Выключатель

Страница: 1 из 3

Привет всем. Меня зовут Лариса (отчество необязательно), не потому что не хочу подчеркивать возраст (мне стесняться нечего), а просто люблю, если называют просто по имени — даже сослуживцы (ну, в определенных пределах по статусу, конечно); хотя там, где я работаю, это весьма условно. Из кадров, которым по возрасту и статусу полагается обращаться ко мне на «вы» и по имени-изотчеству, у нас, дай Бог, человека три-четыре наберётся. Молодой менеджер (20 ему там с чем-то, Аликом зовут его (все) — довольно симпатичный, кстати), и 2—3 девчонки, по рекламе и сбыту (одна, по-моему, даже в штате не состоит. Остальные — моё поколение. Коллектив преимущественно женский (среднее звено, я имею в виду, маркетинг там, бухгалтерия, учет), ну, а руководство, разумеется, как всегда — сплошь мужики. Они руководят и посылают. В смысле, направляют. За какой-нибудь важной миссией. Как в тот памятный для меня день.

Ах, да, забыла сказать. Фирма наша занимается производством и сбытом компьютерной и прочей аналогичной хреновины. Возникла на базе цветущего некогда советского предприятия типа НИИ... Дальше, наверное, неинтересно будет. Работой (как и должностью своей — начальник отдела логистики) я довольна, как и семейной жизнью; у меня муж (Толик) и 9-летний сын Серёжка (мы его зовём Сержик, вернее я, Толик-когда как, то Серж, то...) Сам Толик работает в мебельной фирме и частенько остается работать сверхурочно. А у ребенка (у Сержика, то есть) — хобби в духе времени; компьютерные игры. «Денди» всякие и прочие «Думы» — 1—2-3... Или что-то уже более современное к тому времени было? Но я отвлекаюсь. Последний штрих: история эта произошла энное количество лет назад, такое уже «достаточно хорошее» количество лет (а конкретно — в первой половине 90-х, когда такие фирмы, как моя, уже считались нормой нашего капиталистического бытия, но не каждому постсоветскому гражданину доводилось в такой работать, поэтому я вполне, не без оснований, могла считать (и сейчас, почти 15 лет спустя), считаю себя и свою семью (на тот момент) если не преуспевающей в нынешнем «евро» — понимании этого слова, то, по крайней мере, как сказала героиня одного советского фильма про себя: «живу, так сказать, не отстаю».

Впрочем, к истории, случившейся тогда, всё это имеет отношение постольку-поскольку, рассказываю так подробно исключительно «для наглядности». А уж на том, что представляет собой моя жизнь сегодня, (повторюсь, почти 15 лет спустя), я вообще останавливаться не собираюсь, чтобы не уйти от темы. Не спрашивайте, почему собралась рассказать обо всём этом именно сейчас, но рассказываю как бы в настоящем времени. Потому что и на самом деле порой кажется, что как будто только что всё ЭТО со мной произошло. Или не со мной? Иногда закроешь глаза и кажется, да нет, так не бывает... Ан нет, в нашей грешной жизни бывает всё.

В общем, послали (в смысле, направили) в тот день меня и Жанну (начальницу отдела сбыта) на один объект, к смежникам (по производству комплектующих и всё такое). По совместительству с работой мы с Жанкой подруги, ещё поэтому и послали нас вместе. Вместе мы являемся мощной вербальной силой, способной уговорить (как принято нынче говорить — развести) на какие угодно условия. А в наше трудное время это — первое дело. Что тогда, что сейчас, мало что в этом плане с тех пор изменилось.

«Объект» — то, между нами, есть такой же завод (со всеми прелестями рабочего бытия, старыми корпусами, грязнющими переходами-лестницами, всеми ужасающими запахами, сопровождающими рабочий процесс и заводской столовой, мало чем отличающейся от столовок советской эпохи; липкие подносы, алюминиевые ложки-вилки, и т. д. Еда, правда, порой (я уже не первый раз там) довольно пристойная, или выглядит так. Но о ней — отдельно.

В общем, приехали мы с Жанкой на этот завод где-то часа эдак в два дня. Вся первая половина дня прошла в суматохе; вызовы к начальству, оформление каких-то там бумаг и т. д. Пообедать не пришлось, в час дня, когда все люди обедают, уже машина ждала у выхода. Ехать до смежников долго, на другой конец города, а он у нас большой. Мы с Жанной на работу после этого уже не должны были являться, нам акция предстояла ответственная. Все отчёты, обсуждения, тёрки — завтра.

На «объекте» первый сюрприз с ходу: человек (вернее, группа людей, с которыми вести переговоры) — отсутствует и будет где-то через час. То есть группа-то имеет место быть, но вот ЧЕЛОВЕК, без которого они ничего решить не могут, типа, тоже «на важном объекте». Остается, как в книжке «ждать и надеяться». Смешно.

(Надеяться, что день пройдет не впусту) — Да, уж кто-то подслушал тогда мои мысли!

Идём в ту самую столовку, благо в животе уже урчит. (От голода — уточняю). И у меня, и у Жанки. Там ассортимент сегодня самый что ни на есть заводской: суп-лапша-рассольник (на выбор), все непонятного приготовления, на второе — котлеты (зразы, как они там называются) с какой-то разжиженной гречей и классический компот, как в известной комедии про 15 суток. (Да, юмор существует воистину для того, чтобы поднимать наш дух в таких вот ситуациях!)

Едим не спеша, как раньше рекомендовал журнал «Здоровье», а в эпоху перестройки море других изданий; чтоб еда хорошо усваивалась... Ну, усвоилась хорошо, по крайней мере у меня, как впоследствии выяснилось. В общем, не спешим мы, благо, времени прорва, ан нет, компот допиваем, а Жанке на мобилу — звонок; дескать давайте, подтягивайтесь, ЧЕЛОВЕК приехал. Какое счастье.

Переговоры проходят вяло, хотя вроде, в нужном направлении. Тон задаёт Жанка, она на таких встречах всегда играет первую скрипку, а я смотрю в потолок, и периодически изображаю «гиганта мысли», как в другой бессмертной советской комедии. Не подумайте, что мне нечего сказать, просто такое у нас с Жанкой распределение ролей, всё-таки она по сбыту, всю коммерческую часть обговаривает, а я... так, что подправить, что дополнить. Но, вопреки ожиданиям, переговоры затянулись, причём неплохо так, часа на два. Где-то в пять-начале шестого только вывалились с этого долбаного завода.

Дошли до метро с Жанкой, распрощались. Она, повезло ей, живёт в двух остановках от этого предприятия, а мне, наоборот, через весь город пилить. Дома буду не раньше шести. Хотя мой Толян, если сверхурочно, ещё позже приходит. Хорошо б сегодня пораньше! Хрен с ним, с заработком, хоть один вечер в семье по-человечески провести!

До метро иду пешком. Состояние какое-то непонятное (вроде усталости?), и мутит так слегка (списываю это на «заводскую» духоту, в которой пришлось проторчать три с лишним часа). Бодрюсь, подхожу к метро. В голове рассеяно бродят самые разные мысли, в основном касающиеся семьи и квартиры (обобщенно это принято называть «семейный очаг»). Забыла сообщить одну деталь: квартира наша трёхкомнатная, выменяли недавно (на троих — считай роскошь, в плане площади), но неухоженная совершенно. Даром, что муженёк мой мебельщик и вообще мастер на все руки, но тут, как это обычно бывает «сапожники без сапог». Деньги все вгрохали в обмен с доплатой, а от предыдущих хозяев «наследство» досталось так себе, за исключением площади, всё требует ремонта. Обои везде отстают, плинтуса надо менять, даже выключатели при нажатии не везде сразу срабатывают, из-за плохого контакта, и вообще, как мудро замечает, сталкиваясь ежедневно с подобными проблемами Толик, «проводку всю надо менять, да и вообще всё». Так он говорит, а в реальности задерживается на работе, зашибает деньгу, чтобы «опять-таки, как он говорит: «всё и сразу».

Я не возражаю, вообще предпочитаю с благоверным своим не спорить, если уж только вообще мнения наши расходятся накорню. В общем, спешу в свой пока не вполне ухоженный «семейный очаг», стараясь не обращать внимание на усталость и лёгкое недомогание.

Ныряю в метро, спускаюсь по эскалатору, жду поезда. Когда он приходит, захожу в него, точнее, меня в него заносит вместе с общей массой ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх