Смущая небеса

Страница: 5 из 7

Гио и еще раз улыбнулся простой улыбкой, которая так шла ему.

«Нет, — откликнулся Гио чуть дрогнувшим голосом. — Я просто решил пройтись. В доме совсем нечего делать». «Вот и я о том же, — подхватил дядя. — Потому-то я и здесь. Решил оборудовать новые апартаменты. Хижина, конечно, не фешенебельная, зато, как говорится, на самом лоне природы». Гио улыбнулся и помог дяде укрепить последний фиксатор. Чуть позже, сидя на замшелом бревне, выброшенном рекой на мелководье, они молча разглядывали результат своих трудов. «Ты ведь не куришь? — спросил дядя, дернув племянника за мочку уха. — Но, думаю, ты бы не отказался распробовать настоящую кубинскую сигару». Вынув изо рта раскуренную торпеду, он поднес ее к самому носу юноши. Гио, закашлявшись от едкого дыма, отвел руку дяди и покачал головой. Брать в рот эту толстую смолящуюся штуку у него не было ни малейшей охоты. Дядя понимающе усмехнулся и потрепал его по вихрастой голове. «Хороший мальчик, — промолвил он, жадно затягиваясь. — Дрянное это дело, скажу я тебе.

Слышал, что врачи говорят? Через курение организм стареет в два раза скорее. Только мне наплевать на это». Гио взглянул на поникшие плечи собеседника. «Почему это? — спросил он. — Кажется, все в жизни у тебя хорошо. Неужели хочешь состариться раньше срока?» Дядя Аслан слегка повернул к нему все еще молодое, бритое лицо, сощурил вобравшие солнечный свет глаза: «В том-то и дело, что это только кажется, брат. Мало хорошего в такой жизни. Вот твоим родителям все удалось на славу». Гио вспомнил постоянную пикировку дяди с отцом, недоброе чувство вновь поднялось из недр его души. «С чего бы это им повезло? — спросил он, старательно имитируя прежний тон дяди. — Ты же сам утверждал, что это бытовое, мещанское счастье не для тебя. Ты же свободная птица, не так?» Чуть запрокинув голову, дядя выслушал эту короткую тираду с привычной ехидной ухмылкой в уголках губ. «А ты волчонок, оказывается, — обронил он чуть растерянным тоном. — Своих в обиду не даешь. Что же ты молчал все это время, что мы с твоим родителем шпыняли друг друга?» «Это дело взрослых, — пожал плечами Гио. — не думал же ты, что я буду защищать отца в его присутствии. Как бы он себя потом чувствовал?» Аслан еще раз потрепал темные волосы парня. «Стратег, — сказал он с добрым смехом в голосе. — Выждал момент и расквитался со мной без свидетелей.

Да, я во многом не согласен с ходом мыслей твоего отца. Но у него есть главный аргумент, против которого у меня нет в рукавах козырей. Этот аргумент — ты. Ты самое лучшее, что могло случиться в его жизни». Гио молчал, озадаченно переваривая откровенность дяди. Теплая волна поднималась из глубин его живота: последняя фраза Аслана пьянила его слух. Он признательно взглянул в спокойное лицо дяди, тронул его за руку: «Спасибо». После, когда они собирали инструменты в запачканную землей холщовую сумку, Гио спросил: «И когда ты думаешь перебираться сюда?» Дядя на мгновенье остановился, сбил пыль с ладоней и, обернувшись на палатку, ответил: «Возможно, уже сегодня вечером. Устрою, так сказать, тестовый ночлег».

В доме ужинали рыбой. Гио нехотя ковырял вилкой золотистые ломтики, щедро припудренные сухими пряностями. От обилия рыбных и мучных блюд его мутило всю неделю. В конце концов, он пододвинул к себе салатницу и выложил на тарелку изрядную порцию томатов с огурцами. Мать участливо улыбнулась и плеснула ему в стакан вина, наполовину разбавив его водой. Дядя и отец молча пережевывали пищу, изредка бросая многозначительные взгляды друг на друга. «Я разбил палатку у реки, — помучив вдоволь зятя, обронил, наконец, Аслан. — Она не очень вместительная, так что вас я к себе не приглашаю». Мать издала неопределенный звук, затем отложила в сторону нож и спросила: «А ты уверен, что это небезопасно? Вокруг все-таки горы, мало ли что может приключиться». Дядя ухмыльнулся: «Потому-то вам и будет гораздо уютнее здесь, за семью замками. Я хочу сполна насладиться местной полудикой природой. Заночую сегодня там, если только москиты не обратят меня в бегство. В остальном же, думаю, мне ничто не угрожает». Воцарилось молчание, которое нарушал лишь мерный перестук столовых приборов. Ужин подошел к концу.

Было около трех часов ночи. В крошечной спальне, отведенной Гио, были растворены все окна, но жара не убывала. В сбитых простынях, покрытый с ног до головы липкой пленкой пота, он ворочался в полудреме, хватая пересохшими губами сухой воздух, поднимающийся от земли. Тревожный хор цикад в глубине двора не давал ему уснуть окончательно. Этот беспрерывный сверлящий звук проникал в его воспаленный мозг, будя в нем причудливые образы, сплошь темные, в огненных точках. Водя беспокойными руками по взмокшему телу, Гио избегал касаться своего восставшего естества, но сладкая нега уже просочилась в его чресла. Часто пульсируя, его мужской орган стремительно увеличивался в размерах, в сведенных бедрах появилась гадкая дрожь. Окончательно проснувшись, Гио сел в постели, опустив пылающие ступни на дощатый пол.

Потом медленно поднялся, нащупал легкие холщовые шорты, в которых пробегал весь день, поднялся на подоконник и, неловко задев ногой раму, спрыгнул в кромешную тьму сада.

Дорога к реке была пыткой. Он натыкался на острые камни, колючки чертополоха вонзались в его босые ноги, несколько раз он перехватывал на теле жутких мотыльков и сороконожек, но неотступное желание толкало его вперед, к густому ивняку. Воздух у реки был расцвечен бликами луны в воде, видимость значительно улучшилась. Остроугольная крыша палатки четко вырисовывалась на фоне блекнущего неба. Стараясь не шуметь, Гио сделал последние шаги, и вот его непослушная рука уже отводит тяжелую брезентовую складку, за которой спрятана широкая металлическая молния. Разумеется, Аслан застегнулся изнутри. Но Гио знает, достаточно у основания бегунка остаться небольшому зазору — и молнию можно спустить легким нажатием пальца. Так оно и есть.

Дядя не был особенно щепетилен в вопросах безопасности. Вскоре Гио уже мог заглянуть во чрево палатки, но рассмотреть что-то в царящей там тьме было почти невозможно. Тогда он решил впустить внутрь немного призрачного света, исходящего от поверхности воды, и, широко распахнув края брезента, отошел в сторону. Свет выхватил из мрака оголенную по пояс фигуру мужчины, разбросавшего руки и ноги на темной от пота соломенной циновке. Под голову Аслан подложил вещевой мешок. Полбутылки вина, грязный стакан и засиженная уховертками пепельница дополняли эту спартанскую картину. Гио скользнул взглядом по телу дяди. Его гладкая мускулистая грудь сильно вздымалась, а на впалом, покрытом легким пушком, животе выступила обильная россыпь пота. Гио сглотнул возникший в горле комок, потряс головой, пытаясь разогнать опасное наваждение.

Не было ничего удивительного в том, что его потянуло к мужчине, ведь подобные желания не раз возникали в его неокрепшем организме.

Еще в восьмом классе он сделал для себя неутешительное открытие: его не привлекают красивые девушки. Их легкомысленное щебетание и избыточная жеманность вызывали в нём глухую неприязнь, а глупая погоня за нарядами и побрякушками внушала стойкое презрение. Конечно, случалось, на его пути попадались и другие, более сложные натуры, лишенные всякой женственности, бесцветные, как дождевая вода. И парадокс его души заключался в том факте, что лишенные девичьей пестроты и наносного блеска, эти последние раздражали его куда интенсивнее стандартных версий. Однако, Гио умело контролировал свое поведение. Не желая ни в коей мере привлечь недоброжелательное внимание сверстников, бравирующих сомнительными победами на личном фронте, он заводил ни к чему не обязывающие отношения с самыми смазливыми девочками лицея.

Он даже принуждал себя целовать их на темных лестничных пролетах школы. Дальше этого дело не заходило, да и не могло зайти: кавказская мораль осуждает добрачный ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх