Козырные дамы

Страница: 3 из 9

языка, потом переключился на ее промежность и, наконец, просунул язык ей в анус. Полагая, видимо, что надолго увлекаться этим отверстием не вежливо, он стал посасывать клитор, поглаживая руками Каролину по животу и бокам. Она расслабилась, предвкушая основательное продолжение этой бурной увертюры, но, к ее разочарованию, Джейсон неожиданно отпрянул и встал.

 — Продолжай! Зачем же ты прекратил? — капризно воскликнула она.

Но он глупо ухмыльнулся и стал снимать с себя одежду — стянул носки, скинул ботинки, расстегнул молнию на ширинке и пуговицы сорочки, снял ее и брюки и, наконец, стащил с себя белые трусы. Его пенис находился в полной боевой готовности.

Убедившись в этом, Каролина легла поудобнее и, согнув ноги в коленях, раздвинула их, искренне надеясь, что ее легкое раздражение, вызванное нетерпеливостью Джейсона, исчезнет, как только он овладеет ею.

Он встал на колени у нее между ног, посмотрел остекленелыми глазами на ее сладкое местечко и, вместо того чтобы его поцеловать, без предупреждения вогнал в него свой причиндал по самый корешок.

Каролина охнула и, протянув к нему руки, привлекла его голову к себе и поцеловала в губы. Они оказались податливыми и абсолютно неупругими, Джейсону явно было не до поцелуев, он даже не попытался просунуть язык Каролине в рот. Она дотянулась рукой до основания пениса и сжала мошонку, желая показать Джейсону, кто хозяйка положения.

Но он закусил удила и беспокоился лишь об одном — как бы поскорее удовлетворить свою похоть.

 — Поцелуй же меня! Не спеши! — попросила она. — Поцелуй мне соски, пососи груди!

Ее просьбы не возымели никакого эффекта. Головка члена больно ударила ее по шейке матки, Каролина ахнула и разжала кулак. Обретя свободу действий, Джейсон принялся долбить ее лоно со всей силы, сопровождая свои порывистые телодвижения болезненным кряхтеньем, словно бы он тужился на стульчаке. Пенис двигался в ее влажном от соков влагалище быстро и легко, мошонка громко шлепалась по промежности. Ошеломленная и обескураженная, Каролина лишь охала и растерянно хлопала глазами.

 — Хорошо! — хрипел ей в ухо Джейсон, сжимая руками ее ляжки и тарабаня ее без излишних церемоний. И куда только подевалась его робость, куда делась та грациозность, которая так ее заинтриговала поначалу? Темп его телодвижений стремительно нарастал, это вселяло в Каролину недоумение и нервозность. Она впилась ноготками в его напрягшиеся ягодицы и воскликнула:

 — Помедленнее! За тобой никто не гонится!

 — Нет, я не могу, — прошипел он, вдавливая ее всей своей потной массой в кровать и выше задирая ей ноги. — Мне так хорошо!

Он грубо сжал рукой ее правую грудь и ущипнул за сосок. Каролина взвизгнула от боли, он громко хрюкнул, вогнал член до упора в лоно и, замерев на миг, затрясся, словно эпилептик, издавая хриплый звериный рык. Каролина догадалась, что он кончил, и обмякла.

 — Великолепно! Превосходно! — выдохнул он, не обращая на ее реакцию никакого внимания. Ущипнув Каролину за щеку, он скатился с нее и еще раз произнес: — Это чудесно!

Каролина же пребывала в растерянности, близкой к фрустрации. Джейсон явно не намеревался продолжить любовную игру, вполне удовлетворенный тем, что уже выпустил пар. Он обошелся с ней как с бездушной куклой, овладел ею без полагающейся прелюдии, раззадорил, измочалил, наставил ей синяков и бросил. Такого разочарования Каролина уже давно не испытывала. Этот смазливый актеришка на поверку оказался не утонченным умелым любовником, а совсем наоборот — грубым и торопливым.

Вот к чему приводят необдуманные поступки! Стоило лишь ей один только раз попробовать себя в роли охотницы, осмелиться перехватить инициативу у мужчины, как она потерпела сокрушительное поражение. Нет, впредь она уже никогда не позволит себе подобных вольностей. Лучше навсегда выбросить из головы эти нелепые фантазии.

Между тем Джейсон невозмутимо подошел к столику, бесцеремонно взял бокал с шампанским, которого он не заслужил, и стал его жадно пить, словно бы празднуя свою очередную легкую победу и абсолютно не волнуясь по поводу того, что поверг партнершу в депрессию. Даже не пытаясь скрыть от нее свой жалкий обмякший стручок, он самодовольно заявил:

 — Мне еще никогда не доводилось раньше совокупляться с продюсером. Хочешь шампанского? — Он протянул Каролине полупустой бокал. Она залпом опустошила его и, слегка успокоившись, язвительно поинтересовалась:

 — А с кем же ты трахался, Джейсон? С работницами сцены?

Она встала с кровати, накинула на плечи халат и налила себе еще шампанского.

 — В основном с актрисами, — невозмутимо ответил он.

Каролина вдруг почувствовала к нему такое отвращение, что в сердцах сказала:

 — Знаешь, у меня сегодня был тяжелый день и мне хочется спать. Я дьявольски устала.

Признаться, я тоже, — сказал Джейсон, не замечая, что она смотрит на него с неприязнью. — Пожалуй, я пойду. Дай мне свой домашний телефон, я тебе как-нибудь позвоню, — обронил он, собирая с пола свою разбросанную одежду.

 — Посмотри его в своем памятном листке, он должен там быть, — сказала Каролина, искренне жалея, что номер ее телефона значится среди телефонов остальных сотрудников дирекции проекта и имеется у всех актеров, участвовавших в съемках.

 — Ах да! А я и забыл! — воскликнул Джейсон, натягивая трусы. — Я слышал, что ты работаешь над сериалом по книге «Мангровые заросли». — Он надел брюки, сел на кровать и стал надевать носки и туфли.

 — На очередную серию у меня пока пет денег, — сухо ответила Каролина, все сильнее нервничая.

 — Я бы хотел в нем сняться. Эндрю Маккаллоу однажды обмолвился об этом фильме, он очень высоко о нем отзывался. Я не говорил тебе, что мы с ним старые приятели? — сказал Джейсон, очевидно, рассчитывая произвести на нее впечатление. — Он сказал, что мне подошла бы роль Маккартни.

Теперь Каролине все стало понятно. Упомянутый им персонаж был одним из главных действующих героев этого сериала, и Джейсон действительно подходил на эту роль по своим внешним данным. Значит, все-таки охотником был он, только не за ее женскими прелестями, а за выгодным контрактом. И разумеется, его робость была наигранной. Он поджидал ее в коридоре, рассчитывая быть приглашенным в номер и уложенным в постель подвыпившей незамужней женщиной, от которой во многом зависел подбор актеров для престижного проекта.

С его стороны было весьма самонадеянно столь высоко оценивать свои сексуальные возможности. Джейсон, однако, считал, что доставил Каролине истинное наслаждение своими неумелыми потугами в постели, и, очевидно, предвкушал успех своего бесхитростного плана.

 — Мне очень жаль, — промолвила Каролина.

 — О чем это ты? — спросил он, без спроса снова наполняя шампанским бокал.

Это переполнило чашу ее терпения. Пора было исправить свою глупую оплошность, совершенную под влиянием алкоголя и в результате длительного сексуального воздержания, и указать обнаглевшему второстепенному актеришке его настоящее место. Сделав надменную мину, Каролина холодно произнесла:

 — Мне очень жаль, Джейсон, но я не смогу пригласить тебя на эту роль. Я взяла за правило никогда не сотрудничать с актерами, с которыми переспала.

У Джейсона вытянулась физиономия.

 — Но ведь ты же сама сказала, что...

 — До свидания, Джейсон! Я хочу остаться одна.

 — Послушай! Если ты боишься, что кто-то об этом узнает... Я буду нем как рыба! Так что... — затараторил он.

 — Довольно, Джейсон! Уходи! — повторила она. — Я очень устала.

Каролине действительно хотелось побыстрее ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх