Жаркий июньский вечер

Страница: 2 из 3

сильнее и глубже. Его руки гладили ее тело, под тоненьким платьем, иногда натыкаясь на маленькие эрогенные зоны от прикосновения к которым все тело Кати выгибалось в струну, а глаза закрывались от блаженства. Когда Ромина ладонь опустилась на ее упругую попку, Катя вздрогнула и выгнула спинку, прижавшись бюстиками к его торсу. Положив голову ему на плечо, она закрыла глаза и старалась почувствовать каждое прикосновение. Приподняв юбочку, Рома положил обе ладони на ее голенькую попку.

 — Ты выполнила обещание и пришла без трусиков.

 — Я очень хотела тебе понравиться.

 — Тебе это удалось.

Рома одной рукой взял ее за попку, а другую положил на лобок. От прикосновений к половым губкам Катя задрожала, но его пальцы не останавливалась, а ласкали сначала губки, потом, двумя пальцами он нащупал ее клитор и стал ласкать его, несильно зажимая его между ними. Вторая рука ласкала перегородочку между девочкой и колечком попика, иногда, нечаянно, фаланга пальца входила в девочку, заставляя Катю все шире раздвигать ножки. Рома завел руку между ее ног и взял вульву в ладошку. Она вся была мокрая и пульсировала в его ладони. Обняв Катю за талию, он легко приподнял ее над полом и, донеся до кресла, поставил ее на колени лицом к спинке. Катя попыталась одернуть юбочку платья, стесняясь того, что он увидит ее дырочки, но его руки раздвинули ее полупопицы и язык коснулся истекающей девочки. Выгнув спинку, Катя томно застонала. Лаская языком промежность, Рома ввел большой палец во влагалище, а ладошкой стал гладить клитор и губки девочки. От ласк и проникновений стоны Кати все усиливались и, потеряв контроль над собой, она стала вскрикивать все сильнее, подмахивая попкой навстречу его ласкам.

Рома глубоко ввел большой палец и не вынимая его, немного сжал ладошку. Катя вскрикнула и в Ромину ладошку из девочки потекла теплая струйка. Вся дрожа, девушка попыталась отстраниться, но его руки крепко держали ее. Когда волна оргазма прошла, Рома отпустил ее, и Катя обессилено опустила голову на спинку кресла. Ей казалось, что ее тело живет своей, отдельной жизнью. Яркие вспышки в глазах и дрожь в теле потихоньку унялись, возвращая ее в реальность. Рома приподнял ее и, сняв платье, расстегнул лифчик. Освободив от бюстгальтера Катину груд, он взял ее в ладони и стал нежно массировать. Катя выпрямилась и спиной прижалась к Роме. Даже через шорты она чувствовала, как он возбужден. Отстранившись от ласк, она поднялась с кресла, еще непослушные ноги плохо держали ее на высоких каблучках босоножек.

 — У тебя красивая грудь.

 — Спасибо. Я хочу тебя поласкать, только меня не трогай при этом. Мне нужно немного отдохнуть.

 — Гладить твои бюстики я могу?

 — Нет, пожалуйста.

Катя подошла к стоящему рядом с креслом Роме и, прижавшись всем телом, стала гладить его спину, целовать плечи и губы, водить язычком по груди. Он стал гладить ее плечи, и Катя, отстранившись, укоризненно посмотрела на него.

 — Хорошо, я не буду.

Постепенно опускаясь вниз, Катя целовала его губы, соски, живот. Продолжить ей помешали шорты, и она ухоженными пальчиками с аккуратным розовым маникюром расстегнула пуговицу и замок. Спустив их до пола, она заставила Рому выйти из них. Убрав все преграды, она взяла в руку его возбужденный член, вены на нем пульсировали от напряжения. Было видно, что, лаская ее, Рома сильно возбудился, и головка члена была залита смазкой. Катя слизнула капельку смазки с головки члена и сильно оттянула крайнюю плоть.

 — Я хочу, чтобы ты ласкала мальчика только губами и язычком.

Убрав руку, Катя положила ладони на его бедра и, обхватив мальчика губами, постаралась ввести его на всю длину в ротик. Сделав несколько движений, она подняла голову и с поволокой в глазах посмотрела на Рому.

 — Сядь в кресло.

Рома сел в кресло, и Катя удобно устроилась на корточках между его ног. Проведя языком по стволу члена, она пальчиками оттянула вверх мошонку и поцеловала ее. Долгий поцелуй перешел в ласку яичек языком, и в какой-то момент оба яичка оказались у нее во рту. Немного натянув мошонку, она стала ласкать их во рту языком, заставляя Рому стонать и ограничивать движения ее головы руками. Освободив его из плена, Катя, взяла мальчика в рот и, глубоко введя его, остановилось. Насколько хватило дыхания, она ласкала член языком, отстранившись, она набрала воздуха и стала губами ласкать головку члена. Рома весь напрягся и, закрыв глаза, тихо стонал. Сжав между пальцами основание его члена, Катя медленно стала двигать рукой. Рома затих, мышцы ног напряглись, и струя спермы вместе с криком наслаждения вырвались из него. Он поднял Катю и, усадив ее на колени, долго и нежно поцеловал в губы. Повернувшись к нему лицом и, раздвинув ноги, Катя села ими на спинки кресел. Перед Ромой открылась великолепная картина, ее бюстики оказались рядом с его лицом, а от широкой посадки девочка открылась вся как на ладони. Оказавшись выше него, она опустила голову и поцеловала его в губы. Рома обнял ее и крепко прижал к себе.

 — Я заметила на подоконнике игрушку. Это тот подарок, о котором я думаю?

 — Именно так. Нравится?

Катя встала и взяла в руки маленькую красную анальную втулку. Повертев ее в руках, она опустила ее к девочке и медленно ввела во влагалище. Когда она вводила игрушку, она немножко раздвинула ножки и наклонилась вперед. Влагалище плотно обхватило гладкую поверхность втулки, и новая волна желания охватила Катю. Она хотела, чтобы Рома вошел в нее.

 — В девочку она хорошо вошла, но она там не держится. Приходится придерживать ее рукой.

 — Она предназначена для твоей попки. В ней она будет как влитая.

 — Ты не против если на моем дефиле в трусиках она будет во мне?

 — Нет. Кстати для дефиле самое время.

Катя с неохотой убрала пробочку из девочки и, прихватив трусики из потайного кармана сумочки, ушла в другую комнату. Там она надела любимые белые слипики. Чуть приспустив трусики, она стала ласкать пальцами клитор, когда девочка хорошо увлажнилась, она ввела в нее пробочку. Подтянув трусики, она почувствовала, как они вдавливают в нее пробочку. Она попробовала сделать шаг, пробочка внутри не мешала а, наоборот, с каждым шагом доставляла новое интересное ощущение. Она вышла в комнату, где Рома ее ждал. Он сидел в кресле и курил. Его глаза жадно смотрели на очаровательную девушку в одних трусиках и босоножках, идущую к нему как по подиуму. Немного не дойдя до него, она развернулась и пошла обратно. Ее попку красиво облегали плотные белые трусики, а простота трусиков создавала ощущение доступности и чистоты, но в тоже время красоты и нежности. Дойдя до середины комнаты, Катя остановилась и, обернувшись, картинно подогнув ножку и прикрыв бюстики ладошками, подняла глаза на Рому.

 — Мне нужна музыка.

Рома взял пульт и добавил звук телевизора. Из него полилась красивая быстрая мелодия. Катя начала танцевать в такт музыке, двигаясь всем телом, она кружилась, то открывая грудь, то пряча ее. От ее танца становилось жарко, игрушка внутри ее девочки дразнила ее, желание волнами расходилось по комнате. В какой-то момент танца Катя начала ласкать свою грудь, потом запустила ладошку в трусики. Все ее тело хотело секса, прямо сейчас и ни секундой позже. Рома не выдержал и, поднявшись с кресла, подошел к ней. Катя прижалась к нему попкой и стала танцевать, извиваясь, как будто он вводит в нее член. Рома спустил с нее трусики и, вынув игрушку, вошел в нее полностью. Катя вздрогнула и замерла. Из-за разницы в росте член упирался в переднюю стенку влагалища. Она чувствовала, как он расширяет вход в девочку. Привстав на носочки, она ввела его на всю длину и, откинувшись назад, стала медленно опускаться с носочков на каблучки. Она как бы продолжала танец, который он прервал, только внутри нее ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх