Падение Джены Уолсори

Страница: 4 из 6

этой постели и сейчас это всё — равно уже ничего не могло исправить или спасти её.

Со всей возможной нежностью и лаской она целовала Джорджа и сейчас больше ни о чём мыслить не хотела, и не могла. Всю жизнь привыкшая слушаться и подчиняться мужчинам, она и сейчас, совершенно беспомощная в сильных руках сыновей, безоговорочно и, как ей казалось, благоразумно, учитывая решительность её сыновей, покорялась душой и телом их греховным желаниям.

Пальцы Саймона медленно раздвинули её пышные упругие ягодицы. Мисс Уолсори, несмотря на зрелый возраст и богатый жизненный опыт, в плотских утехах была совершенно невинна, чтобы заподозрить в подобных действиях старшего сына какой-то подвох. Да, что там говорить, раньше, за всю свою жизнь, она даже и представить не могла, что мужское достоинство можно взять хотя бы в руки, а не то, что в рот. Или, что можно совершать с мужчиной любовное соитие, неосвящённое таинством брака, да ещё и в позе наездницы, словно, распутная грязная шлюха. Подобные мысли ещё совсем недавно не могли у неё вызвать ничего кроме праведного гнева и благочестивого крайнего порицания.

Конечно, сама мисс Уолсори не призналась бы в этом и под самой страшной пыткой, но за одну эту ночь её сыновья в определённом смысле слова «просветили» её так, как ни один из её мужей за всю её жизнь.

Благонравная степенная дама даже не забеспокоилась, когда Саймон, склонившись к самой ей попке и смачно плюнул в самый кружочек её ануса. Признаться, после сегодняшних «познаний» подобное было воспринято мисс Дженой не более, чем очередной извращённой прихотью испорченной (испорченной, конечно же, за эти полгода в этом ужасном краю, вдали от отчего дома и её благотворного влияния) натуры Саймона. Кроме того, в данный момент всё внимание мисс Уолсори было обращено на младшего сына. Не заметила она и того, как над её плечом её сыновья украдкой переглянулись... И после этого Джордж заключил её в свои объятия, крепко прижимая тело матери к себе.

Забеспокоилась мисс Уолсори, пожалуй, только тогда, когда почувствовала, как в её анус медленно проникает, по всей видимости, палец Саймона.

Наверное, Джордж понял её беспокойство по её округлившимся глазам, потому как тут же опять обнял маму за шею и снова приник к её губам. Мисс Уолсори не смела прервать этот поцелуй, дабы не обидеть Джорджа и с поистине христианской терпеливостью сносила изощрённую пытку от старшего сына.

Это было настолько грязно и неприлично. Мысли мисс Уолсори заметались, словно, испуганные чайки. Палец Саймона неумолимо вошёл в неё до самого конца, а затем так же медленно вышел и так несколько раз. Несчастной женщине было не столько больно, насколько неприятно и унизительно. Да, разве мыслимо ли такое проделывать с живым человеком? И самое главное, она совсем не могла уразуметь, для чего это вообще Саймон с ней делает? И есть ли границы распущенности и нравственному упадку её старшего сына? Её искренне поражали эти новые черты, что открывались в Саймоне. О, да он всегда был подвержен дурному влиянию и греховным соблазнам, и никогда не был добронравным ребёнком, обладая просто невероятным талантом влипать во всяческие неприятные истории, за что был десятки раз нещадно порот... Впрочем, на Саймона никогда и никакое наказание не имело должного эффекта.

Пальцы Саймона, сжимая плоть, вновь широко раздвигают её ягодицы... И снова, мисс Джена чувствует, как обильная слюна орошает её анус... Что бы не задумал Саймон, но он не собирается останавливаться.

А Джордж не даёт ей забыть о себе. Его руки гуляют по её телу. Ласкают и глядят её плоть. Его губы целуют её лицо, находят губы. Бёдра Джорджа вновь мощным рывком вздыбливаются вверх, покачивая мать на любовных волнах... Насаженная на его огромный кол, мисс Уолсори снова на какое-то время забывает о Саймоне.

На миг ей показалось, что её сыновья играют с ней, словно, два кота с бедной глупенькой мышкой... Она подумала об этом, когда Саймон стал опять медленно надавливать на её девственный анус, но уже двумя пальцами..

То, что это были его пальцы, а не член, мисс Уолсори не сомневалась... Размеры мужского достоинства своего старшего сына она уже ясно себе представляла У неё была возможность в бане и узреть эти размеры, и почувствовать. И своим ртом, и своим лоном..

Пальцы Саймона туго, но неумолимо вторгались, преодолевая сопротивление, в её сфинктер и, наверное, если бы они не были так обильно орошены его слюной, мисс Джене сейчас бы пришлось совсем не сладко. Саймон, снова и снова погружал пальцы в её попку, медленно водил ими туда — обратно... А потом, и вовсе глубоко внутри неё принялся вращать пальцами в разные стороны, словно, хотел растянуть её анус...

Даже бесконечному терпению и природной кротости мисс Уолсори уже приходил конец. Подобного унижения не должна терпеть ни одна женщина в этом мире. Но вдруг страшная мысль озарила её голову, от которой она едва не лишилась чувств... Да, это был не любовный мускул Саймона, а пальцы... Да, пока ещё это были его пальцы... Но пальцы готовили тропу там, куда следом скоро должно устремиться и мужское начало их хозяина.

Эта мысль была невероятна по своей дикости и ужасу. И в первый миг, мисс Уолсори не могла в это поверить. Признаться, она слышала о нечто подобном, что самые грязные и распущенные мужланы вытворяли с непотребными девками в домах терпимости. Но, надо сказать, она и тогда не в силах была уразуметь и поверить в подобное..

Она хотела встрепенуться, но Джордж прижимал её к себе...

 — Саймон... , — взмолилась Джена вне себя., — что ты делаешь? Нет, не надо..

 — Тихо, мамочка, не бойтесь, — Джордж ласково гладил её одной рукой по волосам, — Саймон, не сделает Вам ничего плохого... Мы любим Вас мама..

Она почувствовала губы Саймона на своём плече.

 — Мама, Вам понравиться, — сказал он самым кротким голосом, — я просто хочу немного поиграть с Вашей попкой.

Джордж нежно поцеловал её в лоб.

 — Вы так увлечены друг другом, мама, — елейным голосом добавил Саймон, — что я просто изнываю от желания присоединиться к Вашей идиллии, мама... Дорогой брат, Вы не против?

Джордж улыбнулся самой чистой и лучистой улыбкой, какую когда-либо Джена видела на его челе.

 — Конечно, милый брат. Я всей душой за..

Для обоих это словно была некая игра и оба, как будто эдаки мило расшаркивались друг перед другом.

Мисс Уолсори попыталась своим именным строим взглядом одёрнуть младшего сына, но у неё ничего не получилось. Мысль, что скоро она окажется насаженной на два члена, один из которых будет вставлен в неё совершеннейшим извращённым способом, повергала её в полнейшее смятение.

 — Мамочка, всё будет хорошо... Вам понравится... , — Джордж покрывал её лицо мягкими поцелуями..

 — Господи, Вам обоим нравится делать из меня шлюху? — в отчаянии зашептала Джена, — Джордж, милый...

Джордж сделал строгое лицо и прижал палец к её губам:

 — Мама, что я слышу из Ваших уст? Не смейте изрекать подобное! Вы не шлюха! Вы настоящая леди! Всегда были ей и всегда будете! Для нас с братом нет ничего дороже Вашей чести! За Вашу честь мы убьём любого! — он сказал это совершенно искренне.

Мисс Джена всхлипнула. Что касается последнего, то Саймон это уже доказал на деле, тут ничего не скажешь.

Роджер Биф слыл первым стрелком в округе, и может от того, обладал таким мерзким и несносным характером, да к тому же был редким грубияном, смутьяном задирой. Многие мужчины откровенно его побаивались, чем мистер Биф и любил пользоваться, не стесняясь открыто ангажировать их жён и дочерей. Пока на беду, однажды ему на глаза не попалась мисс Джена Уолсори...

Это было впервые, когда вся округа так одобрительно и единогласно гудела в честь Саймона Рэйли. Про ту дуэль до сих пор ходят ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх