Падение Джены Уолсори

Страница: 2 из 6

до пят сорочку, а искупается уже после, когда мальчики уйдут... О, если бы она знала, что такое индейская баня и какие мысли кроятся в голове её «банщиков»..

Потому, как скоро в невозможно жарко истопленной комнате, оба сына долго проходились по её телу пихтовыми вениками. И когда мисс Уолсори, совсем потеряла голову от выпитого вина и несравнимого жара в бане, распаренная до красна, совсем уж без сил, потому как ноги и руки, словно, стали ватными и многопудовыми... И вот тогда рука Саймона легла ей на грудь...

Мисс Уолсори, конечно, вскинула негодующий взор на старшего сына.

И обомлела в полном смятении чувств... Саймон совершенно обнажённый стоял перед ней и как-то странно и страшно улыбался... А его рука настойчиво мяла её грудь...

Но всё-таки, только сейчас она ощутила укол гнева... И это тоже было странным. Ни после того, что с ней сотворили в бане, ни сейчас, когда против всякой на то её воли, заставляли ублажать Джорджа, она не испытывала злости на своих сыновей, а только грусть и печаль. Но вот это самое, — «Джена, или мисс Уолсори». Её мальчики никогда так её не называли. Они всю жизнь трепетно любили и искренне почитали её, так что отец Джейкоб не раз в своих проповедях упоминал это в церкви, вызывая горделивый румянец на щеках мисс Уолсори под одобрительными взглядами соседей-прихожан. Джена привыкла слышать из уст сыновей другое обращение, — «дорогая мама», «любимая мама» и тому подобное... И ей совсем не нравилось, что её сыновья обращаются к ней теперь не так.

Ей это очень не понравилось ещё в бане, когда Саймон, прижав её лицо к свои бёдрам, так что её нос упёрся ему в живот и, дрожа от охватившей его греховной неги, прошептал:

 — О, милая Джена... Господи, как же я долго мечтал об этом..

Мисс Уолсори кольнуло это ещё в тот миг. Но, тогда, что либо возразить на это ей помешал член сына глубоко в её горле.

 — О, Джена... Я люблю тебя... , — Джордж смотрел в её глаза и приподнимаясь на локтях, тянулся к её губам.

Мисс Уолсори замерла, перестав двигаться на его члене и строго посмотрела в глаза младшего сына. Этот взор её мальчики знали с младых лет. Как-то, лет в пятнадцать Джордж ей признался, что этот взгляд сродни с ушатом ледяной воды за шиворот. Он действовал, даже на Саймона, всегда безотказно, — разьозорничавшиеся мальчики тут же успокаивались и, опустив голову в пол, становились, как шёлковые.

Вот и сейчас, невзирая на любовную горячку, Джордж нерешительно замер, глядя ей в глаза и краснея, будто нерадивый школьник. Что-то неладное почуял и Саймон, потому как мисс Уолсори ощутила, что хватка его ладони на её сведённых сзади руках ослабла, и другой рукой он уже не так сильно сжимал её ягодицу.

 — Джордж... Я твоя мама... , — тихим, но строгим голосом проговорила мисс Уолсори, глядя в глаза сыну — ты забыл, что говорил преподобный отец Джейкоб на проповеди? Как подобает обращаться отпрыску не взирая на свои года, к матери или отцу? Я не потерплю подобного обращения от собственных сыновей, кому я дала жизнь и кого вырастила...

Джордж открыл рот, словно рыба, выброшенная на берег. Он зарделся от смущения и явно не знал, что сказать.

Мисс Джена почувствовала губы Саймона у самого своего уха:

 — Простите нас, дорогая мама, мы не хотели Вас обидеть... , — тихо прошептал он извиняющимся тоном, — но просто мы решили, что теперь... После случившегося между нами..

Мисс Уолсори тряхнула пышными волосами:

 — За это грязное непотребное дело, молодые люди, вы ещё получите от меня утром... Клянусь, за этот ужасный грех в церкви вы отслужите не одну епитимью, — она снова посмотрела в глаза Джорджу, — но ничто не даёт Вам права, юноши, относиться без должного уважения и почтения к вашей матери! Даже теперь..

 — Мама... Простите нас... , — лицо Джорджа просветлело. Он больше не краснел и смущался. В его глазах опять мелькнуло что-то хищное грубое и мужское, чего в нём не было раньше и что появилось теперь за эти полгода вдали от отчего дома и то самое, что всегда в её мужьях, отцах её детей, заставляло мисс Уолсори безоговорочно подчиняться и склонять голову., — мама, я люблю Вас... Моя мама..

Джордж ласково погладил её ладонями по щекам, и мягко потянул её к себе, пока их уста не слились в долгом и нежном поцелуе. Джена закрыла глаза, чувствуя, как язык сына глубоко проникает в её рот, и как его плоть внутри неё наливается новой силой. Мальчика буквально распирало от желания и страсти.

Да, совсем, как его отец, подумала мисс Уолсори, чувствуя, как воспоминания о её втором муже, Джеке Сиварде, наполняют её душу нежным трепетом и истомой.

Грешно так думать, но нередко в самых потаённых мыслях, мисс Джена признавалась себе, что Джек был единственным мужчиной в её жизни, которого она любила всем сердцем, а не только уважала и почитала, как то подобает верной и хорошей жене. И только с ним на брачном ложе, ей было очень трудно соблюдать кредо добропорядочной дамы, — «леди в постели не двигаются»... Часто, ей было стыдно перед Саймоном, ведь именно Джордж, сын единственного любимого Джека Сиварда, всегда был её любимчиком и баловнем, в котором она души не чаяла. Ведь и сам Джордж с годами становился как две капли воды похожим на Джека. А Саймону оставались лишь остатки материнской любви и ласки.

Быть может от того, теперь Саймон и предъявил свои права не только на её сердце, но и на тело. Что ж тогда, в случившимся больше её вины, нежели Саймона. Мисс Джена никогда не была склонна перекладывать свою вину на плечи других..

Мисс Уолсори и сама не заметила, что снова двигает бёдрами в такт движениям младшего сына. Как опытная наездница, которая обкатывает молодого горячего жеребца, подумала она нечаянно. Но эта мысль показалась ей настолько неприличной и греховной, что она поспешно отогнала её прочь..

Нежные губы сына дурманили и наполняли тело давно забытым блаженством, которое она испытывала только в объятиях Джека Сиварда..

 — Джек... — прошептала бессознательно мисс Джена, когда их с Джорджем уста разомкнулись, — о, боже, мой мальчик, как ты похож на своего отца...

Но Джордж, казалось, её не слышал. Откинув голову на подушку, он закрыл глаза, наслаждаясь новыми для себя чувствами. Его руки снова вернулись на бёдра матери, чтобы задавать ей темп наиболее приятный для себя.

Мисс Уолсори не удержалась и улыбнулась.

Избалованный мальчишка, подумала она с какой-то неожиданной теплотой и нежностью, которая бывало, накатывала на неё и прежде, когда она любовалась безмятежным лицом спящего в своей кроватке маленького Джорджа.

Бёдра Джорджа заходили ходуном, а его красивое лицо исказила гримаса вселенского наслаждения.

 — Мама... — его пальцы глубоко врезались в плоть на бёдрах мисс Уолсори, крепко прижимая мать к своим бёдрам. — о, мама...

Господи, подумала мисс Джена, её сын кончает. Впервые её мальчик извергнет своё семя в женщину. И так уж вышло, что этой женщиной будет она сама.

 — О, Джордж, мой мальчик... , — в порыве материнской нежности, она прижалась всем телом к горячему сильному телу младшего сына, покрывая его лицо и губы поцелуями..

 — Мама, — стонал Джордж, двигая под ней бёдрами с невероятной силой, буквально подбрасывая на себе тело матери, — о, мама..

 — Да, мой хороший, мама твоя... , — шептала она в слезах, гладя его белокурые локоны.

Тело сына изогнулось дугой, так что мисс Уолсори с трудом удержалась на нём верхом и через миг ощутила, как горячие и мощные струи горячего семени глубоко внутри неё стали наполнять её чрево.

Наверное, сейчас она была на грани помешательства, — её мальчик орошал семенем материнское лоно, cвятая святых, когда-то давшее ему жизнь и куда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх