Наедине с матерью

Страница: 5 из 9

злость. Всё было очень просто. Я снова хотел её. И в душе я уже чертовски жалел о своём благородном сыновьем порыве, совсем некстати охладившем меня 15 минут назад, когда мать уже была почти в моих руках.

Мама опять всхлипнула. Неужели, она не понимала, что лучше бы ей валить ща по добру, по здорова?

 — Бедный... , — тихо скулила она надо мной, всё поглаживая меня по голове, — Игорь..

Да, катись оно всё к чёрту!! Я резко поднял голову, мама стояла передо мной, платье она уже привела в благопристойный вид, а на глазах, даже в темноте были видны слёзы на её глазах.

 — Ну, ладно, мама... Как хочешь... Только мне сейчас твоя жалость к херам не нужна. А ну иди сюда..

Я схватил её за руки и резко потянул на себя. То ли она не ожидала от меня такого, то ли и не собиралась сопротивляться, но я легко и без усилий усадил её к себе на колени, лицом к тебе. Она тут же покраснела, мой твёрдый член упёрся ей прямо между ног.

Я грубо взял её лицо в свои ладони и почти вплотную приблизил к своему.

 — Что ты там на кухне сделать хотела? И в душ ещё, да? У тебя на всё про всё двадцать минут, поняла? Потом придёшь в мою комнату! ТЫ ПОНЯЛА МЕНЯ, МАМА! И трахнешься со мной!! Хочешь мне помочь, так помоги, а не хнычь тут...

Её губы дрожали. Но она не сопротивлялась.

 — Или лучше уезжай отсюда завтра! От греха подальше!! Я умираю уже три дня, — так хочу тебя!! Я тут ни одной женщины год не видел!!

 — Игорь... — всхлипнула она, опуская глаза.

 — Что, Игорь, мама? Думаешь, мне легко такое тебе говорить?! Не уедешь завтра, а у меня так тут уже за год крыша съехала, и я точно ночью дверь в твою комнату сломаю на хер и возьму тебя. Мать родную изнасиловал! И потом мне что, пулю себе в башку пустить? На Точке знаешь ли такие уже прецеденты случались раньше и не раз!

Она аж вздрогнула всем телом. Я снова приник к её губам. Без языка, но смачно и со страстью.

 — ТЫ поняла меня, мама?!

Я легонько столкнул её с себя. Совершенно подавленная, она неуверенно встала с моих колен. На меня она не смотрела.

 — Игорь... Но ты понимаешь, чего ты хочешь? Я же мать тебе..

Я рассмеялся, поднимаясь на ноги:

 — О, мама, отлично понимаю... , — я схватил её руку и положил её ладонь на свой вздыбленный член, — чувствуешь это? И, поверь, этому ты виной! Я хочу тебя! Мне уже 21, мам... Мне твои утешения и ночные сказки уже не нужны... Нет, сегодня тебе придётся почитать мне перед сном совсем другую сказку!, — я зло усмехнулся, а мама торопливо отдёрнула руку от моего члена, словно, обожглась.

Я аж выдохнул. Было такое чувство, что гора с плеч свалилась. Надо же решился, взял вот и выложил ТАКОЕ вот так запросто. Пусть теперь сама думает. Я взял её за подбородок и поднял её лицо, чтобы она посмотрела на меня и с какой-то непонятной мне самому злостью, я проговорил:

 — Мама, ну если, ты не горишь желанием отдаться собственному сыну и если тебе от этого будет легче, можешь считать это своим материнским долгом, — я повернулся в сторону дома, — я жду тебя, мама.

******

В дом я влетел, чуть не бегом. На какую-то секунду волны стыда перед ней вдруг снова стали накатывать на меня. Я даже обругал себя. Ну, чего ты так грубо с ней? Но я, словно, ошалел уже, и ни черта не соображал. Слишком много сегодня эмоций навалилось на мой разум и я сам себя уже слабо контролировал.

Я прыгнул в душ, — тёплая, нагретая солнцем за день вода из бака, полилась толстыми струями, а меня всё трясло. И снова червь сомнений и муки совести грызли меня изнутри, а член разрывало от возбуждения. Врагу таких чувств не пожелаешь..

Помню, немного в себя я пришёл только когда разобрал свою постель, и, раздевшись догола, нырнул под одеяло.

И уставившись в потолок, я лежал и потихоньку меня охватывала абсолютная уверенность, что самое страшное позади и в общем-то всё уже случилось.

Сейчас она придёт ко мне. Никуда не денется. Сейчас приберётся на кухне, примет душ. И придёт, горестно вздыхая, глотая слёзы, вся разнесчастная и убитая, всем своим видом показывая, что готова на всё только ради своего материнского долга, разденется и голенькая уляжется, как миленькая, в мою постель. Я слишком хорошо знал свою маму и всю глубину её искренней нежной любви ко мне. Она готова была пойти ради меня и не на такие жертвы.

Совесть потихоньку заткнулась. Осталось только томное предвкушение секса с красивой женщиной.

Она долго возилась на кухне, потом в душе включилась вода. Босые ноги тихо, на цыпочках, прошли мимо двери в мою комнату. Я затаил дыхание. Скрипнула дверь комнаты Леськи и Димки. Потом, она остановилась перед моей дверью. Мама долго так стояла, до меня доносились только её прерывистое дыхание, и судорожные всхлипы. Представляю, что сейчас творилось в её душе, — я сам уже испытал нечто подобное полчаса назад. Но, наконец, она решилась.

Словно, приведение, беззвучно, будто паря над полом, она возникла в темноте в проёме моей двери. В комнате было темно. Только свет от свечи едва разгонял темноту. Мама плотно закрыла дверь и в нерешительности остановилась, не зная, что дальше делать.

Мне даже стало трудно дышать. Возбуждение било через край. Вот она моя мама. На ней был её короткий шёлковый халатик, волосы убраны в большой тюрбан из полотенца.

Я отбросил с себя одеяло. Мой твёрдый огромный от возбуждения член тут же шлёпнулся о мой пупок, готовый к любовной схватке с этой женщиной. Да, пускай полюбуется на своего сына. Как мне её взять в первый раз? Подмять по себя, усадить сверху или взять её сзади... Может, для начала дать ей в рот? Представляю, какое блаженство могут подарить мне её аккуратные пухленькие губы... Чего она застыла? Что юная стеснительная девица? Уж если пришла, то понимает, что сейчас будет в этой постели. Я уже дрожал от нетерпения в любовной горячке.

Приподнявшись на локтях, я сел в постели, сжав в кулаке своего разъярённого монстра.

 — Раздевайся, мама. И иди ко мне... — я хотел сказать это твёрдым не терпящим возражения тоном, ну, чтоб сразу поняла кто в этой постели хозяин, но мой голос предательски дрогнул.

Мама только слабо кивнула. По-моему, её ноги дрожали. И что-то она не торопилась исполнять свой материнский долг. А всё так же стояла., уткнувшись в пол, как будто, боясь поднять глаза. Я чувствовал, что всё висит на волоске.

 — Мама... , — повторил я, но уже с железом в голосе, — раздевайся и иди ко мне!

Она снова слабо кивнула, только теперь задрожали и её плечи.

Медленно она развязала пояс халата, повела плечами назад... И её халат с тихим шелестом упал к её ногам. О, её нагота, даже в полумраке на миг ослепила меня. Я чуть не кончил на месте, когда она переступила босой ногой через свой халат и шагнула к кровати. Следом, на полу рядом с халатом оказалось и полотенце с её головы, а влажные волосы водопадом упали на её плечи. Моя мама сама, почти по собственной воле, идёт в мою постель.

 — Мама, трусики... , — выдохнул я, — глупенькая, зачем ты их одела? До утра они тебе точно не понадобятся..

Она снова замерла. Всхлипнула. Но послушно наклонилась, так что её полные белые груди соблазнительно закачались и медленно стащила с себя свои белоснежные трусики. И так и застыла, в совершенно неуместном сейчас порыве стеснения, закрывая одной рукой от моего взора свои груди (что, в общем-то, слабо у неё получилось, учитывая размер её груди), а второй накрыв себя ладонью между ног.

Хм, не ожидал, что она у меня такая скромница, ну, правда, что целка, когда первый раз даёт.

Как-то бочком она подкралась к кровати и не глядя на меня улеглась рядом, тут же торопливо натянув на себя одеяло. Мой член стоял колом. Моя мамочка рядом была ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)
наверх