Смущая небеса

Страница: 1 из 7

Лайло Джи Эс

СМУЩАЯ НЕБЕСА

Повесть

Посвящается Мигелю Анхелю Хоппе

Часть 1

В то утро Малик вошел в комнату родителей со словами: «Двадцать тысяч, вот и все, что мне от вас нужно». Отец даже не высунул головы из-под одеяла. Мать, сидевшая с подносом завтрака на коленях, приподняла падающую на глаза обесцвеченную прядь волос двумя пальцами, сдунула с губ налипшие крошки тоста, и ответила глухим со сна голосом: «Только пять. У папы большие расходы на постройку теплицы. И еще — ни в какой Степанакерт ты и шагу не сделаешь...»

У Малика, в очередной раз столкнувшегося со снисходительным пренебрежением родителей, иссяк всякий запас аргументов, поэтому он с силой пнул плетеную вазу, стоявшую возле зеркального столика матери. Отец тяжело заворочался в постели, сбивая ногами простыни и одеяла. Приоткрыв один глаз, он мутно взглянул на разъяренного сына: «Слушай, в твоем возрасте я валялся до полудня в выходные, какого черта ты поднялся так рано? Мы-то имеем право отоспаться после рабочей недели?!... « Выругавшись про себя, Малик громко хлопнул дверью спальни и потопал по лестнице вниз, в столовую, где стоял телефон. Дрожащими от злости пальцами он накрутил номер Гио. Резковатый веселый голос отозвался через мгновение на том конце городка: «Эй!» Малик сглотнул подкативший к горлу комок, зябко повел плечами — так случалось каждый раз, когда он слышал любимый голос, юный, с легкой хрипотцой в нижних нотах. «Гио, это я... Ты сейчас только не сердись... « Малик сделал паузу, пытаясь определить характер молчания друга в трубке. И вот, наконец, сдавленный смешок... Гио не стал дожидаться его исповеди: «Они против? Не дают денег? Не отпускают?» Малик облегченно выдохнул. Хорошо, когда за тебя говорят самые трудные слова!"Да, Гио, понимаешь... Что теперь делать?»

«Что делать? — голос друга слегка зазвенел. — Ехать, конечно. Я раздобуду денег на двоих.»

И повесил трубку. Малик, как всегда побежденный, уныло поплелся в сад, где в лучах раннего весеннего солнца сверкала и шумела листва больших инжирных деревьев. Там, в глубине зеленой чащи, его ждало надежное убежище — заброшенная чайная беседка, увитая косматыми лапами плюща. Нырнув в подвешенный к потолку гамак, он закрыл глаза и стал проваливаться в забытье, убаюканный веселой перепалкой птиц и мерным журчанием воды в каменном арыке.

Они познакомились с Гио в школьной столовой. Малик скучал, ковыряясь вилкой в стручковой фасоли, приправленной сладким морковным соусом, когда сбоку, звеня жестяным подносом, образовался невысокий смуглый парень в белой футболке с синей нашивкой 9 на груди. Он по-свойски расположился рядом с Маликом, и, в отличие от него, с явным удовольствием принялся поглощать большие порции овощного рагу. Иногда он приподнимал голову, и Малик видел его ясные карие глаза, опущенные густыми темными ресницами; несколько мимическим морщин в уголках глаз придавали взгляду незнакомца смеющееся выражение. Отодвинув тарелку, Малик залпом выпил вишневый компот, промокнул губы салфеткой, и хотел уже, было, встать, когда худая загорелая рука легла на его плечо и легким нажимом заставила опуститься на место. «Посиди еще минут пять, — сказал голос, который ему предстояло запомнить на всю свою жизнь.

 — Терпеть не могу есть в одиночестве». Ошарашенный нагловатым поведением парня, который очевидно был младше него на год или два, Малик резко повел плечом, сбрасывая лежавшую на нем ладонь, и поднялся, с яростью глядя в безмятежное лицо жующего юноши. «Извини, если я веду себя странно, — отозвался, наконец, тот, обезоруживающе улыбаясь ровным рядом красивых полупрозрачных зубов. — Я не умею заводить друзей. Ты сидел один, а остальные вокруг в компаниях. Я новенький, только позавчера поступил в ваш лицей... « Малик против воли улыбнулся в ответ. Да, он один. Он ровно общается со сверстниками, но никого не подпускает близко, понимая, что ничего не объединяет его с этой кучкой здоровых и счастливых юнцов и девушек, живущих вспышками одного дня, похожих на ярких бабочек-сезонниц, что перелетают с куста на куст, не помня точек своих отправлений. Этот тип, что предлагает сейчас свою дружбу, совсем ему не нравится, но он другой. В нем нет опасности, исходящей от грубых и самоуверенных приятелей Малика по баскетбольной команде, наоборот, в его словах и жестах есть какая-то неискушенность, прямолинейная искренность, которая выдает его с головой.

С ним будет нелегко, подумал Малик, но я останусь и посмотрю, что из этого выйдет. И он, пожав плечами, присел возле нового друга, притянул к себе блюдо с остывшими овощами, с прежним равнодушием вороша их вилкой, но теперь боковым зрением он неотрывно следил за своим соседом. Гио, как он представился, вытерев руку о джинсы и протянув ее Малику, не переставал улыбаться краешком губ, пока Малик задавал ему банальные вопросы. Когда с полдником было покончено, они вышли в школьный сад, засаженный ореховыми деревьями, и провели еще полчаса в компании друг друга. Гио много шутил, его речь пестрела дерзкими каламбурами, непривычными для здешних мест. Малик больше слушал, но иногда каким-то косвенным вопросом или подначкой Гио выводил его из затишья, вовлекая в общий разговор. Еще тогда Малик удивился его тактичности. Обычно в среде старшеклассников каждый претендует на роль лидера, предпочитая говорить о себе и лоббировать собственные интересы и требования.

Честно говоря, почти никого не интересует, что думает и переживает его собеседник. Гио же расспрашивал Малика с неподдельным интересом, делал уместные замечания, пытался поднять ему настроение. Сам того не признавая, Малик получал настоящее удовольствие, купаясь в таком неожиданном внимании к своей персоне. Уже внимательнее приглядевшись к этому пареньку, он начал различать черты его лица, тона и полутени, составляющие уникальный облик того или иного человека.

Гио определенно принадлежал к категории тех юношей, что нравятся девочкам. При тонкости и зыбкости всех линий, формирующих его внешность, он обладал несомненной мужественностью, придающей особенный шарм его гибким и спонтанным движениям. Темная челка, падающая на бархатные глаза, делала его взгляд манящим, а нервный тонкий нос на узком смугловатом лице говорил о породе и эмоциональной организации своего владельца очевиднее, чем его речь и жесты. Он был худощав, но гармонично сложен. Узкая талия, развернутые плечи и длинные ноги выгодно компенсировали невысокий рост. Но основной вклад в общее впечатление от этого парня делала его улыбка, открытая или смущенная, но всегда одинаково обаятельная.

Малик еще не знал, почему он так откровенно разглядывает физику своего нового знакомого. После неудачного опыта отношений с девочкой из параллельного класса, вытекшего в фактическое насилие над своей душой и природой, он в панике осознал, что противоположный пол в сексуальном плане оставляет его холодным. Его раздражали легкомысленность, жеманство и избыточная эмоциональность юных красоток, с которыми проводили время его приятели по секции. Обвешанные разноцветными побрякушками, укутанные парами цветочных эссенций, они напоминали ему говорящих попугайчиков, от которых закладывало уши. Нельзя сказать, что он испытывал какие-то особенные эмоции и к представителям своего племени. Парни по команде в его глазах были толстокожими чурбанами, запрограммированными исключительно на удовлетворение физиологических потребностей. Отыграв, он быстро закидывал форму в рюкзак и отправлялся домой. Не играй он так успешно, его поведение стало бы предметом бесконечных насмешек в школьной раздевалке.

Проанализировав свои чувства и поступки, он однажды пришел к неутешительному выводу, что да — его не привлекает секс, сам процесс совокупления с женщиной кажется ему рутинным. Надежный друг, понимающий, чуткий и остроумный — вот, что ему нужно. Было бы с кем поговорить, пошататься по взгорьям и ущельям, вообще проводить много времени на свежем ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх