Наказание Кристины

Страница: 4 из 5

вновь выключила воду шланга и сменила насадку на прежнюю. А теплая вода всё это время продолжала поступать в кишечник девушки. Медленно, но неотвратимо она заполняла её внутренности, растягивая их и причиняя совершенно новые болевые ощущения. Тем временем Алена вновь направила на неё режущую струю воды и принялся водить ей по телу женщины. Ей в голову пришла мысль, что ещё немного и узкая струя шланга прорвет её тонкую кожу, если конечно она не лопнет раньше от заполнявшей её снизу воды.

Струя ударила по животу и Кристина почувствовала, что не в силах терпеть. Переполненный водой кишечник принялся исторгать из себя пожелтевшую и дурно пахнущую жидкость. Девушка чувствовала, как теплый поток течет по её ногам на пол, но ничего не могла с собой поделать, реакция же хозяйки не заставила себя долго ждать.

 — Ах, ты... — поперхнулась гневом она, отшвырнула шланг в сторону и подбежала к рукоятке вмонтированной в стену.

Госпожа начала крутить её и Кристина с ужасом поняла, что крест, к которому она была прикована начал вращаться по часовой стрелке. Вскоре она уже висела вниз головой, а теплая вода продолжала наполнять её тело. Но и на этом мытарства не закончились. Оскорбленная до глубины души госпожа умчалась куда-то, предоставив её самой себе.

Кристина чувствовала, как вода вновь наполняет её анус, и она была бессильна, что-либо с этим сделать.

Хозяйка вернулась, сжимая в руках плетку, конец который разделялся на бессчетное количество длинных, кожаных полос.

 — Ты плохая рабыня, — повторилась она, склонившись к самому её лицу, — ты ведешь себя как шелудивая псина и будешь наказана подобно ей!

С этими словами она выпрямилась и, хорошенько размахнувшись, полоснула её плеткой поперек тела. Бессчетное количество полос пронеслись по коже живота, оставляя красные полосы. Подвешенная вниз головой девушка закричала и почувствовала, как кровь начала приливать к голове. Хозяйка же продолжала хлестать её. Плетка стегала груди крест накрест, и нежная кожа покрылась паутиной красных линий. После чего удары изменили своё направление и теперь проходили вдоль тела. Самым же ужасным было то, что они постоянно попадали по промежности, взрывая в мозгу женщины целые фейерверки искр.

Одновременно с этим её зад переполнился и изверг из себя фонтанчик воды, которая конечно была чище, чем в первый раз, но всё равно имела неприятных запах и легкую окраску. Эта вода потекла по спине и животу к голове женщины, покрывая её тело склизким налетом.

 — Ты не исправимая тварь, — прокричала хозяйка и удвоила свои старания с плеткой.

От боли, унижения, и чувства обреченности появившегося в её разуме Кристина тряслась как на электрическом стуле. Очередной удар плети, пришедшийся между ног, вместе с болью породил внутри неё огонь. Капли жидкости из её зада достигли лица и потекли по нему, попадая в рот и нос. Омерзительность происходящего заставила её содрогаться от чувства собственной

низости и ничтожности, но эти же чувства распаляли её внутренний пожар.

Плеть, гулявшая по её телу, перестала быть лишь источником боли. Неожиданно для себя женщина начала чувствовать, что каждый удар озаряет её огоньками наслаждения, и когда один из концов перетянулся поперек клитора, она взорвалась. Резко сократившиеся мышцы кишечника выплеснули вверх очередной фонтан воды, а сокращающиеся влагалище выдавила из себя любовный сок. Тело содрогалось от пожара охватившего каждую клеточку её существа.

Не в силах противостоять наваждению она дергалась скованная и избиваемая. Разум не выдержал этой ужасной и одновременно сладостной пытки, и она вновь потеряла сознание.

Кристина пришла в себя и обнаружила, что находится в подвешенном состоянии. Её тело обволокла сеть веревок сильно врезающихся в кожу. Она ощутила себя курой попавшей в авоську мясника. Девушка почти не могла пошевелиться, так как руки, стянутые за спиной, болезненно вытягивались к потолку, в то время как тело находилось в параллельном полу положении, за исключением таза. Тот был в почти вертикальном положении, потому что ноги её были вытянуты в сторону головы. Впрочем, они не были направлены вдоль тела, а расходились в стороны под более чем прямым углом.

Опутавшие её веревке были пропущены через кольца на полу и в потолке. Прямо перед собой она видела одно из них. Через него проходила веревка, удерживающая её тело за плечи и не дававшая ей распрямиться. Растянутые мышцы ног, рук и спины ныли от напряжения, затянутые веревками груди покалывали вспышки онемения. Женщина посмотрела на свои прелести, обеспечивающие ей постоянный поток желающих познакомиться, и ужаснулась их фиолетовому цвету.

Придя в себя, она провисела так больше пятнадцати минут, и всё что ей оставалось это хрипеть, поскуливать и плакать, так как рот её был, заткнут широким резиновым шариком, а хозяйки поблизости не было.

Но потом она вернулась, выйдя из двери в прихожую, лицом к которой она висела. В одной ее руке была дымящаяся чашка, в другой надкусанный бутерброд. Увидев, что она очнулась, она ухмыльнулась и, усевшись прямо перед ней, продолжал подкрепляться. У Кристины потекли слюнки, в животе заурчало, ведь всё что ей довелось пережить за это время, изрядно выматывало, и организму требовались подкрепиться.

 — Хочешь? — спросила Алена и помахала бутербродом.

Она усердно закивала.

Хозяйка поднялась со своего места и, подойдя к ней, вытащила шарик из её рта. Она молча поднесла бутерброд к её рту, и она впилась в него зубами. Алена обреченно вздохнула и сказала.

 — Безмозглая сука, учишь тебя учишь, а толку никакого.

Она вытащила откуда-то из-за пояса металлический обруч и приладила его на голову женщины, так что один из его краёв попал ей в рот. По всему периметру окружности из обруча торчали небольшие вентили, и госпожа принялась закручивать их. Вскоре обруч плотно сжал её голову и края, попавший в рот уперлись в зубы, заставляя женщину разжать их. Она так и сделала. Хозяйка продолжила закручивать вентили, пока края обруча не врезались в краешки рта. Тогда хозяйка начала крутить ещё какой-то механизм, и обруч, разделившись на две части, принялся разводить челюсти женщины с той же неотвратимостью, с которой домкрат поднимает машину.

Когда её рот широко раскрылся, так что заломило скулы, Алена сказала.

 — Сегодня я добрый и потому повторяю, когда госпожа что-то дает рабыне, она должна благодарить ее, — она обвела несчастную девушку взглядом, — но поскольку ты, сука, никак не хочешь усвоить это простое правило, мне придется вбить его в тебя.

Она засунула... в её открытый рот кусок бутерброда и, освободив тем самым свои руки, расстегнула и сняла штаны. Кроме штанов ничего больше не было.

Хозяйка подойдя к лицу девушки, зажала ей нос. Губки сильно пахли мочой и выделениями, и Кристина попыталась отвернуться.

 — Вот как, — казалось, что хозяйка искренне удивилась, — помимо того, что ты не хочешь благодарить меня за дары ты ещё и пытаешься их отвергнуть.

Она подняла глаза и увидела, как краснеет в гневе ее лицо. Она грубо схватила её за волосы и прижала её лицо к своему лобку. Прижимая её так левой рукой, правой она вытащила уже знакомую многоглавую плеть и принялся хлестать её по спине и попе. Как и раньше кончики плети попадали в промежность.

Прижатая к ее телу с куском бутерброда во рту полном слюней она не могла кричать, хотя ей этого очень хотелось. Тем временем клитор госпожи затвердел, и она направила вагину в её разинутый рот. И начала извергать из себя мочу. Инстинктивно она начала глотать, а женщина продолжала прижимать ее.

Давясь приступами тошноты, она ощущала, как вагина хозяйки извергает в нее потоки мочи. Госпожа испражнялась в рот рабыни, но при этом она не забывала охаживать её тело плетью. По её подбородку текли потоки ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх