Мадина. Ситуация 1

Страница: 1 из 4

Её разбудило знакомое гудение под подушкой, она лениво вытащила телефон. Будильник на сотовом показывал 10 утра, там было ещё 17 пропущенных вызовов от прошлых «объектов», которые «Мадина, не могу без тебя», «Мадина, схожу по тебе с ума», «Мадина, мечтаю ещё раз» и прочее бла, бла, бла.

«Задолбали. Надо бы почистить телефон от всякого хлама», подумала она и пролистала заметки на день, хотя прекрасно все помнила. Сегодня надо было приступить к заказу на «справедливое» распределение земельных участков у начальника отдела земельных отношений города. За это платили 10 тысяч долларов, причем две тысячи в задатке, на которые было куплено всё — то необходимое, что висело в гардеробе на «спецплечиках». Оставался салон красоты на день и на вечер, если день будет удачным. Встреча в кабинете начальника отдела земельных отношений была назначена на два. Она улыбнулась, вспомнив какое впечатление произвела на этот «жиртрест» при первой встрече.

«Но прежде надо сделать машину». — решила она. — «Поеду к 11.00 на СТО, надеюсь за два часа, они управятся...»

Она откинула одеяло, и спустив ноги на пол попыталась нащупать тапочки. Тапочек не было с мая, но привычка осталась. Чертыхнулась. В прорези жалюзи ярко пробивалось летнее солнце, и хотя кондиционер честно отрабатывал отданные за него деньги, было понятно, что на улице уже жара.

В душ, точнее в душевую кабину в огромной ванной комнате.

«Я студентка четвертого курса и у меня уже своя квартира, пусть однокомнатная, но своя! А такой ванной комнаты вынесенной на бывшую кухню с джакузи и душевой ни у кого нет! Квартира действительно получилась интересная, там, где была кухня теперь огромная ванная, а там, где была лоджия теперь кухня и кабинет. В спальне стояла небольшая, но двуспальная кровать и большой, точнее даже очень большой гардероб. Гостиной не было, да она собственно и не нужна. Да-а дизайнер явно был в ударе, причем, скорее всего в солнечном.»

Упругие прохладные струи медленно затягивали её в жизнь.

Подобранные по аромату, гель и шампунь бодрили и поднимали настроение. Ей казалось, что она стоит под дождем на каком-то огромном, полном полевых цветов лугу, и рядом он... Впрочем, воображение — не её конек. В свои 21 она всегда точно знала чего хотела, и когда от ректора поступило вполне недвусмысленное предложение — она приняла его не задумываясь. А ей было, что предложить в этой сделке. Открыв душевую кабину, она взяла одно полотенце и привычно намотала его на голову в чалму, давая густым, длинным, до плеч и черным как смоль волосам медленно высохнуть естественным путем. Вторым полотенцем она тщательно вытерлась, не забыв о «самых труднодоступных местах», потом закрепила его на груди и подошла к зеркалу. Здесь она придирчиво оглядела себя, отраженную в стекле. Ей нравились её тонкая длинная шея и плечи, очень хрупкие и какие-то беззащитные, грудь так себе не большая и не маленькая — стесняться нечего, обычная молодая красивая высокая грудь. Она положила руки на талию и пришла к выводу, что она, пожалуй, немного поправилась.

Открыла ящик тяжелого мраморного столика, достала сантиметр, сняла полотенце и измерила талию. Сантиметр показал ровно 58 см. Всё нормально, сантиметр можно смотать и положить обратно в ящик до следующего приступа паранойи. Всё! Молочко для тела, дезодорант крем, легкий дневной макияж.

В холодильнике её ждал йогурт, а гардеробе... А что в гардеробе? В чем ехать на СТО? Она подошла к шкафу. Как выглядит СТО? Саша сказал, что этим звякающим металлическим звуком надо ехать к какому-то Максу на Пушкина-Можайского на диагностику. Что за Макс? Девушке представилось СТО «У Макса» — огромное стеклянное здание, вроде того, которое она постоянно посещала в столице, пока шел гарантийный срок. В памяти всплыли сотрудники в строгих костюмах и рабочие синих комбинезонах на белоснежных футболках, большие железные ящики на колесах в которых на выдвижных полках лежали инструменты, мягкие кресла и стеклянный столик с журналами и соком на подносе.

Она выбрала светло бежевое короткое платье с широкими бретельками, завязывающимися на шее. Строго говоря, когда-то платье было коктейльным, но этот эпизод остался в прошлом. Поправить дело было решено большой светлой сумкой Fendi и белыми плетенными босоножками, которые будут одеты уже перед выходом. В комоде она нашла кружевные белые трусики, бюстгальтер данным костюмом не предусматривался. Мадина так и представила себе как она выйдет из машины слегка качнув волосами, как она сядет в кресло, как обнажатся её колени и она целомудренно сдвинет ножки, поставив их слегка наискось. Все мужчины обязательно будут пялиться на неё, на её длинные стройные ноги, на тонкую талию которую она красиво изогнет сидя в кресле, на красивую полуоткрытую под лифом-бретельками грудь, а она смущенно опустит огромные темные глаза, на её полных, слегка поджатых в возмущении от непристойных взглядов губах появится смущенная улыбка, на скуластых щеках заиграет румянец, но вот крылья её тонкого носика при этом должны так играть, чтобы возмущение её казалось неподдельным.

Картина была завораживающей. Репетировать нужды не было. Она неоднократно проделывала это в столичном автосервисе, и всё было отработано до мелочей.

«Интересно во сколько мне встанет этот ремонт» — улыбнулась про себя Мадина, причесалась, закончила сборы и в 10. 45 вышла из дома. Быстро перебирая по ступеням, исходя из правила леди: одна ступень-один шаг она спустилась с третьего этажа, и подтолкнув плечиком тяжелую дверь подъезда вышла на улицу.

Серебристая двухдверная «треха» БМВ ждала её в тенечке во дворе дома. Охраннику было заплачено за месяц вперед, и выезжала она всегда без проблем, даже не обращая на него внимания. Но охранник все равно всегда выходил из аккуратной сторожки, смотрел, как она садится в машину и жестами помогал ей выехать с парковки.

Жестов этих она не понимала, потому — что он всегда как-то странно крутил пальцами в разные стороны, махал руками и бегал с одной стороны, на другую что-то выкрикивая. Мадина сдала назад глядя в зеркала, как учили, и спокойно выехала с парковки, так и не увидев ни разу в зеркалах ни охранника, ни его жестов. День был прекрасный, солнечный и жаркий, кондиционер в машине быстро привел климат в салоне в норму. Её огорчало только то что, как и прежде при нажатии на газ, машина издавала какое-то металлическое дребезжание. Через пару кварталов она выехала на ул. Пушкина и покатилась по ней вниз, как и говорил водитель ректора — Саша.

Остановившись на одном светофоре, она увидела, как слева подъехал большой черный автомобиль. Мадина опустила окно и улыбнулась водителю. Окно черной машины сразу начало опускаться. Когда проем стал достаточно широк, Мадина выключила музыку и своим отрепетированным бархатистым голоском проворковала:

 — Извините, не подскажете где тут СТО «У Макса»?

 — Макса-моториста, что-ли? — переспросил водитель — мужчина лет сорока с пробивающейся на висках сединой и каким-то огромным красным носом. — «На втором светофоре, на Можайского, свернете направо, там будет мойка, сразу за ней боксы по правой стороне».

 — Спасибо — улыбнулась Мадина и подняла стекло. Жар от асфальта стоял невыносимый.

«Что такое боксы?» думала она, подъезжая ко второму светофору. — «Впрочем, если они сразу за мойкой, то не ошибусь».

И она не ошиблась. Свернув на Можайского, узенькую не асфальтированную улицу, она увидела справа гараж с открытыми воротами — это была мойка. Возле ворот сидели две девушки и парень, и пили пиво из бутылок. Откровенно говоря, догадаться, кто из них кто, было непросто, но у девушек волосы были явно крашенные, и у них не было щетины. Следом за мойкой она увидела бывший некогда белым, а теперь облупившийся и облезший забор с открытыми светло-зелеными воротами, во дворе были видны ещё два открытых замызганных гаража,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)
наверх