Эдмон

Однажды, просматривая объявления в поисках работы, я наткнулась на заманчивое предложение стать уборщицей в питомнике для собак. И хотя я не любила их с детства, а еще хуже — боялась их, на мое решение оказало давление, что это заведение было на моей ветке и совсем близко от Москвы, да плюс внушительная зарплата. И я незамедлительно отправилась туда, чтобы узнать, что к чему.

Условия были не очень тяжелые (убирать вольеры), оплата тоже прозрачная, но вот, как всегда, конкурс оказался очень высоким. Но мне повезло больше других. Возможно, заглавную роль сыграла моя молодость и перспективность работы в питомнике. Он был известен в Москве, в России и даже за рубежом.

И текучка кадров сильно портила лицо фирмы. Вторым достоинством была моя внешность, не внушающая подозрений. Я имела чистую гладкую кожу, на моем лице не было следов спиртного, я даже не курила и умела вести себя со всеми дружелюбно и обходительно... я смело бралась за любую грязную работу и в конце концов — добилась своего. Меня приняли на работу.

Я кинулась в интернет, и стала поглощать всю информацию о собаках. Стало интересно... Пока я проходила тесты, уже успела по контачить с сотрудницами питомника и от них узнала, что лучше всех живется тут инструкторам. Но попасть туда сразу с улицы было, практически, не возможно. И вот я поставила себе цель завоевать себе место под солнцем, а это стабильные заработки с очень хорошей оплатой труда.

На первых порах мне доверили убирать один большой вольер для выгула собак и восемнадцать индивидуальных вольеров, где обитали одни девочки питомицы. Это были породистые Кавказские овчарки от четырех до шести месяцев отроду.

Их готовили в сторожевые охранники для офисов и частных домов. Говорят, что питомник едва успевал выполнять многочисленные заказы. И мне иногда в свободное время удавалось посмотреть, как их скрупулезно для этого дрессируют. И уже в полтора года, пройдя не только курсы обучения, но и отработав на конкурсах и первенствах, каждая из них получала диплом, а иногда и медали за свои победы, они выставлялись на аукцион или передавались заказчикам.

Униформа у меня была классная, мне очень нравилась: короткая оранжево-коричневая юбка в большую клетку, белая футболка или топик, бело розовые тапочки, такие же гетры почти до колен и ярко-оранжевая кепи с лайбой фирмы впереди. Волосы я обычно подвязывала двумя хвостиками, и они торчали позади из-под кепи. В своем наряде я выглядела маленькой девочкой, да и на самом деле мне было 18, так что я не далеко от нее ушла.

Работа была не пыльная, а скорее всего, влажная. Я убирала сначала большой вольер, потом выпускала туда самочек разгуляться перед тренировкой, а сама убирала их комнатки. Девочки мои были аккуратными, и у них убираться было сплошное удовольствие. Вольеры все утепленные и круглый год питомцы содержались при постоянной температуре + 24°.

Я так привыкла уже к ним к своим питомцам, к той доброжелательной обстановке, царящей в питомнике, что слилась с коллективом и свыклась с мыслью, что это теперь цель моей жизни!

Вскоре мне добавили еще один вольер, но теперь с мальчиками. И возраст их был посолиднее, и назначение совсем иное — они воспитывались также для охраны, ну а ещё, дополнительно, специально готовились для вязки, то есть для продолжения рода. Мои новые питомцы уже заканчивали обучение и были примерно одного возраста от 13 до 16 месяцев. Это очень важный период взросления собак. Их либидо порой зашкаливало, а случки возникали очень редко. Кавказская овчарка одна из немногих пород, которые очень пунктуально подходят к продолжению своего рода. Они не станут этого делать в присутствии посторонних. И вот однажды случилось маловероятное...

У меня появился поклонник. Его звали Эдмон. Ему уже было полтора года, но администрация решила его оставить у себя, так как он выиграл все, что можно было, четко нес службу, но еще лучше удовлетворял сучек! И сразу три девочки уже вот-вот должны были принести первый его приплод! Я в него тоже влюбилась, как только услышала о нем рассказ моей подруги Инги.

«Эдмон. Это первый щенок кавказской овчарки, которого я приняла в родах своей Инды. Как только он оказался у меня в руках, я назвала его «бычком», он был таким упругим, крепким малышом. В помете было восемь щенков, семь кобелей и одна сука. Я даже и не думала оставлять из этого помета кобеля, еще не была готова воспитывать кобеля кавказской овчарки, не было практики и умения. Когда приезжали к нам люди за щенками, Эдмон не хотел общаться ни с кем и уходил подальше от чужих людей. Как только люди уезжали, бежал ко мне, прижимался и прятал свою голову у меня на коленях. Я каждый раз удивлялась такому поведению щенка? Но потом поняла, он просто меня выбрал! И очень хорошо, что я приняла тогда самое правильное решение, оставить щенка в семье. Он стал самым — самым любимым и несравненным ни с кем».

Я стала замечать, когда все кобельки резвились на газоне, Эдмон подходил к клетке, в которой я убиралась, и подолгу рассматривал меня, склонив голову набок. В это время я стояла раком и ползала по полу на коленках, повернутая к нему задом. Но в начале, я даже не предавала этому значения. Ладно бы это стоял охранник или еще кто-либо из мужского персонала, но это, же был щенок, пусть и взрослый уже. Так я привыкла к его появлениям. Он мог стоять так подолгу, и не сводить с меня взгляд. Я заканчивала, а он и не думал отворачиваться, а тем более уходить. А когда я выходила из клетки, он подбегал ко мне и начинал обнюхивать...

Сначала тапочки, потом гольфы, потом заглядывал мне в глаза, таким нежным влюбленным взглядом, вздыхал тяжело, как человек, и отходил, знал, что мне нужно убираться еще долго...

Я стала догадываться, что он влюбился в меня, но почему? Ведь у него в сексе не было перебоев? И когда я призналась в этом Инге, то она была очень удивлена его таким поведением, но она мне на этот раз ни чего не ответила, только пожала плечами... И я больше перестала на эту тему с кем-то распространяться. Я была слишком молода и малоопытна в этой жизни, еще не ведала многих вещей и тем более о связях женщин с кобелями. Мне все это казалось чисто игрой... И она продолжала развиваться.

Эдмон, с каждым разом становился, все больше, агрессивней. После очередного обнюхивания он начинал прыгать вокруг и лизать в разных точках мои ноги! Я не успевала за ним и выставляла в защиту свои руки, но он резвился еще больше и опережал меня в следующих попытках. Я смеялась и пыталась ухватить его голову за холку... но он пригибался, ложил свою умную мордашку на мои мягкие тапочки и, не моргая, заглядывал в мои глаза! Я весело грозила ему пальчиком, и он понуро отходил...

Наша игра стала уже заходить за всякие рамки. Он все чаще умудрялся меня лизнуть все выше и выше. Его шершавый язык приносил мне уйму восторга, я даже становилась мокрой там... страшно подумать, где! Конечно, у меня уже был секс с парнями, и я знала, что за прелюдией начинается самое главное... А тут со мной была собака... я и в мыслях не могла допустить, что это возможно со щенком! Но это случилось все равно...

Я уловила в очередной раз его появление сзади. Он, как обычно стоял у входа в вольер и наблюдал за мной. Я продолжала выполнять свои обязанности, стараясь не думать о нем. И поэтому совершенно неожиданно ощутила проникновение его мокрого язычка на мою промежность. Он даже придавил меня тяжелой лапой по спине к полу, отчего мне пришлось сильно прогнуться, выставляя ему попку кверху... Перед ним раскрывался настоящий рай! Я даже не успела опомниться, а его горячий и слюнявый язык уже изрядно промочил мои трусики-стринги... Он их сдвинул в сторону и проник в меня и на клитор... Его горячность и шершавость языка сводили меня с ума, я потекла, как обычная сучка, а ему этого и нужно было! Он едва успевал слизывать горячие потоки, вытекающие у меня из щелки. Он хлебал их языком, словно молоко из блюдца — паршивец!!!

Я быстро кончила от полного успеха щенка... Я, наверное, кричала на весь вольер, а он и не думал останавливаться! Вывалив язык, истекающий слюной и моими соками, он запрыгнул на меня сверху, обнял лапами за бока талии и бесшумно вошел!!!

Далее абсолютно ничего не помню! Всё горело вокруг меня в огне, а внутри горело еще пуще! Он двигался во мне с такой скоростью, насаживая меня на огромный кол, что у меня глаза залезли под лоб и торчали на выкате...

Я кончала и кончала без передышки, так здорово он меня переполнял и не давал спуску... Но потом он затих, остановился, и меня расперло еще больше, я испугалась, что он меня теперь совсем порвет! И тут я узнала, как кончают кобели...

Что-то треснуло во мне, пролилось и стало вытекать тонкой струйкой по бедру, но мне трудно было шевельнуться... И я кончила следом... также бурно и бесконечно... , медленно приходя в себя. Первой мыслью в распухших мозгах был, естественно, испуг за содеянное нарушение морали. Я даже не сомневалась, что оказалась в центре своего позора. И тут я увидела рядом с клеткой вольера человек десять своих сотрудников и подруг по работе. Все они застыли и смотрели на меня с удивлением,

 — Ну, ты, Алька, даешь...

Я закрыла глаза и уронила голову на пол. Я казалась себе последней шлюхой и ждала самого наихудшего для себя наказания... И только мой великолепный любовник встал на мою защиту. Он громко рявкнул и зарычал на всех! Что они разбежались в разные стороны...

Но, к моему удивлению, этот поступок Эдмона сыграл явно противоположную роль в его и моей судьбе. Его продажная цена многозначительно подскочила вверх, а продолжение владение им для фирмы сулило устойчивый доход при использовании в третьей категории. Меня же неожиданно поощрили премией в три оклада за воспитание кобеля любовника! Это самая сложная и засекреченная функция фирмы. Я же продолжила свою работу, но уже в качестве инструктора третьей категории. Понятно какой...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Anonymous
    константин (гость)
    28 августа 2013 18:24

    еще

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх