Сын Танелона

Страница: 11 из 11

тунта мирре та, оматта!

 — Не оставляй нас, хозяин!

Танелонец задумчиво посмотрел на двух изящных тонких созданий, поглощавших его семя с такой охотой, даривших ему ласки своих слабых нежных тел, проявлявших любовь к нему, одному из самых грозных и опасных разумных существ в мире... Танелонцы не испытывают большинства эмоций, они не боятся, не стыдятся, не печалятся и почти никогда не скорбят. Танелонцы не считают себя ущербными, где бы ни находились, и проявление хорошего отношения к себе воспринимают не с благодарностью, а скорее с удивлением. Самсон всё ещё не знал, что чувствует по отношению к ним, ведь для него, даже столь приятные ощущение как пик соития значили крайне мало, это люди и эльфы готовы совершить нечто из ряда вон, дабы получить желанную женщину, или мужчину, но танелонцы вечно жаждут лишь крови, и для того, чтобы получать её вдосталь, им нужно лишь оставаться собой... И всё же, он не хотел оставлять их. Гигант принял решение.

 — Я пойду в ту же сторону, что и эльфы, возможно, увижу границы ваших земель, или что-то интересное...

Иллиам вскарабкалась на него как на дерево с ловкостью молодой рыси, на этот раз её брат почти не опоздал и любовники скрепили решение спонтанным тройственным поцелуем.

 — Для нас это очень много значит, хозяин! — прошептала она ему на ухо.

Остаток ночи троица провела на берегу, эльфы заснули прямо на Самсоне после третьего обильного извержения семени, предварительно вылизав себя, и друг друга. Они даже не стали прикрываться, спали обнажёнными на огромном теле, источающем жар.

Утром любовники помогли гиганту влезть в кожаную броню. Прошлым вечером, когда танелонец омывал свою экипировку, она, будучи кожаной, разбухла, а поскольку за утехами он забыл надеть её вовремя, броня за ночь высохла и теперь едва-едва налезала на торс. Чувствуя, как плотно облегает доспех, повторяющий контуры его тела, гигант следил за одевающимися эльфами, которые то и дело стремились продемонстрировать ему всё то, что он уже тщательно изучил и чем фактически владел.

 — Хозяин, наша ставка в той стороне!

 — Я иду не туда. А в ставку Скидийских Воробьёв. Надо попрощаться с ними. Пусть мы никогда не были едины, но я четыре года шёл в одну с ними сторону.

 — Хозяин, эльфы встают рано, идут быстро. Наш лорд уже наверняка в пути, и будет чудом, если мы его догоним! Не можно ли бросить сантименты?

 — У танелонцев нет сантиментов, малышка. Но у нас есть порядочность. Если я уйду просто так, они будут вспоминать обо мне как о том, кто сбежал. Глупые люди, никак не возьмут в толк, что я никогда не был одним из них.

 — Но хозяин!

Самсон не собирался с ней спорить или слушать её, он поступал так, как должно было поступить, никаких иных вариантов не рассматривалось.

Люди не вставали рано и ещё даже не собирались никуда идти. Большинство Воробьёв ещё валялись у кострищ в похмельной неге, готовясь встретить этот день звоном колоколов в голове. Ходриг голый по пояс с шумным фырканьем умывался в тазу прямо перед своим старым и довольно небольшим шатром. Капитан был широк, но на его боках едва ли нашлось бы место дряблым обвислостям, тугое жёсткое мясо, как у вепря, всю жизнь бегавшего по лесу и бившегося за право жить! Из-за влаги рыжие волосы, усы и борода потемнели ещё сильнее, и Ходриг казался светлым брюнетом.

 — А, вернулся-таки! Самсон вернулся! А нету твоих баранов, здоровяк! Схомячили мы их... Вижу, высокородные господа нашли тебя?

Танелонец ничего не ответил своему старому знакомцу, он лишь бросил эльфам «ждите здесь» и направился в сторону бранного поля, воздух над которым смердел и был заполнен тучами жирных жужжащих мух. Гигант не показывался довольно долго, наёмники постепенно поднимались, являя миру свои заспанные, красные и помятые как пастельное бельё в борделе лица. Вокруг пары обеспокоенно переговаривающихся эльфов постепенно стала образовываться любопытствующая толпа, а Ходриг совсем не спешил приглашать долгоухих к трапезе, хотя сам уже начал завтракать. Эльфы, разумеется, ни малейшим движением уха не показали, что весьма голодны, хотя как раз их-то желудки назвать совсем уж пустыми нельзя. Прошло немногим более часа, когда Самсон, наконец, появился. Он шёл, держа в левой руке мясницкий крюк, на который была насажена огромная, просто громадная оркская башка! Её изрядно пожрали падальщики и во лбу виднелась страшная рубленная рана, но на бледной коже ещё отчётливо виднелась яркая синяя краска.

 — Так вот, на счёт баранов...

 — Забудь, Ходриг, я ухожу.

 — Куда, позволь узнать? — меланхолично спросил капитан.

 — В сторону Извечных Домов.

 — Вот как? Полагаю, высокородные господа сделали тебе хорошее предложение?

 — Не совсем, — ответил Самсон, который, как и все танелонцы, не осквернял уста ложью, — мы всю ночь занимались плотскими утехами, и они дали мне то, в чём я нуждался. И, хотя я ничего не должен им взамен, я решил, что наши дороги с тобой и твоими людьми расходятся. Теперь моя дорога идёт в том же направлении, что и остроухого лорда.

Атмосфера и качество внимания вокруг эльфов существенно изменились, и непонятно было, в лучшую или в худшую сторону. Теперь на них смотрели с ещё большим любопытством, но ещё и с враждебностью.

 — Значит, — капитан демонстративно сломал палку копчёной колбасы, — променял друзей на баб?

 — Один из них мужчина.

 — Тьфу ты, Самсон, курва великанская! — наконец-то вспылил Ходриг. — Мне обязательно было это знать?! Думаешь, мне теперь будет намного легче? Один из лучших моих парней сваливает куда-то с какими-то стрёмными бабой и мужиком, которых... каким-то неведомым мне образом умудрился трахнуть! Разве это дело?

 — Я никогда не был одним из вас, Ходриг. Я сказал тебе это в первый день, когда ты спросил, зачем я к вам присоединился. Я не присоединялся, дети Танелона идут всегда одни и всегда туда, куда хотят. Наши дороги расходятся тут. Попытаешься меня задержать?

 — А с какой стати? — хмыкнул гномоподобный человек. — Мне своих парней жалко, да и ты, сволота, ничего мне не задолжал... Ладно уж, иди с миром и дрюкай там кого хошь... хотя я не могу представить, как это вообще возможно...

Наёмники расступились, беспрепятственно пропуска танелонца и эльфов.

 — Эта голова... — подала голос через некоторое время эльфка.

 — Не знаю. Но этот был самым здоровым из тех, кого я зарубил. Орки всегда идут за самыми большими и сильными. Будем думать, что это его башка.

 — Трофей... Теперь мы догоним лорда только к полуночи, если не заблудимся.

Самсон присел на корточки.

 — Залезайте и держитесь за волосы. За мои.

 — Зачем?

Поднявшись во весь рост с двумя эльфами на закорках, танелонец побежал. Есть много тварей в мире, что могут посоревноваться с детьми Танелона в скорости, но нет ни одной, что смогла бы превзойти их в выносливости. Бегущий Самсон догнал летучую пехоту эльфов ещё до полудня.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

3 комментария
  • Worldowner
    17 января 2012 20:26

    Но в отношении возбуждения — не очень, а вот как фэнтези-фанфик прочитал с большим удовольствием. Хорошо, интересно написано, неплохо раскрыты характеры, в общем — достойная вещь:)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • olgerd87
    31 января 2012 2:51

    Ждем побольше хардкора. А так рассказ интересен. Спасибо.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Fenhar (гость)
    14 января 2014 22:10

    Круто, с удовольствием прочел бы продолжение

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх