Романтика похоти. Т. 1 гл. 6 - младшая сестрёнка Илайза

Страница: 2 из 3

она испытывает самую мучительную агонию: издаёт пронзительный крик и теряет сознание; её руки безжизненно падают с моего тела, её ноги также опускаются, но продолжают висеть на моих рук, их поддерживающих. Я возобновляю последовательные выпады, полностью и легко проникая во всю без исключения полость и сам приходя в возбуждённое состояние полного благоговения. Так что вне себя от радости замираю, посылая поток ароматной спермы, смягчая и облегчая боль в её ужасно изорванной манде.

Но встревожившись, что Илайза продолжает находиться без сознания, я слега приподнимаюсь и в испуге взираю на большое количество крови, которая появилась сразу же вслед за моим изъятием. На помощь приходит полотенце. Моя предусмотрительность не только спасла диван, но способствует тому, чтобы остановить кровотечение из её опухшей и кровоточащий манды, а также вытереть кровь с её бёдер и задницы. Всё это я произвожу прежде, чем дорогая девочка начинает выказывать хоть какие-то симптомы жизнедеятельности. Она сначала вздыхает, потом её тело сотрясает дрожь, наконец, открывает глаза, смущенно смотрит на меня и спрашивает:

 — Что со мной случилось, Чарли?

Вид, что она лежит голая, возвращает ей полное сознание обо всех обстоятельствах происшедшего.

 — Ах! Чарли, теперь-то мне понятно; я, было, подумала, что ты убьёшь меня... Чарли, о! это было так ужасно больно! Как же ты мог так? А я-то думала, что это будет необычным небесным удовольствием, какое мне ещё не приходилось испытывать в жизни...

 — Моя дорогая, это всё в прошлом и никакой боли больше не будет, а мы оба будем получать только одно удовольствие, но не сейчас; это снова причинило бы тебе значительную боль, так я думаю, поэтому нам пока лучше не пытаться.

Я помогаю ей подняться, но чувствует она себя совсем разбитой, и у меня возникает большая трудность в том, чтобы уговорить её одеться. Она потрясена видом кровавого состояния полотенца.

 — Помести — говорю я, — мой носовой платок между своими бёдрами, а частью прикрой щель, дабы не допустить, чтобы твоя рубашка испачкалась пятнами крови.

Оставив её лежать на диване, я бегу за водой к садовому фонтану. Вместе со стаканом беру с собой и полотенце. Вода, с которой я возвращаюсь, здорово освежает Илайзу.

Я упрашиваю её как можно дольше полежать без движения. Однако, когда она пытается встать, чтобы пойти, ей очень мешает жгучая боль. Я ужасно боюсь, как бы это не было замечено во время возвращения домой, и потому предлагаю:

 — Давай скажем, будто ты случайно упала и не можешь двинуться, ибо повредила себе колено.

Уловка эта срабатывает на славу. Илайза свою роль исполняет превосходно. Едва мы, приблизившись к дому, оказываемся в виду мисс Ивлин, моей матери и Мэри, как она оступается, падает, распластавшись, и кричит. Они все выбегают, мы осторожно ставим её на ноги и, поддерживая, ведём к дому, она жалуется на боль в колене и лодыжке. Моя мать настаивает на том, чтобы она сразу же отправилась в постель и стала делать примочки и прикладывать горячие полотенца. Илайза позволяет им всё это сделать, раз им это нравится, но в конечном счёте заставляет оставить её, чтобы спокойно отдохнуть. Это уменьшает болезненные ощущения, которым она подверглась.

На следующий день она жалуется на большую трудность при ходьбе и идёт, хромая, но говорит, что горячие примочки предотвратили опухоль, таким образом счастливо скрывая от излишний наблюдений и подозрений то, что же на самом деле случилось.

Только на третий день, после того как я возбуждаю её очень длинным по продолжительности гамаюшированием, — только после этого она позволяет мне, правда со страхом и дрожью, ввести мой разрывающийся член в деликатные складки своего влога. Поскольку же я весьма нежен в своих движениях и первые выпады делаю медленно и с наслаждением, боль ею едва чувствуется, и стоит лишь мне завершить вложение в ножны, как вся похотливость её натуры пробуждается, и к тому времени, когда я уже готов потечь, она оказывается готовой вторить мне во всём, и мы, в восхищённом экстазе наводнив друг друга, замираем.

Она крепко удерживает меня и не позволяет выйти.

 — Нет, Чарли, столько хлопот стоило, чтобы вставить его! Оставим же его там, где он так приятно заглочен.

И сразу же, предвосхищая собственные естественные желания, начинает довольно изящно давить на меня, так что очень скоро для нас обоих наступает время для более активных мер.

Тем не менее я сдерживаю её пыл:

 — Неплохо бы умерить наши движения. Это увеличит наслаждение, ибо очень уж быстрые повторения только изнурят нас, не дав истинно экстатического удовольствия.

Так что я обучаю её удовольствию медленных движений, и она старается не уступать мне ни в чём вплоть до момента, когда ей приходится впасть в новый расход. Дорогое маленькое существо цепляется за меня, довольно крепко и как-то покоряюще обнимая, словно стремясь к полному слиянию наших двух тел, и замирает с таким небесным выражением экстаза и сладкого счастья от исполненного желания на лице, что заставляет меня пожирать её поцелуями. В связи с этим у меня возникает большая трудность в том, как бы излишне не поспешить за её примером; её восхитительные движения в момент течки и крепкие сдавливания моего дрекола настолько захватывающи, что сопротивление им я считаю настоящим триумфом контроля над собой. И не без успеха тихо-тихо лежу, будто забальзамированный, мой дрекол восхитительно всосан её очаровательно маленьким влогом и ощущает самые восхитительные давления со стороны его изящных складок.

Я полностью предоставляю ей этим заниматься, раз ей это нравится. Потом снова начинаю столь восхитительно милое трение, которое должно ещё раз заставить нас помчаться в бешенной скачке страсти, чтобы кончить, как должно, в восхитительном экстазе финального кризиса. Эта последняя схватка оказывается двойной для моей сестрички; она почти падает в обморок, придя в восторг от моего истечения, в унисон с нею произведенного.

 — Я чуть ли не испустила дух, — объявляет она. — Какой восхитительный экстаз! Его совершенно невозможно описать.

Вцепившись в меня и целуя в самой что ни на есть покоряющей манере, она говорит:

 — Какой же счастливой ты меня, наконец, сделал!

 — Чем же? Не тем ли, что завершил вставку своего укола в твой влог?

 — Давеча это стоило мне таких мук!.

 — Чтобы достигнуть столь изящного результата при каждой ебле, другим приходится раз двадцать пострадать... Не то, что тебе... Давай прервёмся и сходим к цветнику, чтобы нас могли увидеть играющими вместе и не вызвать подозрение нашим постоянным исчезновением теперь, когда мы всё время вместе.

 — Как ты назвал это? Еблей?

 — Да, еблей.

 — Я такого слова никогда не слышала.

 — Я тоже до недавнего времени. Насколько я понимаю, вслух его в приличном обществе не произносят.

 — А каким словом его можно заменить?

 — Никаким. Разве что совокуплением. Но и его, уверен, лучше не произносить при маме и мисс Ивлин. Зачем им знать, что мы об этом знаем?

 — О чём, о ебле?

 — О ней самой. О ебле. О том, что мы ебёмся.

Вот такой просветительский разговор шёл промеж нас, когда мы возвращались из летнего домика.

Конечно, Мэри узнаёт, чем мы там занимались, несомненно догадавшись, что я завершил инициирование Илайзы, так что, когда мы встречаемся снова в классной комнате, чтобы возобновить наши уроки, она, улыбнувшись, со значением пожимает мне руку.

В течение двух последующих дней я по собственной прихоти наслаждаюсь Илайзой; с каждой новой еблей она становится всё более и более прелестной как в собеседованиях, так и в получении удовольствия.

На третий день мисс ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх