Наедине с матерью

Страница: 8 из 9

и покрывая моё лицо поцелуями, когда неистовый оргазм снова обрушился на меня.

Сильными яростными толчками я залил семенем её киску до краёв и потом долго совершенно без сил, в сладостной безмятежной истоме, лежал на мягкой и нежной маме, приходя в себя и чувствуя, как её губы мягко целуют меня в висок, а маленькие ладони плавно, едва касаясь, гладят по спине и плечам.

 — Всё будет хорошо, моё солнышко... Мама с тобой, — тихонько убаюкивала она меня, — мой хороший... мой мальчик... Всё будет хорошо, мой золотой... Мама тебя любит..

Потихоньку благодатная умиротворённая нега, в которой я пребывал после оргазма, потихоньку отступала, и мне стало как-то не по себе.

Я молча поднялся, не глядя на мать, натянул майку и шорты. Я чувствовал на себе её настороженный взор.

 — Игорь, куда ты? — она села в постели, её красивые груди белели в темноте.

 — Пойду покурю, — буркнул я. Не знаю, в чём дело, но на душе творилось чёрт знает что. А что именно, я и сам понять не мог. Я так и не нашёл сил посмотреть ей в глаза. Но внезапно я понял, что если я сейчас не уйду, то непременно нагрублю ей.

Чёрт, неужто, запоздалое раскаяние? Но нет, я не испытывал ни мук совести, ни стыда.

Свежий ночной воздух, пронизанный запахом океана, приятно заиграл на горячей коже.

Я плюхнулся на лавку. Закурил. Разные мысли роились в голове. И далеко не все приятные.

Но постепенно одна из них, — та, что сейчас в моей постели меня ждёт красивая сексуальная женщина, МОЯ ЖЕНЩИНА, — как-то незаметно вытеснила все другие. И я почувствовал, что снова хочу её тела. И на душе опять воцарился мир и покой. Я знал, чем сейчас опять займусь, когда вернусь в свою комнату. Не зря говорят, что мужики думают этим местом. Мой член в шортах снова напрягся в предвкушении секса.

Мама, одетая в халат, стояла у окна. Значит, наблюдала за мной, пока я курил. Она обернулась ко мне и не спускала с меня глаз, пока скидывал с себя шорты и майку. Я шагнул к ней с вздыбленным копьём наперевес.

Мы не сказали друг другу ни слова.

Я, молча, совсем уже по-хозяйски, развернул её к себе спиной. Надавил на плечи, заставляя наклониться и упереться руками в массивный подоконник. Распустил пояс её халата. Трусиков на ней не было.

Взяв ладонями мать за ягодицы, я без труда вошёл в неё сзади... Её киска уже успела остыть. Но это было ненадолго. Я снова собирался её разогреть.

Теперь я сжал руками мамины стройные бёдра. Так было гораздо удобнее качать её тело навстречу своим ударам. Скоро, она послушно и сама уже задвигалась навстречу мне.

И снова яростные и громкие шлепки моих бёдер о её упругие ягодицы разносились на всю комнату, я опять неистовствовал. То и дело одной рукой собирал мамины волосы в кулак и оттягивал её голову далеко назад, так что ей, наверное, было больно, а я поворачивал её лицо набок и впивался в её влажные покорные губы страстным и смачным поцелуем.

Скоро от быстрого безостановочного темпа она снова тяжело дышала. Её тело покрылось испариной горячего пота и мы, оба разгорячённые и мокрые от пота, скользили, как два кубика льда, приникшие друг другу.

Впрочем, иногда, чувствуя, как от усталости у неё уже дрожат коленки, я всё же давал маме передышку. Засаживал ей до самого упора и так замирал, прильнув всем телом к её спине, и руками играл с её сиськами.

 — О... Милый... , — наконец, спустя много времени непрерывной ебли, с мольбой полу прошептала — полу простонала она, — господи, ты совсем меня замучил... Сжалься, родной, пожалуйста..

От этих стонов я мгновенно распалился ещё более и почувствовал, что уже стою на самой грани, что сейчас кончу..

Схватив опять её за ягодицы, уже содрогаемый сладострастными конвульсиями, я принялся буквально долбить её, как будто хотел проткнуть насквозь её тело.

И вот, моя горячая сперма снова мощными толчками брызгает в материнское лоно. Не помня себя от блаженства, я упал на мать всем своим весом (и как она меня выдержала?), в экстазе покрывая её шею и затылок мокрыми поцелуями.

В ту ночь мы больше так и не сказали друг другу ни слова...

Мама вернулась из душа. Снова голая под одеялом приникла ко мне всем своим мягким хрупким телом, тесно прижимаясь, переплетаясь со мной ногами и руками, и снова ласково гладила меня по волосам, иногда, целуя меня в щёку или лоб нежным материнским поцелуем. На её глазах блестели слёзы.

Потом, я провалился в глубокий безмятежный сон.

******

Утром я проснулся поздно, когда солнце уже стояло высоко. Со двора слышался весёлый и звонкий смех Леськи и Димки и шумный плеск воды из пруда, — брат и сестра резвились во всю. Мама, судя, по звукам кастрюль из кухни, снова что-то готовила.

Я потянулся в постели.

Как это ни странно, но ни каких ни угрызений совести я не чувствовал. Воспоминания о прошлой ночи вызывали только приятную дрожь во всём теле и лёгкое возбуждение.

Я залез под душ, умылся и вышел на кухню. Мама в лёгком открытом сарафанчике колдовала на кухне, повариха она была отменная, тут ничего не скажешь.

Она мило улыбнулась мне, подставляя щёку для поцелуя.

 — Доброе утро, мам, — улыбнулся я её в ответ.

 — Доброе утро, соня..

Всё было так легко и просто, как будто и не было этой ночи.

Словом, за весь день ни единым словом, ни единым взглядом, ни намёком мы не обмолвились о том, что случилось между нами этой ночью.

Все вчетвером снова полдня шумно резвились и игрались на речке, потом долго гуляли по лесу, на обед, в гостях у Андреевича, досыта наелись домашних сибирских пельменей.

В общем, все были счастливы. Надо сказать, я и не припомню, чтобы мы вот так всей семьёй проводили вместе весь день. Не хватало только отца, конечно..

После обеда дети, уставшие от беготни и разморенные полуденным летним зноем, уснули в своей комнате. А мама, разложив во дворе плед на траве возле пруда, собралась вроде как позагорать с книжкой.

Я долго сидел на лавке и наблюдал за ней. Бронзовая от загара, в жёлтом открытом купальнике, она смотрелась очень сексуально и возбуждающе.

Я снова почувствовал, что хочу её..

******

Я лежал на своей кровати, заложив руки под голову.

Мама на четвереньках стояла рядом со мной и старательно сосала мой член. Энергично, ласково заглатывала глубоко, насколько это у неё получалось... Нежно теребила головку своим язычком, причмокивала...

Мягко сжимала пальцами мои яйца. Иногда, вытащив мой член из своего рта, она лизала и целовала мои яйца... В общем, старалась..

Да уж, позагорать я ей не дал.

 — Нет, Игорь... , — лепетала она, когда во дворе молча взяв её за руку, я повёл за собой в дом, — Игорь, день же на дворе... Дети..

Но я уже ни о чём нем мог думать, мой пах распирало от желания.

В комнате я довольно грубо сорвал с неё лифчик, и, прижав маму к стене, припал к её упругим сочным грудям губами.

 — Ну, Игорь... Ночью... Я обещаю... Всё, что ты захочешь... , — всё канючила мама. Впрочем, она не делала никаких попыток оттолкнуть меня и я не обращал на её слова никакого внимания, — сынок, ну, пожалуйста... Ты же у меня такой бурный... Мы разбудим детей..

Я молча впился в её губы поцелуем, запустив глубоко в её рот свой язык. Она ответила на поцелуй, должно быть, надеясь, что я оставлю всё-таки её в покое.

Я стащил с себя майку и шорты, так что возбуждённый член опять шлёпнулся о пупок. Упал на кровать, снизу вверх глядя на мать... Она смотрела на мой член.

 — Давай, мама, займись этим, — прошептал я, — возьми его в рот..

Мама покачала головой:

 — Господи, Игорь, тебе нравится обходиться со мной, как со шлюхой, да?

Я улыбнулся ей и кивнул:...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)
наверх