Вторая встреча (на отдыхе)

Страница: 3 из 4

губы, я впился в них поцелуем как вампир в горло жертвы. Мой «прибор» опять был готов к бою и упирался тебе в живот. Просунув руку между нами, ты взяла его и стала сжимать, от чего он стал просто каменным. Развернув тебя лицом к стене, я слегка нагнул тебя и вошел сзади. Обняв и прижав к себе, я схватил тебя за груди и стал просто зверски входить в тебя. Упёршись руками в стену, ты сначала не активно, а потом со всё большей силой и страстью стала помогать мне. Весь процесс этого изнасилования происходил под тёплыми струями душа и уже через пять минут мы мокрые и уже слегка остывшие натирали друг друга каким-то гелем, который намазывался хорошо, а вот смываться отказывался наотрез. Где-то через пол часа мы наконец-то вылезли из душа и продолжая взаимное удовлетворение стали вытирать друг друга полотенцами. Впрочем, получалось это не очень удачно, так как полотенца слегка намокли пока мы брызгались под душем, да и вместо вытирания мы больше ласкали и тискали друг друга.

Поглядев на кавардак, я предложил тебе разобрать сумки, пока я разбираюсь с комом из покрывал, одеял и подушек, который мы сотворили вокруг кровати. Ты особо не протестовала. Взяв подушку, ты села на кровать и стала взбивать её. Я поднял вторую и одеяло. Подойдя к кровати, я протянул их тебе. Не обращая внимания на то, что у меня в руках, ты схватила меня за бёдра, прижала к себе и мой, уже висящий на пол шестого конец оказался у твоего лица. Не отпуская меня, ты сразу целиком заглотила его и стала ласкать своим языком. Ощущения были непередаваемыми и бросив всё, я запустил руки тебе в волосы и стал просто насаживать твою голову на свой, начавший подниматься корень. Через минуту он был уже в полной боеготовности. Как она это делает?

Мысль промелькнула и тут же пропала, вытесненная новой волной удовольствия, нахлынувшей от движений твоих рук, губ и языка. Мои руки лежали у тебя на голове, но мне ничего не надо было делать. Ты как будто знала, что мне нравится и как на уровне подсознания. Минуты полторы или две я сдерживал себя в высшей точке наслаждения, но это было выше моих сил. Тебе в рот выплеснулась мощная струя, которая накопилась во мне. Даже опасаясь, что ты захлебнёшься, я не мог отпустить твою голову. Это было ещё одно наслаждение, чувствовать себя внутри, ощущать твой слегка шероховатый язычок, острые зубки и горячее дыхание самой чувствительной частью тела. Но всё хорошее когда нибудь заканчивается и отпустив тебя я сел рядом. Ты повалила меня на кровать и легла рядом, положив голову мне на грудь. Я лежал довольный, расслабленный и рукой перебирал пышную гриву твоих волос.

 — Ты знаешь, а после такой страсти рождаются красивые Дети! — сказал я.

 — У меня уже есть и очень красивые. И вообще я предохраняюсь. — ответила ты и показала мне язык.

Даже не знаю чего в твоём голосе было больше, радости что они не родятся или разочарования по этой же причине. Не желая будить в тебе воспоминания, я встал и предложил: «А не посетить ли нам местные злачные места? Граммов 100—150 коньяку мне сейчас совсем бы не помешали». Посмотрев на меня как на умалишенного, ты сказала: «Во первых надо одеться, накраситься и причесаться. А во вторых, коньяк я не пью и предпочитаю Мартини». Улыбнувшись тебе, я на голое тело натянул спортивные штаны, футболку без рукавов и тапочки. Для тебя подобрал примерно ту же одежду прибавив только бельё, ибо нехрен кому попало пялиться на твои прелести!"Этого вполне достаточно. Мы идём не на приём к президенту и не на званный вечер. А в кафешке нашего корпуса, да ещё и в середине дня можно появиться и так. Вечером накрасишься, если пойдём на дискотеку». Ты не собиралась спорить. Одевшись, ты подмигнула мне сказав: «Ну, пойдём что ли?» Выйдя из номера и закрыв его, мы спустились в холл, где у администратора узнали, что в нашем здании три бара. Два открыты уже сейчас, а третий открывается в девять вечера. Узнав их расположение, я слегка нетвёрдой походкой направился в нужную сторону. Бар был маленький, но достаточно уютный. Взяв сто грам коньяку, Мартини Россо и какую-то мелочь на закуску, я расплатился и подошел к облюбованному тобой столику. Подвинув к себе пепельницу, закурил и взял тебя за руку.

 — А ведь мы с тобой уже пол дня вместе, а едва полсотни слов друг другу сказали.

 — Это из-за того, что я только рот открою что-то сказать, как ты набрасываешься на меня с явным желаниям откусить мне язык! — ты говорила серьёзно, но глаза показывали, что ты смеёшься.

 — Грешно смеяться над больным человеком. — сказал я, пробуя коньяк.

 — Все бы так болели! У меня до сих пор ноги трясутся и не вместе сдвигаются, как будто мне туда сваю забили! — продолжала ты абсолютно серьёзным тоном.

 — Ну не совсем сваю, не совсем забили и вроде ты сама не против была. Или я в чём-то ошибаюсь? И вообще, эта свая была и во рту у тебя, но говорить тебе это не мешает! — я тоже пытался говорить серьёзно, но ближе к концу фразы мои губы сами расплылись в улыбке. Посмотрев на тебя, я догадался, что отпивая Мартини, ты пытаешься скрыть, что тебе тоже смешно. Тогда я взял твою руку, оттопырил указательный палец и облизал его, взяв в рот до основания. Чуть не подавившись Мартини или шоколадкой, ты залилась громким переливчатым смехом.

 — Ты чего? Вспомнила что-то? — спросил я.

 — Ага, про сваю во рту! — сквозь смех и кашель ответила ты.

И вот так разговаривая, смеясь и соприкасаясь руками, мы просидели больше часа. Выйдя слегка покачиваясь, так как последний раз что-либо существенное мы ели ещё вчера. Поглядев на часы на стенке, я сказал: «Через пол часа ужин. Пойдём переодеваться или так поужинаем?»

 — Да ладно, и так вроде не голые.

 — Приколистка блин! Ладно, пойдём посидим на улице, покурим и на ужин.

Ближе к вечеру жара спала, и на скамейке возле корпуса сидеть было достаточно комфортно. После выпитого коньяка ощущалась лёгкость и приятное чувство лёгкого опьянения. Судя по твоей позе, ощущения от моих отличались мало. Закурив, я откинулся на спинку скамейки.

 — Расслабляешься? Ну-ну, отдохни! — в твоих словах издевательство было неприкрытое, что я тут же пообещал тебе, что укушу за правую сиську, как только доберусь. Я даже подумать ни о чём не успел, как ты задрав майку и высвободив из чашки лифчика правую грудь, смеясь сказала: «На, кусай!»

Отдыхающие, гулявшие вокруг перед ужином отреагировали по разному, но безучастных, как я заметил не было. Впрочем приступ эксгибиционизма длился всего несколько секунд. Но принимая во внимание размер твоего бюста, заметили его все. Молодые девчонки, которые о таком богатстве могут только мечтать, скорчили гримасы типа: Большие груди сейчас не в моде, мамашки с мужьями детьми, усердно делали вид, что ничего не видели, или что им это не интересно. А вот мужики отреагировали адекватно. Молодёжь стала роиться поблизости, чтобы в случае повторения всё разглядеть, а мужики постарше делали вид занятости своими делами, но периодически их взгляды фокусировались на твоей майке. Не скажу, что мне было неприятно такое повышенное внимание к твоей персоне, но заявить свои права и пресечь возможные домогательства я был обязан. Поэтому обняв тебя, я прижал тебя к себе и наш долгий поцелуй дал всем понять, что тут им ловить нечего.

 — Кто бы мог подумать, что от Мартини тебя потянет на такой экстрим.

 — А что я собственно сделала? Они все, что никогда сиську не видели?

 — Твою нет! — сказал я, пресекая твою попытку ещё раз продемонстрировать своё богатство.

 — И вообще, чем раньше поужинаем, тем раньше всё это великолепие я смогу ощутить в полной мере.

Встав со скамейки и протянув тебе руку, я помог тебе подняться, поправил одежду и чтобы ещё раз отшить всех у кого надежда ещё не развеялась, прижал тебя ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх