без лифчика и груди мои подпрыгнули и заколыхались так, что Владимир чуть не упал на мой компьютер, покраснев, от того, что двумя руками схватился за огромный бугорок, что торчал в его штанах от перевозбуждения.

Я глянула на себя: ноги были привычно для меня раздвинуты, а вот юбка держалась лишь на одной липучке. То, что на мне нету трусов — мой лохматый треугольник это демонстративно показывал. Меня вполне можно оценивать как голую. И у меня заныло от сладострастного желания. Сдержалась, но при последующих чтениях докладных обратила внимания, что все наши мужчины с трудом продвигались к моему столику — у всех стояли бугорки в штанах. Я всех поблагодарила за докладные и вежливо отказалась от предложения сходить с ними вместе в нашу столовку. Как только мужчины ушли, я только сейчас осмелилась встать со стула и залепить предательскую липучку на юбке. Взяла докладные и направилась в кабинет своего начальника. Я откровенно сильно возбудилась от того, что выгляжу голой под взглядами мужчин. На юбке образовалась пятно от моих выделений а в голове мысль — скорей бы уж закончился рабочий день — хочется трахаться-трахаться-трахаться и вся надежда на Гену, что он трах мне обеспечить, не хуже чем вчера.

В коридоре была тишина. В холе, стояли диваны для гостей, и плазменный телевизор, и аквариумы с пираньями — была тишина. Катеньки — секретарши на месте не было, дверь в кабинет Геннадия была открыта — я нырнула в кабинет. Гена в кабинете был. На раз-два-три глядя мне прямо в глаза, скомандовал Гена. Это значит, что не обращаю внимания ни на кого я должна в в 5сек. оказаться голой. Машинально я оглянула весь кабинет и тут же одним движением отклеила две липучки на юбке и скинула кофточку. Ну, наконец-то, что-то будет, радостно мелькнуло в голове, и я расцвела в улыбке. Сделав несколько шагов, уже голой вглубь кабинета я протянула кучу бумажек прямо в руки Геннадию. Геннадий их взял, а другой рукой по-хозяйски стал сжимать и одну то вторую мою грудь. И тут же рука у него нырнула в киску. Нарушаешь инструкцию — ноги шире ставь, пока пройтись, расставляя ноги шире плеч. Я пошла навстречу его руке, как мне хотелось прижаться всем телом к Генке, но у него предательски зазвонил телефон. И он прямо во время разговора подтолкнул меня по жопе, что бы я забиралась на стол. И жестом мне показал, что бы я по столу совещаний ходила туда-сюда как можно откровенней. Он говорил по телефону, а я всё сексуальней выставляла ему своё тело в ходьбе по столу.

Как только его разговор закончился — я первым делом ему сказала, что будет, если кто-то войдёт в кабинет, может я закрою кабинет на ключ. Гена ответил — ну ты выглянь и проверь — проверь есть ли посторонние в холе. Я спрыгнула со стола и соблазняющие нагнулась за юбкой и блузкой. Гена меня остановил — нет, так иди и иди так же красиво, как сейчас на столе. Я обалдела, но вспомнила, что вроде, ни кого нету и даже Кати. Но всё же осторожно подошла к двери и чуть-чуть её приоткрыла. Гена очень зло заметил. Нарушаешь инструкцию: любую дверь всегда открываешь решительно нараспашку и сразу выходишь с решительной блядской походкой и уж потом осматриваешься. Я снова закрыла дверь и решила подчинится. От злости я даже пнула юбку и блузку в сторону Геннадия развернулась и открыв на распашку дверь сразу же раскачивая бёдрами вышла в комнату секретарши. Прошлась до холла. Слава богу, в холе действительно ни кого не было.

Вернулась в кабинет и направилась к Генке сразу на коленки. Мы с ним одни. Гена позволил мне сесть ему на коленки, но тут же рявкнул. Опять нарушаешь инструкцию — если прикасаешься к мужчине, сразу его в засос целуешь в губы и рукой тянешься к ширинке. Это правило мне очень понравилось. В штанах стоял КОЛ! Давай прямо сейчас! Гена — сказал,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх