Ольга. Часть 3-4: Вечер понедельника. Я приз – для Петра. Новый неожиданный оборот

Страница: 2 из 4

комнате в кабинете начальника, а сейчас за работу. Я была возмущена. Вот так прилюдно среди кучи мужчин разложить даму, и возбудить её, и обломать?! Я вожделенным взглядом осмотрела всех присутствующих и очень неохотно и медленно, но стала сводить свои ноги. Мне совершенно искренне нравилась ситуация, что мужчины смотрят на меня с перевозбуждением — вожделением, со страстью самцов. Я со студенческих времён видимо давно возжелала для себя этих ощущений. И вот дождавшись этого — совершенно не хотелось сходить с этого пьедестала.

Ни чего особенного до 12 часов так и не было, если не считать того, что Мне с Владимиром буквально на пол часика выдели секс-комнату, но это только раззадорило меня. Володька разрядился пару раз, но из-за своего эксперимента трахать членом в киску и одновременно трахать мой анус огурцом — мне оргазм обломился.

2—0 в пользу мужской спущёнки, против женского облома, а может быть, когда я уже была близка к оргазму, вошёл Гена с хуем наизготовку и Володе сказал, что бы он спускал, через пять минут будет совещание в кабинете начальника. Мои возражения: так мы в прошлый раз вчера совещанию не мешали же — давайте делайте совещание там, а мы продолжим трах — тут. Это не проканало. Меня как последнюю шлюху вытолкали из секретной комнаты. Даже не дав подмыться от двукратной спущёнки Володи. В отделе Володя безостановочно выдавал сотрудникам подробности. Его восхищала моя амплитуда подмахивания и колыхания моих грудей. Я же про себя возмущалась, что мужчины так бесцеремонно могут обсуждать секс с женщиной. И даже Володя после секса ко мне так и приближались.

Ровно в 12 часов один за другим ко мне стали подходить наши мужчины и на деловом уровне охотно загружать мои мозги свои писанными и не писаными идеями — расчётами — доводами. Когда был Володя, я позволила себе не добрую шутку — с размаху за все его сплетни саданула толстым справочником по лбу, сообщив ему, что с этой минуты буду принадлежать другому. Во втором часу дня я пошла в кабинет начальника, где уже сегодня успела отсосать и Геннадию и вновь не удачно потрахаться с Владимиром. В холе как обычно ни кого не было, и я чуть не разрыдалась. Так хотелось отдаться любому, кто там был бы. В кабинете Гены не было, он суетливо на огромнейшем балконе с кем-то напряжённо общался по сотовому телефону. Я прямо на балконе уселась в шезлонг широк расставив ноги в ожидании того, что Гена может быть прекратить свои разговоры и меня наконец-то выебит. Он мне скомандовал раз-два-три: я и аж просияла от счастья — скинуть юбку и блузку было и просто и я наконец-то совершенно голая и драчливая, как заметил Геннадий, засунул мне во влагалище другой сотовый телефон. Мимо нас буднично через весь огромный балкон с прошла Катерина, везя на каталке ресторанный хавчик. Во время обеда, я и не подумала одевать на себя одежду, так и проторчала перед Геннадий всё время полностью голой и потом когда мы совместно обсуждали с ним работы сотрудников нашего отдела. Когда внезапно через балкон вошёл Юрий, то он совершенно равнодушно меня перегнул через стул. А Геннадий тут же вспомнил про приказный тон, что я обязана сразу очень широко расставлять ноги и обоими руками раздвигать половые губы. Да ради бога, с радостью, я их готова была одтянуть до ушей. Юрий видимо думал обо мне всё утро и молниеносно вставил.

Но, о ужас, они при этом с Геннадием монотонно переговариваются. Я тут подмахиваю и хриплю вдавленная в сиськи, а они по громкой связи проводят при этом планёрку. Ну нет на свете счастья, подумала я когда приняла в глубь себя мощнейшие потоки спермы от Юрия. И снова мне указали тщательно вылизывать головку и весь ствол замечательного Юриного хуя.

Юрий и Гена решали задачи, что подбросил на этот раз в докладной очкарик Пётр, а я широк расставляя ноги, дефилировала по столу совещания, капая спермой. Я при этом впопад корректировала и Юрия и Геннадия на предмет тех или иных идей. Несколько раз Катя по громкоговорящей связи навязывала рабочую встречу с кем-то из заводских. Геннадий отклонял и просил Катю проконтролировать, что бы с гостем не заводским случайно не вломился кто-нибуть из наших, заводских. Наконец, меня опять нагнули сиськами в стол, я рефлекторно тут же расставила ноги и с как можно шире растянула половые губки. Геннадий вогнал в меня огурец и стал на всю 25см. длину вгонять вовнутрь меня, я так и при этом не отпускала руками растянутые половые губки. Юрий тем временем писал на моей спине. Огурец, как мне показалось, загнали вовнутрь матки. И вновь Юрий сказал да пусть так идёт в отдел. А мы с Геной в два голоса — так в холе может быть, кто-то из заводских. Юрий махнул рукой и через балкон ушёл в свой директорский кабинет, где уже собирались начальники производств на совещание. Одевайся — у меня тоже здесь будет своё совещание и объявляй победителя. Одеть эту юбку и блузку — всё равно, что ни чего не одеть, но не идти же совсем голой. Уже в секретарской Юрий обратился к Кате — через 15 минут собирай народ у меня на совещание, ну а меня мол — у тебя 10 минут, что бы успеть запереться с секретной комнате. Я только хотела уточнить — с кем, но Гена что-то там стал решать с Катериной а мне кинул — читать умеют — прочитают. Я одна пошла в наш отдел.

Ну, мужчины! Ни кто не седел на своих местах. Володя по-прежнему делился впечатлениями. А прямо по центру уже красовалась не табуретка, а что-то типа пьедестала из трёх ступенек и красная дорожка от входа в отдел к этому импровизированному пьедесталу. Ни кто не посмел близко ко мне подойти. Включили марш славянки. И как только я взлетела на пьедестал, марш славянки сменился на мелодию 7—40. Все стали пританцовывать и я разумеется тоже. Геннадия не было, но Володя скомандовал РАЗ-ДВА-ТРИ. И я не стала противится — сверх легчайшая блузка и парусиновая юбочка полетели (но не долети) в сторону Владимира.

Мне всё это понравилось, танцевать голой мне офегительно нравилось. А танцевать под взгляды пританцовывающих мужчин — в тройне. Ни кого не заботило, что с моей спины могла бы и открыться дверь и войти посторонние или не дай бог наши заводские люди, да и нафиг наверняка назло всем пойду на поебит голой. Кто-то уже пытался обойти и прочитать. Но я сделала очень резкий оборот вокруг свои оси, и посыпались предположения — кто же там написан. Только с третьего моего резкого круга смогли прочитать — Пётр. Наш очкарик и без того красиво пританцовывал, а тут пошёл ко мне по ступенькам на пьедестал. Очень прикольно всё сотворили мальчишки. Я вся возбуждённая прямо в засос вцепилась в Петра и другой рукой ни чего не искала между ног, сразу за ремень его брюк через трусы-семейники в хую! Все заорали ГОРЬКО! И вдруг включился марш Мендельсона, а мы с Петей всё целовались и целовались. Он помог расстегнуть ремень и приспустить брюки, хуй его не мог быть столь зажатым, и когда уже я его высвободила на свободу, то по громкоговорящей связи все услышали — Ольга Ивановна Вы срываете совещание — пулей идите на своё рабочее место. Я быстро выпорхнула в коридор. Пётр, чуть замешкавшись со своим освобождённых хуем следом за мной.

Пробежав мимо холла, я поняла, что меня видели несколько мужчин и следом пробегающего мужчину, на ходу, застёгивающего ремень на брюках. Я уже представила такую картину, что я влетаю голой в кабинет — а там народ и через них исчезаю в какой — то двери. От ужаса я аж раскраснелась. Влетаю — но тут только Геннадий. Который мне полушепотом говорит — я всех отправил на балкон — ну быстрее же. Уф! И следом мой орёл Пётр.

Очкарик, но ебёт хорошо, я удивилась, он оказывается мускулист и в чём–то даже извращенец. Оргазм был, но только благодаря тому, что он смог долго не вынимать свой член из меня после своей третий спущёнки. Точнее так: мне удавалось его не выпускать из себя. Спасибо Петя, я полюбила твоё усердие в постели! Ну, хотя бы такого мужа мелькнула у меня тогда. Я почувствовала,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх