Подруга детства

Страница: 2 из 3

Женя. Короткая клетчатая рубашка с коротким рукавом, затёртая джинсовая сумка через плечо, не менее затёртая джинсовая мини-юбка, белые полукеды. Несмотря на кажущуюся простоту прикида, видно было, что вещи не такие уж и дешёвые. Верхние пуговицы рубашки были расстегнуты и создавалось впечатление, что Женькина грудь вот-вот вырвется наружу. Сидящие в кафе мужчины, как по команде развернулись в Женину сторону, произвёдшую эффект разорвавшейся бомбы.

 — Привет красавчик, — Женя, подойдя нагнулась через стол, чтобы поцеловаться. Перед моим взором предстала открывшаяся её грудь под рубашкой. Женя была без лифчика. Начало переставало быть томным. Женская половина, присутствующих в кафе Жениному появлению явно не была рада.

 — Привет мать, — коснувшись её губ сказал я.

 — Ну что, накидаемся сегодня? — как-то по-базарному ляпнула она. В голосе слышались игривые нотки. В Женьке жил ещё ребёнок.

 — Легко, — поддержал её настрой я.

Разговор стал вязаться только после выпитой половины бутылки коньяка. Вспоминали всё. Заказали ещё бутылку, шашлыки. Когда Женя уходила в туалет, то было забавно уже пьяным глазом наблюдать за мужчинами, ломающих себе шеи, и тех, кто исподлобья пытался в присутствии жён пялиться на неё. Время шло. Выпивка не заканчивалась. Женьке нужно было отдать должное — пила, как лошадь. Я хмелел быстрее и всё сильнее хотел её трахнуть. Трахнуть прямо тут, в кафе на глазах и на зависть всем. Женьку несколько раз приглашали танцевать, но получали стопроцентный отказ. Танцевала она со мной. Танцами назвать это уже было трудновато, потому что мы вовсю целовались взасос и всё это сопровождалось моим не встречающим никакого сопротивления лапаньем. Член рвался наружу из узких джинсов. Мой пьяный мозг ещё мог понимать, что наши откровенные танцы могут кому-то не нравиться и совсем недалеко до неприятностей. Предложив Жене покинуть кафе и двинуться продолжать пить, гуляя по близлежащему скверу, я расплатился за столик и мы, к сожалению мужской и счастью женской половины, покинули кафе. Гуляя по скверу мы продолжали целоваться и прижиматься друг к другу. Сев на лавку я не выдержал:

 — Женька, милая моя, пососи а? — язык заплетался.

 — Ммоммент, — промычала Женька. Градус догнал и её.

Кое-как расстёгивая джинсы, Женя нырнула рукой мне в трусы. Член готов был лопнуть у неё в руке. Горячие губы коснулись головки. Женя всасывала член глубже и глубже, словно стараясь что-то высосать изнутри. Я смотрел сверху, как её голова методично ходила вверх-вниз, вверх-вниз. Рубашка немного съехала вверх, оголив низ спины. На талии тонкая золотая цепочка с камнями «Swarovski». Пояс юбки оттопырился под которым хорошо были видны Женькины трусики. Трусиками это было назвать тяжеловато — пара белых верёвочек, опоясывающих поясницу и уходящих в щель между половинками ягодиц. Сучка! Какая ж она офигительная! Длинные сильные ноги с красивыми широкими коленками. На щиколотке ноги тоже такая же цепочка. Я начал ловить себя на мысли, что не на той женился, хотя понимал, что такую жену действительно иметь опасно. Слишком уж хороша.

Между тем Женя строчила мне на полную. Член у меня в принципе не маленький и то, что она его заглатывала аж к гландам доставляло мне особое удовольствие. Моё первое ощущение, что как только член окажется у неё во рту, я сразу кончу сменилось небольшой тревогой — кончить я никак что-то не мог. Коньяк давал о себе знать. Член стоит, как кол, а с семяизвержением, блин, проблема. Я видел, что и Женя начала уставать.

 — Ты мне кончишь или нет? Запарилась я уже, — высунув член изо рта несколько раздражённо спросила она. Сосала, надо сказать она классно — без чваканья, чпоканья и кашля. Методика была профи. Понятно было чем, кроме всего прочего Женя охмурила столичного толстосума.

 — Слушай, давай по-другому, — сказал я вставая. Трусы были мокрые от её слюней, хоть выжимай. Став во весь рост я взял Женю за затылок и стал откровенно трахать её в рот, вгоняя член на всю длину. Женькины руки держались за мои ноги и, если я чувствовал небольшое отталкивание, то делал небольшую передышку, лупася членом по Женькиному языку. Под скамейкой от тянущихся из Женькиного рта слюней образовалась уже маленькая лужица.

 — Блядь, Митя, ты кончишь или нет в конце концов? — Женя уже реально сердилась.

 — Потерпи минутку, — упрашивал я её, уже намереваясь тупо дрочить ей на язык.

В этот момент наше занятие осветилось лучом фонарика.

 — Доброй ночи, молодые люди. Отдыхаем? — послышался голос из темноты. Судя по сопутствующему шуму голос был не один. Подойдя ближе к нам, я уже смог видеть их одежду. Менты. «Капец, этого только не хватало» — подумал я. Наспех застёгиваясь, я своим пьяным мозгом лихорадочно соображал что делать. У меня были связи в милиции, но звонить заму в начале первого ночи, тем более по такому поводу мне было стрёмно. Рядом с нами стояло три молодых пацана. Два сержанта и один лейтенант. «Попробую договориться» — тешил себя я надеждой. Однако мои уговоры и предложения денег их не устраивали. Может быть тех денег, что у меня с собой были... Но миллионы я им платить тоже не собирался. Их взоры были обращены к Жене.

 — Да, блядь, выключи ты свой фонарь! — рявкнула она.

Я понимал, почему они светят на неё. Было бы глупо не разглядеть ту картиной. Сидит молодая женщина, красная помада размазана вокруг рта, рубашка расстегнута до груди, ноги расставлены, юбка задралась до стрингов, которые едва прикрывают половые губы.

 — Слушай, лейтенант, ну давай замнём эту проблему, — раскрыв «лопатник» и протягивая всё, что у меня было продолжал уламывать я ментов. Было, кстати, там на нормально посидеть в кафе компанией ни один вечер.

Лейтенант был непреклонен. «Аморалка в общественном месте — это пятнадцать суток, молодой человек. Вам и Вашей подруге. Кстати, ваши удостоверения личности!» — нудил он.

 — Короче, сержант, грузим их, — сказал он, поворачиваясь к одному из своих напарников.

Вот теперь я понял всю безвыходность ситуации. «Жопа! Завтра родные будут всё знать. Это развод и девичья фамилия — к бабке не ходи! Плюс проблемы у Жени. Проблемы и не малые. Он же её содержит, а не наоборот, как у меня» — стучало у меня в голове. На меня и на Женю надели наручники и повели, как я понял потом к патрульной машине. Будем в отделении — буду звонить «полкану». Но, не доходя нескольких метров до «бобика» я услышал голос Жени, которая шла сзади с одним из сержантов.

 — Товарищ лейтенант, можно Вас на пару слов? — спросила она. Они отошли в сторону и Женька что-то ему начала говорить на ухо. Лейтенант сперва отрицательно махал головой, но постоянные Женькины «ну пожалуйста» и «нам будет хана» видимо надломили что-то в нём.

 — Ладно, — сказал он — но мне нужно обсудить это с коллегами. Пошептавшись пару минут в сторонке, лейтенант сказал:

 — Так. Этого — кивнув в мою сторону — сади в «бобик» в «клетку», а ты давай в салон — повернулся он к Жене.

Сидя уже в задней части «бобика» и видя через внутреннее окно какие события разворачиваются в салоне машины я понял Женькины намерения, чтобы нас отмазать. Двое сидели впереди, а Женя и лейтенант устроились на задних сидениях. Послышалось лязганье ремня и звук расстёгивающейся «молнии» на штанах. «Приступай» — сказал лейтенант Жене. Голова её опустилась вниз живота мента. Впереди сидящие обернулись и стали наблюдать за тем, что происходило сзади. Через время один из них увидел, что я тоже пялюсь, как Женька отсасывает менту, хотя мне было видно только её нырки головой.

 — Эй ты, а ну спрячь свою башку! — рявкнул в мою ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх