Альбина Валентиновна

Страница: 4 из 7

наслаждаясь алым горячим ртом и сочными пухлыми губами своей матери-невесты. Он с наслаждением смотрел на кудрявую голову своей матери, мерно снующую туда-сюда, нанизывающуюся на его вымазанный губной помадой фаллос. Мишин стояк, толчками двигающийся во рту самой любимой женщины, напрягся и ускорил ритм движения. Дело двигалось к развязке...

Справедливо полагая, что сын сейчас кончит ей в рот, а не в писю, Алька вынула пенис изо рта и стала облизывать волосатые яйца своего мальчика.

 — Аля! Соси! — стонал Михаил, — Соси член! Мне хорошо... Ты отличная

соска. Я таких шлюх еще не встречал... Сука! Соси...

 — Любимый! — ласково отвечала мама, — тебе надо кончить... Излить семя...

Но не в рот... Я хочу во влагалище! Хочу, чтобы ты спустил мне в матку... Это гораздо приятнее и правильнее.

 — Алька! Жена моя... — простонал Михаил, нетерпеливо перебирая кудри на маминой голове, — какие у тебя нежные губы, какой ласковый язычок и

глубокая глотка, — нигде моему члену не было еще так хорошо, как в твоем горячем, похотливом ротике!!!. Он обхватил ее шею ногами, скрестив их на покатых плечах, и опять засунул пипирку в уста. Зажатой в такое «камасутровское» кольцо Альбине Валентиновне ничего не оставалось, кроме как расслабить горло, чтобы здоровенный фаллос сына входил в него беспрепятственно. Со стороны, должно быть, это выглядело необычно: взрослая, уже начинающая увядать, перезрелая сисястая интеллигентная женщина, учительница, в распахнув халатик, стоит на коленях, как шлюха или одалиска, и сосет у родного сына. А он еще и хвалит ее — знатную минетчицу, позволяя лишь мычать в ответ, как корове, которую кроет бычок...

 — Какая же я все-таки дрянь! — самокритично думала Альбина Валентиновна, не в силах прекратить столь интересное занятие.

И все-таки первую порцию семени ей хотелось принять именно в матку. Ее

влагалище ритмично сжималось и источало липкую смазку. Женщина

чувствовала, что в ее трусах — натуральное болото. Мать, предвкушая

сношение с собственным сыном, заторопилась.

Она вырвалась из сильных мужских рук, вскочила на ноги и, не мудрствуя

лукаво, задрала до пупка халатик, позволяя Мише увидеть густой и курчавый рыжий мех, выбивающийся из под прозрачных, слегка сдвинутых с лобка трусиков...

Вот поглядите, я шлюшонка какая!

СНОШЕНИЕ

 — Мне самой все с себя снять или ты разденешь меня, мой мальчик?

 — А тебе как больше хочется, Аля?

 — Раздень меня...

Миша встал с дивана, все еще немного смущаясь своего торчащего пениса. Альбина Валентиновна прижалась к сыну и их губы опять слились в страстном горячем поцелуе.

Пока они сосались, Миша раздевал мать. Собственно, процесс оголения

пожилой сучки был недолог. К ногам упал халат... Аля с трудом подавила

желание прикрыть руками свои срамные места. Сын просунул руку под

бретельку, сдвинул ее на плечо и уставился на аппетитное вымя

коровы-рекордистки с огромными оттопыренными сосками, выскочившую из

чашечки лифчика. Вид ее коричневых торчащих сосцов привел его в полный

восторг. Мишенька расстегнул у мамы на спине застежку (с ней, правда,

пришлось повозиться) бюстгальтера и отшвырнул его в сторону. Альбина

Валентиновна судорожно вздохнула и выпятила титьки.

Какие формы у этой Альки! Очень даже ничего... Хороший подарок сделала она своему мальчику. Сначала языком отменно поработала, а теперь вот и в писю даст...

Миша с наслаждением тискал шары-сиськи Альбины Валентиновны, особое

внимание уделяя соскам. Их было очень приятно подергивать и мять между

пальцев. Матери этот процесс тоже доставлял огромное удовольствие. Ей

стало казаться, что она сейчас кончит, оргазм наступит еще до полового

сношения, в том классическом виде, в каком она его понимала и знала.

 — Я люблю тебя... Я хочу тебя, сынок... — сдавленно, отрывая свои губы от губ сына, прошептала она.

 — И я люблю тебя, мама! Я хочу тебя, Аля! Моя сладкая девочка... Я хочу в тебя...

 — Выключи свет!

 — Ты стесняешься меня, солнышко?

 — Пока еще чуть-чуть... Пощади мою женскую стыдливость...

 — Нет, Алечка! Не пощажу... Я хочу видеть тебя всю. Нагую! В чем тебя моя бабушка родила... Неужели тебе неприятно быть при мне голой?

 — Приятно...

 — Тогда спускай трусы, Альбина! Я хочу в тебя!

Мать потупилась и густо покраснела. Ну прямо, как целка... И это несмотря на то, что еще мгновения назад в ее устах, как поршень, ходил туда-сюда член сына, а шаловливые пальчики его раздвигали срамные губы и теребили клитор...

Она в нерешительности замерла... А Миша блаженно зажмурился, наслаждаясь сладостью момента и поманил маму пальцем.

 — Иди ко мне, женщина...

Медленно переступая босыми ногами по напольному ковру, стыдливо прикрывая титьки руками, Альбина Валентиновна приблизилась к сыну и стала перед ним, опустив глаза. Ей было стыдно смотреть на своего мальчика и стоять голой перед ним. Она стыдилась того, что он без тени смущения разглядывает ее, а сам не стесняется своего торчащего колом пениса. Мама почувствовала, как соски начали твердеть и, и не могла оторвать взора от члена сына, головка которого уставилась прямо на нее.

 — Хороша! Открой сиськи...

Аля опустила руки по швам, стыдливо демонстрируя свои «арбузы».

 — Какая грудь! Пора тянуть... — скороговоркой бросил сын, ощупывая

материнский живот, ноги, задницу.

Наслаждаясь живой упругостью спелого женского вымени, перебирая пальцами одервеневшие от страха и возбуждения соски, Михаил резко и больно потянул один из них. Алька дернулась, отскочила назад, потирая занывшую титьку.

Сынок громко засмеялся:

 — Хороши титечки! Кончить на них? Прямо на соски... Или все-таки в писю?

Он метнул озорными глазами на мамочку и, довольно ухмыляясь, запустил себе между ног руку, аппетитно почесывая яйца. Плотоядно улыбнулся, помахал перед Альбиной багровой сверкающей головкой богатырского члена.

 — Ну давай, давай! А то я сейчас кончу...

Альбина Валентиновна замерла, словно оцепенела, потом все-таки решилась — спустила с бедер кружевные трусики и бросила их сверху на образовавшуюся груду одежды — вперемежку своей и сыновней.

 — Давай я тебя для начала обработаю стоя, — предложил Миша и, сунув руку матери между ног, потрепал ее мохнатое женское местечко.

 — Ты уже потекла, моя сладкая Алечка, — констатировал он, понюхав мокрую от вагинального сока ладонь. — Ну-ка я тебе вставлю!

Сын взял Альбину Валентиновну за плечи, круто развернул ее на 180

градусов, вновь хорошенько, с чувством, помял титьки и игриво потерся

мокрым твердым членом по голой пышной заднице учительницы русского языка и литературы.

 — Попа что надо!

 — Она тебе нравится, сынок?

 — Какой «сынок»? Я твой муж!

 — Муж...

 — Тогда отдавайся скорее... Иначе я спущу тебе на попку...

Сын пригнул Алю к круглому столу, стоящему посреди комнаты, уложил голыми титьками на полировку.

Альбина Валентиновна, согнувшись и выпятив зад, ухватилась руками за

столешницу.

 — Ты знаешь, Аля, что хочет твой клитор?

 — Да, Да! — радостно выдохнула мать.

Сын пристроился сзади, довольно-таки больно шлепнул несколько раз по ее шикарному заду, отливавшему белизной все еще упругой кожи, и стал совать свой, торчащий как кол, член под «булочки» Альбины, грубо раздвигая их. Он не сразу попал залупой в нежную мякоть ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)
наверх