Романтика похоти. Т. 3 гл. 5 ч. 1 поедка миссис Дейл в Лондон

Страница: 1 из 4

Романтика похоти. Т. 3 гл. 5 ч. 1

Мистер Браунлоу, миссис Дейл и её сын Гарри: поездка в Лондон.

И мистер Браунлоу и Гарри Дейл преуспели в исполнении своих желаний. Каждый из них поделился со мною довольно детальным рассказом, но так как их повествования в некоторых частностях повторялись, я поведаю о том, что с ними произошло в связанном рассказе.

Дядя и миссис Дейл ехали внутри кареты, предоставленные сами себе, а Гарри ехал снаружи. Дядя начал хвалить Гарри; а затем, возвращаясь ко времени, когда того только что прислали к нему в дом, и касаясь записки, которую она отправляла с ним, спросил не без понимающей улыбки:

 — Вот вы так сильно боялись прежде интимной близости между ним и вашей племянницей. Не кажется ли вам, что она вообще-то возобновлена? Я заметил, что Гарри по своём возвращении в понедельник показался изнурённым и бледным, был в тот день уныл и глуп.

Миссис Дейл кажется несколько встревожилась, выслушав это. И, вероятно, стала задумываться, а не произошло ли кое-что между кузенами, пока она была занята с Чарли. Заметив её обеспокоенность и предполагая причину, дядя сказал:

 — Моя дорогая миссис Дейл, если что-то и имело место и из этого что-нибудь обнаружится, я — светский человек, и вы можете положиться на мою помощь и скромность, чтобы предпринять такие шаги, которые могут помешать свету быть об этом осведомлённым.

Она поблагодарила его и сказала:

 — Буду рада принять вашу помощь, если вдруг произойдёт какой-нибудь несчастный случай. Но надеясь, что этого не будет.

Дядя видел, что её страхи держат её в напряжении, и потому продолжал держался этого предмета в разговоре, пока она наконец не призналась:

 — Боюсь, именно это, возможно, и произошло во время одного из его появлений, поскольку я имела глупость подумать, что всякая мысль об этом уже покинула их головы. А наверно следовало бы предпринять все возможные на этот случай предосторожности.

 — Ясно, моя дорогая мадам, мои услуги в случае любой надобности в вашем распоряжении. Знайте, что я вовсе не такой уж пуританин, каким обязан казаться в своём положении. И могу с уверенностью сказать, что мой опыт в состоянии отыскать лучший способ замять скандал, если таковой вдруг произойдёт.

Миссис Дейл рассыпалась в благодарности, а доктор принимает более теплый тон в своей беседе и говорит:

 — Я готов сделать всё, что угодно для такой женщины, как вы, которая меня давно восхищает и которая вызывает у меня сильное желание... Да, да, я не оговорился, моя дорогая мадам! Хотя я служу в церкви, кое-что от славного Адама мне всё же не чуждо, и взирая на ту, кто столь очаровал меня, как это сделали вы, дотрагиваясь до вас, я снова превращаюсь в молодого человека.

Тут его рука скользит за её прелестно тонкую талию. Он привлекает её к себе, и она с некоторой скромностью и словами отказа уступает свои губы его поцелуям. Другая его рука, задрав ей юбки, устремляется в розыски её влагалища. Опять сопротивление и рукой и словами, но и тут уступка, и доктор вскоре становится обладателем её влагалища.

 — Как же там восхитительно!

Обнаружив её большой и прекрасный клитор в уже твёрдом состоянии, он понял, что её страсти возбуждены. Поэтому, раздвинув ей ноги, он опустился между ними на колени, а поскольку уже ранее расстегнул свои брюки, когда занимался её влагалищем, то ему остаётся только вытащить свой дрекол, сразу же принявший вертикальное положение, и быстро утвердить его в ней по самую рукоятку.

 — Я не могу позволить вам! — до самого последнего момента заявляла леди.

Но едва только почувствовала, как докторский дрекол заработал в ней, как её жопа стала превосходно извиваться. И тогда она обнимает его и секундирует ему, целуясь с ним и языком как бы сигнализируя, что разделяет его сердечное желание. И вскоре, к большому взаимному удовлетворению, кризис приводит их к восторженному концу.

Разумеется, после этого не может быть никаких трудностей в принятии мер для удобной встрече в Лондоне.

 — И на самом деле, почему бы нам не снять жильё в одном доме и не иметь смежные апартаменты?

По их прибытию в город они останавливаются в одном из небольших домов с меблированными комнатами на Норфолк-стрит, в Стренде, и были счастливы обнаружить вакантные спальни на первом этаже. Дом оказывается сдвоенным, или скорее из двух зданий, смотрящих друг на друга. Спальня доктора была спереди, и дверь, когда-то связывавшая её с задним помещением, была заперта на ключ с одной стороны и на засов с другой. Миссис Дейл взяла заднюю комнату, за которой находилась маленькая комната с кроватью, где был поселён Гарри.

У доктора был таким образом свободный доступ, если леди захочет вытащить болт на своей стороне. После консультации об этом, они приходят к мысли, что всё-таки более желателен её приход в комнату доктора, так чтобы Гарри не имел бы никакой возможности слышать какие-либо любовные восклицания, которые могли бы случиться в разгар их амурных увеселений. Конечно, доктор всё знал об огромном желании Гарри и его намерении так или иначе осуществить это желание в Лондоне, а потому сообщает ему:

 — Я намерен поиметь миссис Дейл, если она придёт ко мне этой ночью, а потому прошу вас отсрочить свою попытку до окончания моей премьеры. Потерпите одну ночь, а потом я помогу вам, как сумею.

Коварный доктор явно намеривался, если Гарри преуспеет, стать в будущем их компаньоном в кровосмесительном общении.

Миссис Дейл запирает своего сына после того, как он удаляется спать в свою постель. А Гарри от нечего делать рассматривает старомодный замок в двери: вворачивается он внутрь двери, а рядом находится медный желоб для его задвижки, который однако не закреплён, как это теперь принято, шипом намертво. Гарри улыбается, в голову приходит мысль: а не помешать ли матери, ведь теперь это сделать легко. Но вспомнив своё обещание доктору ни чего не предпринимать этой ночью, ложится спать и спит беспробудно.

На следующий день он достаёт себе отвёртку и маленькую склянку оливкового масла. И когда мама оказывается занятой картами, он проскальзывает наверх и легко отвинчивает медный приёмник задвижки, смазывает винты и принимается закручивать и выкручивать их, пока они не начинают ходить свободно, а затем возвращает на прежнее место желоб. Итак, теперь он чувствует себя свободным входить в комнату мамы всякий раз, когда ему понравится. Тем более что доктор объяснил ему:

 — Когда гамаюширование и ебля приведут твою маму в состояние большого возбуждения, то раз она не будет иметь возможности удовлетворить свои страсти, ей будет всё равно, лишь бы только быть выебанной, неважно каким уколом. С этой целью я продержит её у себя до рассвета.

Ночью Гарри наблюдает через ключевое отверстие, и когда видит, как его мать уходит в комнату доктора, то сразу же отвинчивает жалоб, отодвигает задвижку и ввёртывает назад жалоб. Таким образом всё готово на любой случай, и если мать удивится его входу, он сможет сказать, что нашёл дверь открытой и что она, должно быть, забыла запереть её. Подготовленный таким образом, Гарри ложится спать и спит опять беспробудно. Около семи часов он пробуждается и, малость приоткрыв дверь, может видеть на противоположной стороне открытую дверь и свет в комнате доктора, — значит, мама всё ещё не покинула его. Гарри натягивает шерстяные носки и, присев на корточки и время от времени заглядывая на то, что высвечивается через ключевое отверстие, ожидает возвращения своей мамы, которое и происходит довольно скоро.

Выключенный свет и закрытая дверь подсказывают ему, что она возвратилась в свою собственную комнату. Он слышит, как она уселась на горшке и с какой силой извергается туда поток воды. «Ну и здорова же моя мама ссать!» Затем до него доносится её беспокойное ворочание и шуршание в постели. И тогда,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх