Как я был девочкой

Страница: 1 из 2

Как-то, несколько лет назад, я из любопытства заглянул в мамин шкаф. Там были такие необычные для мальчиков вещи, которые словно приоткрыли дверь в другой, девичий мир, который всегда вызывал интерес. Лифчики, трусики, колготки... все это было каким-то другим и непонятным. И мне просто хотелось понять, почему, что в них другого. Было немного стыдно, когда я рассматривал их, но меня никто не видел, не мог высмеять или запретить делать это. Это же любопытство заставило как-то примерить на себя одно... другое... И неожиданно стало вызывать уже другие, томительные ощущения. Их хотелось переживать заново. И я, надев белье, словно становился кем-то другим.

Мне хотелось представить себя девочками из класса, всеми, по очереди. Представить, что они чувствуют, когда одеваются, когда на них смотрят, когда им подглядывают под юбку... Это нравилось и захватывало. Мешало только то, что в шкафу не было девчачьей одежды. Когда я закрывал глаза и чувствовал на себе лифчик, я мог представить себя кем хотел, но мне очень хотелось еще и смотреть на него. Представить же себе одноклассниц в таком лифчике у меня не получалось. Мамины вещи были слишком настоящими, слишком взрослыми. Они навевали какие-то другие чувства и мысли, которых я боялся... Попытка представить себя взрослой женщиной вызывала что-то грубое, связанное с насилием, ощущение того, что со мной хотят сделать что-то большее, чем просто подглядывать за мной... Я отгонял эти мысли, но они возвращались снова, все более явственно, принимали конкретные очертания. Там было уже что-то из запретного, были большие мужские члены, которыми мной хотели овладеть, унизить, сделать что-то постыдное... Кроме того мне еще и становилось совсем стыдно, если я при этом вспоминал, что это не просто женские вещи, а мамины. Но желание было очень сильным и я понемногу привыкал к этому. К тому же я давно хотел попробовать надеть мамин пояс с чулками, которые я видел в самом дальнем углу шкафа.

Когда я первый раз надел пояс и чулки, ощущения оказались просто фантастическими. Это оказалось самым женственным предметом, из всех, что я примерял! То, как они нежно облегали ноги, как выглядели со стороны, как оставляли открытой самую интимную часть, причем не только чтобы ее увидеть, но и давали полный доступ к ней... Я больше всего боялся подумать и изо всех сил отгонял мысль о том, что мама надевала такое. Сначала я представлял себя нашими девочками, одевающими это в школу под платье. Это было очень необычно, возбуждающе, но слишком уж нереально, потому что они должны были представлять, что собираются в этом делать! Но как только я представил, что я — взрослая женщина, это охватило меня целиком. Мне захотелось больше и я впервые ясно представил не только то, что меня хотят мужчины, но и что они овладевают мной! У меня некстати мелькнула мысль о маме, но стыд вдруг прошел, а желание думать об этом осталось. Я надел еще мамину комбинацию, лег в ее кровать и закрыл глаза...

У меня никогда не было таких сильных ощущений! Я представил себя мамой, представил, что я лежу именно в таком виде, что на мне сейчас лежит мужчина, он пристает ко мне, хочет меня! Его возбуждает все, он смотрит на мое белье, на мои ноги в чулках, на мою грудь горящими глазами. То, что я обычно скрываю от мужчин, он видит все полностью и от ощущения наготы перед мужчиной мне становится стыдно, но от этого внутри все начинает дрожать. Он понимает для чего я одела чулки и мне становится еще более стыдно от того, что он это понимает! Я отказываюсь, сопротивляюсь, но он все равно грубо щупает и тискает мою грудь, потом лезет мне под комбинацию, и... вводит в меня свой член! Я не удержался от выдоха с протяжным женским стоном, настолько это было возбуждающе!

Когда я пришел в себя, мне все же стало не по себе от того, что позволил себе представлять такое. Несколько дней я не решался думать об этом, но потом желание вернулось. И я подчинился ему. С каждым разом я представлял себе что-то большее, пробовал что-то новое. Я уже представлял себе не только проникновение, но и то, что вызываю такое желание, что мужчина раз за разом кончает в меня, что он делает это против моей воли, на виду у других мужчин, которые в упор разглядывают нас, которые тоже хотят меня... Я представлял себя при этом разными женщинами, но чаще всего мамой, потому что тогда к моим чувствам добавлялось чувство стыда и от этого все становилось гораздо острее! Чтобы добавить реальности к ощущениям, мне захотелось попробовать выйти в одном белье на лестничную площадку. Первый раз я смог выдержать буквально пару секунд и сразу же вернулся, настолько меня трясло от нахлынувших чувств. Но остановиться на этом тоже было невозможно и в следующие разы я настолько осмелел, что даже спустился на два этажа вниз. Среди маминой обуви я нашел белые туфли на красивом невысоком каблуке, сантиметров пять-шесть, которые она не носила потому что они ей были велики. Зато мне они оказались впору. И в следующий раз я уже это проделал, цокая каблуками по ступенькам и сладко замирая от этого звука.

Известие о том, что мама уезжает на один день в командировку привело меня в восторг. Первым делом я подумал о том, что весь день я смогу отдаваться любым своим желаниям, не опасаясь быть застигнутым внезапно вернувшейся мамой. А потом у меня появилось желание надеть мамино белье под одежду и выйти так в город. Я еле дождался ее отъезда.

Это был уже поздний вечер и я подумал, что можно будет выйти не только в белье, но и в маминых туфлях, которые не будет видно под длинными брюками. Я решил пройти по парку, где никого в это время не бывало, чтобы не опасаться цокания каблучков по асфальту.

Никогда раньше я не наряжался так старательно. У меня была уверенность, что чем больше всяких женских украшений я одену, тем полнее будут мои ощущения. Кроме белья я надел бусы, красивую брошь, браслет. Я никогда раньше не понимал, зачем женщины иногда носят тонкую цепочку на ноге, на щиколотке, но сейчас мне захотелось и этого.

Я вышел на улицу когда была уже ночь, и поэтому старался идти так, чтобы не цокать каблуками. Парк был совсем рядом и когда я зашел в него, я уже изнывал от необычных ощущений...

 — Эй!

У меня внутри похолодело. Голос был совсем близко и обращались явно ко мне. Мне захотелось убежать, но при первом же шаге я чуть не споткнулся на каблуках.

 — Иди сюда.

Я вздрогнул, повернулся и увидел двух взрослых парней, сидящих на пеньках с бутылкой. Они разглядывали меня.

«Потребуют деньги?» — подумал я и впервые такая мысль мне показалась хорошей.

 — Смотри, он в женских туфлях, — вдруг удивленно сказал один из парней. Я почувствовал холод внутри. Похоже, что брючина за что-то зацепилась, завернулась и сейчас было видно белую туфельку...

 — Педик? — хмыкнул другой, — а ну раздевайся!

У меня от страха выступили слезы, раздеваться было просто невозможно.

 — Пожалуйста... я не могу...

 — Пизды что ли хочешь? — угрожающе сказал парень, приподнимаясь.

Я схватился за куртку и стал расстегивать ее трясущимися руками. Они с удивлением глазели на кружевные лямки комбинации, из под которых выпирал лифчик. Потом я взялся за брюки, расстегнул их, приспустил и они упали к моим ногам. Испытывая ужас, я стоял перед ними в коротенькой комбинажке, коричневых чулках и белых туфлях, боясь расплакаться.

 — Где ты это взял? У мамы?

 — Да...

 — Она тебе разрешила? — парни заржали.

 — Я сам...

 — А что, у мамы такой большой лифчик?

 — Да...

Они переглянулись.

 — А она все время носит пояс?

 — Иногда...

 — Ты что, только с матерью живешь?

Я кивнул. Они опять переглянулись.

 — Одевайся. Пойдем к тебе.

 — Зачем? — я вздрогнул.

...  Читать дальше →
Показать комментарии
наверх