Семейные игры

Страница: 3 из 3

вот то, что производил их ее собственный сын... Она снова слабо заработала руками, безуспешно отталкивая его голову от своей груди.

 — Нет, нет... — лепетала она. — Это нельзя... Это плохо... Так плохо...

Очередной хлесткий удар по заднице, даже более сильный, чем предыдущий, оставивший на коже алеющий отпечаток и заставивший ее вздрогнуть и издать короткий, пронзительный вскрик, прервал ее бормотание.

Виктор тяжело сопел, слюнявя груди матери и одновременно работая в ее заднице пальцем. В процессе он попробовал проворачивать движущийся палец вокруг оси и остался доволен, когда на его усилия мать отозвалась стоном и спазмами ягодиц. Левой рукой он крепко удерживал ее за талию, но в этом, похоже, больше не было необходимости. Женщина навалилась на сына всем телом, обняв его голову и перебирая короткие волосы на его затылке. Легкие прикосновения ее острых ноготков дополнительно его возбуждали. Ноги Марии были расставлены широко настолько, насколько это позволяли все еще висящие на коленях трусики. Она напрягала и расслабляла мышцы бедер и ягодиц в такт движениям трахающего ее пальца. Голова матери была запрокинута, из приоткрытых сухих губ вырывались короткие частые стоны. «Как стыдно... « — думала она, чувствуя как внизу живота поднимается мучительно-сладкая волна.

Виктору же постепенно наскучила эта забава. Осторожно отстранив тяжело дышащую мать от себя, он покинул ее зад и поднес вытянутый указательный палец к ее рту. Мария отрицательно покачала головой. Палец коснулся ее губ.

 — Нет. — выдохнула она, и Виктор воспользовался этим, чтобы погрузить палец в приоткрывшийся рот.

Обсосав его, Мария с легким чмоком разомкнула губы, выпуская палец, и посмотрела в глаза сыну.

 — Доволен? — спросила она хмуро. Ее брови красиво изогнулись. — Нравится поступать так со мной?

Поднявшись на ноги, Виктор развернул мать спиной к себе и легонько толкнул к столу. Она сама легла животом и грудью на столешницу, и через плечо наблюдала, как он освобождается от штанов и трусов. Член Виктора был налит кровью и торчал почти вертикально. Багровая кожа залупы сверкала из-под приоткрывшейся крайней плоти. Мария не могла не отметить, что ее сын — большой мальчик. Значительно больше многих ее мужчин.

Раздевшись, он шагнул к матери и обрушил на ее зад два новых звонких шлепка — сначала по левой ягодице, потом по правой. Женщина отозвалась жалобными вскриками и заерзала по столу, заползая на него чуть дальше. Виктор провел пальцами между ее раздвинутых ног. Гладко выбритые половые губы матери уже набухли и были влажными. Он попробовал ее щель, раздвинув губки и погрузив палец внутрь. Там было жарко и влажно и мать, почувствовав проникновение, повела задом, подаваясь им назад и вверх и прогибая спину, но пальцами Виктор уже наигрался.

Небрежно вытерев только что побывавший в ее влагалище палец о ягодицы матери, отчего на коже остался жирно поблескивающий мазок, он нагнулся и окончательно стянул с нее уже упавшие до лодыжек трусики. Потом выпрямился, ухватив левой рукой ее бедро, а правой сжав член и направив его к ее щели.

 — Нет, — сказала Мария, когда он коснулся членом ее приоткрытых половых губ. — Нет, пожалуйста, — повторила она, когда он провел набрякшей головкой вверх-вниз по щелке. — Нееееет. — ее голос был почти умоляющим, когда толстый член сына начал погружаться в нее.

Внутри было влажно, и он погружался легко. Медленно войдя под самый корень и чувствуя, как пульсирует вагина матери, он замер на несколько мгновений, а потом двинулся обратно. Ствол блестел от женских выделений. Вытащив член почти полностью, он снова начал погружение. Так он двигался, постепенно наращивая темп. Пальцы Виктора до красноты впились в бедра матери, он вгонял в нее хуй ровными, мощными движениями, при каждом толчке заполняя ее полностью, растягивая эластичные стенки влагалища до, как ей казалось, пределов возможного. Мария вцепилась руками в край стола. Ее тело содрогалось от уверенных и сильных толчков сына.

Отпустив ее бедра, Виктор лег на нее торсом. Сильные руки скользнули по бокам вверх, лаская тело. Прижатые к столу сиськи Марии сплющились и заметно выдавались из-под тела. Добравшись до них Виктор грубо, до боли, сжал дойки матери руками. Женщина замычала, закусив нижнюю губу, и заерзала по столу, подарив по-прежнему находившемуся внутри нее Виктору весьма приятные ощущения. В следующую секунду она ощутила затылком жаркое дыхание сына, а затем он длинно и влажно провел языком вдоль ее позвоночника — от основания шеи до линии волос, вызвав забег мурашек вдоль позвоночника. Потом он покрывал поцелуями ее шею и плечи, мял руками ее тело и не сбавляя темпа вгонял в нее свой поршень движениями, отзывавшимися в ней все большим трепетом. Стенки влагалища сокращались, обжимая трахающий ее член, внутренние стороны ее бедер были мокрыми от выделений. Она текла, и ничего не могла с этим поделать. Лицо женщины было пунцовым.

 — Нет... — твердила Мария не переставая. — Ох, нет... Как... гадко. Господи, какая... мерзость. Нет-нет-нет...

Словно в ответ на ее причитания толчки Виктора становились все сильнее и резче. Он снова выпрямился, ухватив мать за плечи и увеличил амплитуду толчков, то почти полностью выходя из материнского лона, то входя в него по самые яйца. Тело Виктора блестело от пота. Звонкие шлепки плоти о плоть, сопение сына и становящиеся все более громкими и все менее членораздельными вопли матери наполняли кухню. Бедра Марии давно работали в такт с движениями сына, энергично ему подмахивая. Жаркие волны наслаждения прокатывали по ее телу. Запрокинув голову, она прикрыла глаза и громко стонала, уже почти не вспоминая о необходимости протестовать против действий Виктора.

Сам Виктор уже приближался к оргазму. Утерев тыльной сторон ладони стекающие по лбу капли пота, он последним резким движением вогнал в мать хуй и почувствовал, что спускает. Именно в это мгновение тело женщины содрогнулась, спина выгнулась, и она еще выше закинула голову. Из широко распахнутого влажного рта вырвался вопль на высокой ноте.

 — Нееет... Неееееет... Нееееееееет! — скулила она, извиваясь всем телом.

Мать и сын кончили одновременно.

Виктор дернулся еще несколько раз, выбрасывая в мамочку дополнительные порции спермы, а потом отстранился от нее, шмякнувшись на табурет и шумно выдохнул, как человек, только что хорошо потрудившийся. Отдуваясь, он с интересом разглядывал шикарную задницу Марии. Мать все еще валялась на столе, открывая ему отличный обзор. Из натруженной влажно поблескивающей половой щели не спеша вытекала сперма. Протянув руку, Виктор вставил в мать палец и хорошенько покутил им внутри. Увидев, что мать задергала задом и поджала ягодицы, он довольно улыбнулся, и добавил еще палец. А потом еще. Влагалище непристойно чавкало, склизкая смесь спермы и женских выделений текла по его ладони. Когда мать снова распалилась, насаживаясь на его руку пиздой и пуская сок, он покинул ее щель и поднялся на ноги. Ухватив Марию за волосы, он поднял ее голову, встретив глазами ее умоляющий взгляд, и сунул покрытую слизью руку ей в лицо. На этот раз мать выделывалась меньше.

 — Это неправильно... — выдохнула она, прежде чем принять его пальцы в рот и дочиста обработать их языком и губами.

Довольный ее старательностью, Виктор оттер с пальцев слюну волосами женщины, и присел на корточки возле ее задницы. Задрав голову он обхватил ее поясницу рукой, и припал ртом к ее разъебанной дырке. Мать заерзала тазом, вжимаясь промежностью в его лицо.

 — Не надо. — сказало она. — Это так... грязно.

И тихонько застонала. Сын с чмоканьем высасывал содержимое ее пизды. Потом он высунул и погрузил в нее язык, энергично им работая, одновременно раздвигая пальцами ее половые губы и теребя клитор.

 — Витя!... Перестань, пожалуйста. — хрипло взмолилась Мария, оглядываясь через плечо, и сильнее подаваясь задом назад.

Виктор почувствовал, что у него опять встает. Рывком выпрямившись, он взял мать за руку, и поднял со стола. Его снова налившийся кровью пенис покачивался, едва не касаясь головкой ее плоского живота. Мария стояла, опустив глаза, словно впервые оттраханная школьница, разглядывая его темно-багровую, склизкую даже на вид залупу, и испытывая давно забытые чувства — смущение, тревогу, и ощущение неизвестности. Все еще держа мать за руку, Виктор опустился на пол и, ложась на спину, потянул ее за собой.

Она безропотно последовала за ним, сначала поставив ноги по обе стороны его бедер, а затем начав медленно опускаться к его торчащему хую. Она нависла над ним на корточках, чувствуя, что головка члена коснулась входа ее влагалища и не сводя умоляющего взгляда с лица сына. Губы матери шевельнулись, но она ничего не успела сказать — ухмыльнувшись, Виктор положил руки ей на бедра и рывком натянул на себя. Член вошел легко, до основания погрузившись в ее непристойно чавкнувшие глубины.

 — Ух-х!... — выдохнула она. — Не... надо...

И начала двигаться. Член входил и выходил из нее с громким хлюпаньем. Женщина прикрыла глаза — эти звуки казались ей животными, по-настоящему грязными. Однако, она не только не прекратила прыгать на члене Виктора, но даже ускорила движения, не то от возбуждения, не то пытаясь как можно быстрее закончить происходящее. Ее вагина вновь сладко запульсировала, а дыхание стало сдавленным и учащенным. Мышцы ног ритмично сокращались, приподнимая и снова роняя на торчащий ствол сына ее тело. Живот Марии рефлекторно поджимался, упругая грудь ритмично подпрыгивала в такт движениям. Развеселившийся от этого зрелища Виктор поднял руку и осыпал материны сиськи несколькими увесистыми шлепками, обжегшими ее нежную кожу и оставившие на не красноватые отметины. В ответ она издала невнятный протестующий крик — никто из ее любовников до сих пор не позволял себе обращаться с ней так грубо. Ему, однако, не было особого дела до ее недовольства. Ухватив ее за плечи, он притянул мать к себе, жадно впившись ртом в ее рот. Ее грудь прижалась к его груди, плоть терлась о плоть, его руки замком сомкнулись на ее спине, прижимая их друг к другу еще сильнее.

Тела матери и сына слились друг с другом, в очередной раз приближаясь к точке высочайшего экстаза. Разорвав жаркий поцелуй, она вскинула голову и громко застонала. Виктор неистово двигал бедрами, вонзая в мать свой ствол и хрипло сопя. Второй раз за вечер он выбросил в материнское лоно порцию своей спермы. Кончающая матушка с воплями дергалась на его хуе, до крови вонзив в плечи сына ярко накрашенные ногти.

Когда все кончилось, Виктор разжал объятия, и мать скатилась в сторону, упав на пол рядом с ним. Некоторое время они молча лежали, глядя в потолок, остывая после бешеной скачки. Потом Мария перевернулась на бок, оказавшись к сыну лицом, обвила левой рукой его грудь и закинула левую ногу ему на бедра. Чувствуя, как оказавшийся под ее коленом член снова запульсировал, оживая, она сочно чмокнула сына в ухо и прошептала:

 — Это было отвратительно, милый. Больше никогда-никогда не поступай так с мамой.

 — Конечно, мам. — отозвался он, и, сильно сжав пальцами, больно крутанул ее сосок.

Отзывы, вопросы, идеи и пожелания присылайте на blacknero@inbox.ru. Так же можете писать в том случае, если у вас просто есть желание пообщаться на инцест-тематику.

E-mail автора: blacknero@inbox. ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх