Лагерь. Часть 5 - "Сюрприз от Кёрха"

Страница: 2 из 4

слоями из шифона и лёгкая белая блуза без рукавов из того же материала, которую я так же отнесла к «маечкам». Парень сложил шорты и неодетую футболку с Хаусом в чемодан и закрыл его. Я, пока ещё только одев бельё, достала свою сумочку с зубной пастой и щёткой. Припомнив о том, что в вагоне никого нет, я вылизнула из купе, поймав напоследок одобрительный взгляд Ника...

Вернулась я через добрых полчаса, однако, с приличным лицом, лёгким макияжем и причёсанными волосами. Ник валялся на моей койке, закинув голову вверх и насвистывая песенку. Анатоль курил на верхней полке, лёжа на животе и пуская дым в окно. Олег прервал себя на полуслове, когда я вошла.

Слегка шокированный моим презентабельным видом и неброским макияжем, который он ожидал от настоящей шлюхи, он на время притих и обвёл меня оценивающим взглядом. Я плюхнулась на свою койку в ноги Нику, который продолжил оглядывать меня. В конце концов, он хмыкнул.

 — Скоро приедем, — осведомил он меня и продолжил насвистывать. Я утвердительно кивнула, давая ему понять, что приняла это к сведению. Я сползла на пол и, чуть приоткрыв чемодан, положила туда сумочку с гигиеническим набором. Выпрямившись, я поспешила одеться, потому что за окном уже замелькали дорожные пути, и поезд проехал уже несколько платформ, сбавив скорость. Мы явно въезжали в какой-то посёлок, потому что между деревьями изредка показывались полуразрушенные избёнки и домики, но иногда мой взгляд улавливал и кирпичные дома.

Солнце уже полностью пробудилось и начало радостно освещать этот зелёный мир. Одевшись и приведя в порядок одежду, я плюхнулась обратно к Нику, который уже сидел и натягивал белую рубашку, неожиданно приятно севшую на его накачанный торс. Он не стал застёгиваться на все пуговицы, оставив три в покое, заправился. Олег, чуть помедлив, одел белую майку и кулон с орлом, предварительно, оглядев его на солнце. Кулон был серебряный, и как чистое серебро, он потемнел от времени. Чуть погодя к нашей компании присоединился Анатоль в чёрной шёлковой рубахе, также заправленной и не застёгнутой до конца, как и у Ника. Я заметила, что постельное бельё было уже кем-то аккуратно сложено в стопку, а матрасы скручены и отправлены наверх. Мы сидели молча, каждый смотрел в окно на пробегающие деревья. Анатоль снова закурил. Он очень много курил, почти беспрестанно затягиваясь, отправляя одну сигарету за другой в открытое окно. Но, вопреки всему этому, голос его был всегда чист и ясен, чистый и приятный тенор без хрипцы, как это было с Ником и без томности, как у Олега.

 — Держись с нами, слышишь? — заявил Ник, слегка растягивая слова, не отводя взгляда от окна. Поезд начал сбавлять обороты, появился перрон, люди, которых было не так уж много. Молодые люди, молодые парни, лет от 23 до 28 столпились в кучке, одетые в одинаковые белые футболки и одинаковые синие джинсы, держа в руках таблички. Толком я рассмотрела их только потом, а сейчас эта белая кучка лишь пронеслась мимо. Поезд затормозил, и я, от внезапности, завалилась вперёд, на Анатоля, подхватившего меня и отстранившего после. Я поспешила также отстраниться от него, испытывая какое-то чувство смущения. Анатоль этого не заметил и, встав, вышел из купе. Олег и Ник беспечно откинулись на стены купе, не обращая внимания на меня. Фигура Анатоля на мгновение показалась и скрылась, прошествовав мимо нас. Через несколько минут он вернулся и кивком пригласил нас на выход. Мы поспешили взять свои сумки и последовать за ним. Мою сумку захватил Ник, опасаясь, вероятно, моего побега, но это было мне только на руку.

Мы вышли на заполненный парнями и девушками возраста, начиная с моего и оканчивая 18—19 летними представителями обоих полов, перрон. Я сощурилась от резкого, яркого света и не спеша начала оглядываться, воспользовавшись нашей остановкой. Анатоль отошёл от нас к кучке парней в белых майках и продолжил, видимо, начатый с ними разговор. Из вагонов подтягивались ребята, толпились кучками, курили. Народу, вопреки моим ожиданиям, было весьма мало, для лагеря, по крайней мере. Из толпы начали вырисовываться кучки, схожие по своим наполнениям. Вот мимо нашей компании прошествовало 6 представительниц, так называемого, гламура.

Тонкие талии, крепкая грудь, очки в поллица, напыщенное выражение того же лица, шпильки. Одежда на них было потрясающая по своей добротности: явно выражалась роскошная и беззаботная жизнь. Вслед за ними, перебрасываясь словами, шествовали шикарные парни с отличными фигурами, облачённые в шёлковые рубашки, тоже поражающие своим красивым шмотьём. Эта компания присоединилась к парням в белых майках и Анатолю, которого они радостно приветствовали и похлопывали по плечу. Дамочки синхронно затянулись сигаретами, и ментоловый запах расплылся по перрону. Были здесь и откровенные шлюшки: вызывающих макияж, развязанное поведение, минимум одежды. Рядом с такими паслись жалкие подобия первых представителей мужского пола: некоторые хлипкие, некоторые толстоватые, были и приличные, вроде Ника, но мало. Сформировавшиеся парочки стояли в стороночке, парни похлопывали изредка шлюшек по едва закрытой попке. Ник закурил, оглядывая собравшийся сброд.

К нам подошли ещё три парня, каждый из которых поздоровался с Ником и обменялся с ним рукопожатием. Здесь явно были знакомы друг с другом. Я с сомнением поглядела на Олега, но тот лишь подмигнул мне и одел солнцезащитные очки, начал разглядывать шлюх. Справа от нас послышался громки разговор. Я обернулась на звуки и увидела высокого парня с приятной фигурой в белой рубашке и синих джинсах, он стоял ко мне спиной, прямо перед ним стоял низенький толстенький человек в костюме и наставлял его.

 — Ты потратил уйму денег. Выкупил целый поезд. Я, конечно, разрешил тебе устраивать этот лагерь, но вбухивать столько денег, пожалуйста, не надо. Ребята хорошо бы добрались и с другими людьми, — взволнованно говорил субъект, покрываясь потом и красными пятнами.

 — Хорошо, отец, просто хотелось позаботиться о них, — он жестом указал на нас. Парень неожиданно приобнял толстячка, и тот примолкнул, махнув рукой и отправившись к выходу. Парень несколько минут смотрел ему вслед, а затем обернулся. Волосы его были тёмно-русые, волнистые, едва касались плеч и приятно обрамляли его аристократичное лицо с мягкими и тонкими чертами. Глаза были словно прозрачны, лёгкого бирюзового оттенка, они завораживали, обведенные тёмным синим цветом. Он улыбнулся народу, который прислушивался к разговору и неспешно пошёл к толпе, состоящей из дамочек, шикарных парней и парней в белых майках.

Солнце уже порядком нагрело спину и голову, так что я приложила ладонь к голове, чтобы не схлопотать себе обморок и подошла в тенёк, к вагону. Через некоторое время к нам вернулся Анатоль с повеселевшим выражением красивого лица с парнем, который разговаривал с толстячком. На его мягком лице светилась радужная улыбка. Он весело поприветствовал Ника и Олега, которые явно его знали. Я подошла к компании, не знаю, что мне делать. Парень бросил на меня свой прозрачный взгляд и ещё шире улыбнулся, показывая идеальный ряд зубов.

 — Девушка твоя? — внезапно запел он приятным голосом, оборачиваясь неожиданно к Анатолю. С лица последнего спала улыбка, он отрицательно покачал головой, а на лице незнакомца при этом отразилась удивлённая мина, которая, впрочем, вскоре скрылась.

 — Моя, — вмешался Ник с самодовольной ухмылкой, беря свои и мои чемоданы. Незнакомец покачал головой, чуть нахмурив тонкие брови. Он переступил через остальные чемоданы и, подойдя ко мне, чуть склонился, беря мою руку, которую он поднёс к губам, запечатлев на моей бархатной коже лёгкий поцелуй.

 — Андрэ, — попел субъект мне и, зажав мою ладонь в своих широких и тёплых ладонях, повёл нас к выходу. Я заметила, как парни в белых майках подняли таблички, а народ начал расфасовываться. Видимо, нас повезут на автобусах. Я ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх