Романтика похоти. Т.3 гл. 3 ч. 3 — Эллен

Страница: 1 из 3

Т. 3 гл. 3 — мисс Дейл и Эллен

ч. 3 — Эллен.

Обменявшись с Гарри рассказами о наших ночных приключениях, мы договариваемся относительно того, что следует сказать доктору Браунлоу, который, мы уверены, будет задавать нам вопросы. Дом миссис Дэйл не был в нашем приходе, но она приехала в нашу церковь, частично чтобы отмести все подозрения, которые могли придти в голову доктора, но главным образом поблагодарить за то, что он позволил нам оставаться у неё.

Поэтому мы, зная, что нам придется пойти к нему домой на второй завтрак, условились, что пока не будем посвящать в наши секреты, а скажем только, что были нарочито тихи и осторожны, чтобы не быть застигнутыми врасплох матерью Гарри. А так как Эллен спит с нею, то вдвойне необходимо завоевать её доверие. Обо всём этом мы и договариваемся, прежде чем достигаем церкви и входим в неё. После службы все мы направляемся к дому приходского священника. Доктор сопровождает миссис Дэйл, Гарри и Эллен, а меня — моя тётя.

Тетя, пожимая мне руку, спрашивает меня:

 — Не было ли чего-нибудь у вас с миссис Дейл? Мне она кажется прекрасной женщиной, достойной обладания.

 — О, дорогая, нет! Не было возможности, даже если бы она согласилась. Ведь я играл роль бесхитростного юноши, чтобы помочь Гарри с его кузиной, и думаю, что нам удалось несколько ослабить её озабоченность, но она всё ещё ревнива и пристально следит за ним. Эллен спит с нею, что сильно затрудняет дела Гарри. Она здорово экзаменовала меня, какого сорта близость существует между нами. Я своими ответами создал такую атмосферу искренности и невиновности, что она осталась весьма довольной тем, что Гарри встретился с таким компаньоном. И у меня есть основания ожидать, что она будет бурно расхваливать моё скромное и осторожное поведение.

И действительно, так получается, что миссис Дэйл делает это с таким воодушевлением и так вроде бы искренне, что тетя остаётся полностью убеждённой в том, что между нами пока ещё ничего не произошло. В то время как леди обсуждают платья и шляпы тех, кто побывал в церкви, дядя приглашает Гарри и меня прогуляться по саду, пока не готов ланч. Здесь он, как и его супруга, расспрашивая нас о наших делах, поинтересовался причинами, по которым миссис Дейл спрашивала у него разрешения оставить нас у себя. Те же самые ответы, которые удовлетворили тетю, удовлетворяют и его: не случилось пока ничего такого, чтобы можно было говорить о приобретении доверия миссис Дейл.

 — Мой дорогой Чарли, — говорит дядя, — вам нужно теперь только постараться, чтобы она так или иначе узрела ваш огромнейший петух, не подавая вида, что вы видите это. И я гарантирую, зная женскую натуру, что она найдёт способ поиметь вас. Только будьте аккуратными в своей роли невинного и не бойтесь являть неуклюжесть, даже чрезмерную, и позвольте ей казаться вашей учительницей, что даёт двойное удовольствие и предотвращает от любого вопроса относительно того, как вы получили своё образование, если она догадается, что вы уже обучены.

Я улыбаюсь про себя этим мудрым наставлениям, и думаю: сколько же на свете знающих людей, которые могут дать тот же самый совет. Но немного спустя дядя узнает, что я уже давно действую согласно тому, чему он советует мне следовать в будущем. Раздаётся звонок на ланч, и мы возвращаемся в дом. Миссис Дэйл хвалит доктора за прогресс, который её сын сделал и в манерах и в обучении, и весьма естественно гордится тем, что он нашёл себе столь скромного и благородного компаньона в племяннике доктора — то есть во мне.

Перед возвращением домой Эллен просит миссис Дейл:

 — Не разрешите ли вы мне пройтись пешком?

Нет сомнения, она при этом рассчитывала на то, что Гарри будет ей сопровождать. Вот шанс проехаться с миссис Дейл, подумал, было я. Мы окажемся дома пораньше и... Однако она, наверняка всё ещё озабоченная тем, чтобы не допустить их нежелательных контактов, отвергает казалось бы представившейся ей шанс и предлагает другой вариант:

 — Хорошо, пройдитесь. Но только пусть Гарри поедет со мной в фаэтоне, а вы, Чарльз, останетесь, чтобы сопроводить Эллен.

Ничего себе! Появляется совсем другой шанс! Эллен краснеет, но берёт меня под руку, когда мы оставляем дом приходского священника. Дядя бросает на нас понимающий взгляд, словно говоря: догадываюсь, что случится.

Мы удаляемся достаточно далеко, пока первая живая изгородь не скрывает нас. Я останавливаюсь и нежно обнимаю Эллен, говоря:

 — Как я рад без обиняков поздравить вас с счастливым шансом, который ваша тётя предоставила вам, придя ко мне на всю ночь.

Она явно сконфужена:

 — Откуда вы можете знать, как я провела ночь?

Я смеюсь и отвечаю:

 — Между Гарри и мной нет никаких тайн. И это факт, что, если бы я не был посвящён в замысел, у вас не было бы возможности большого удовольствия, которое вы, должно быть, поимели в объятиях Гарри.

И заметив нарочито недоумевающий взгляд: мол, о каком удовольствии идёт речь? — продолжаю:

 — Понятно, у вас было немало хлопот, но мне хотелось бы вызвать вас на откровенность и понудить открыться относительно ваших чувств, будучи настроенной на максимальное доверие с моей стороны к вам.

Она отвечает:

 — Я на самом деле ничего не делала, а лишь терпела. И не позволила бы Гарри делать то, что он сделал, если бы знала, какая боль ждёт меня. Я была введена в заблуждение, увидев, насколько сильно, казалось бы, тётя, наслаждалась тем, что по своему размеру уж очень здорово превосходило то, что имелось у Гарри.

Я улыбаюсь её намёку на размер моего хуя и, понимая, что её любопытство должно вызвать у неё желание взглянуть на него, говорю:

 — На первый раз это даже хорошо, что вас пронзило оружие, гораздо меньшее по размеру. А вот теперь вы, конечно, страдать снова не будете даже от введения такого большого, как у меня.

 — Ах, но разве можно даже подумать о таком потрясающем размере, как у вас? Да я никогда не посмею!... Позволить вам подвергнуть меня таким мучениям?... Хотя вот тётя, кажется, на самом деле наслаждалась им, когда вы с такой силой протискивали его в неё.

 — Моя дорогая Эллен! Этот размер только и соблазнил миссис Дейл! И если бы у меня не было большего, чем у Гарри, сомневаюсь, пришла ли бы она ко мне ночью.

 — Но как она смогла отважиться сделать так?

 — Вначале, думаю, было простое любопытство, а увидев диковинку, пожелала обладать столь необычно большим петухом, моя дорогая.

 — Вы знали, что она придёт?

 — И да, и нет. Я заметил, как возбуждены её страсти, когда как-то случайно позволил ей увидеть свои внушительные размеры.

 — Да, Гарри говорил мне насчёт вас, но я совсем не ожидала, что тётя посмеет придти к вам. Как это случалось?

 — Ладно, если вы пообещаете, что ваша тётя никогда не будет знать об этом, то расскажу. Она пришла и, посчитав меня очевидно спящим, сначала стала трогать меня на ощупь, потом, посмотрев, не разбудила ли меня, осторожно раскрыла и, увидев его, взяла в руку и поцеловала, чего я, ибо мой петух чуть ли не лопнул, уже не мог больше выдерживать, почему и проснулся и, невинно пожаловавшись на твёрдость, от которой страдаю в этой части, попросил её сказать, есть ли какое-нибудь средство освободить от неё.

Она ответила, что есть, но это большая тайна, которой она навряд ли посмеет поделиться со мной — но даже если бы она смогла пойти на это, она боится ещё одного: «Уж чересчур длинна эта вещь: не помещается в трёх ладонях, если иметь в виду ещё и головку! Но если вы обещаете хранить тайну, я, пожалуй, попробую». После этого она легла и научила меня, как его вставлять. И мне известно, что вы чуть позже наслаждались зрелищем того, что мы делали, но уже полностью ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх