Мадина. Ситуация 1

Страница: 3 из 4

того что все планы летели к чертям, так ещё и выйти из машины придется, чего ей ну никак не хотелось делать в его присутствии. Однако слова Макса о возможном пожаре возымели действие. Она выключила зажигание взяла с пассажирского кресла свою сумку Fendi и потянулась к ручке двери. Макс сделал шаг в сторону. Мадина открыла дверь и вышла из машины. Макс не предоставил ей достаточно пространства. Ей пришлось прижаться спиной к машине, а он стоял прямо перед ней. Только теперь она осознала, насколько он огромен. Она посмотрела на него снизу — вверх. Её поразили его плечи. Он был шире неё, наверное, раз в пять.

Одна его рука была почти такой — же толщины, как её талия. Она чувствовала себя совсем хрупкой и беспомощной перед ним. Это было для неё странным! Это она — Мадина всегда управляла мужчинами! Это мужчины всегда правдами и неправдами добивались её малейшего внимания и бегали за ней как собачонки! Это она всегда помыкала ими, а тут!

« Да что со мной такое???» — неслось в её голове. — «Нет, это надо остановить. Сейчас я расставлю все по своим местам» — решила она, но не успела. Макс неожиданно взял её за талию, и повел куда-то. Мадина была ошарашена таким оборотом событий, но самое странное, что ей даже и не пришло в голову сопротивляться. Ноги её как-то странно обмякли. Она вообще почти потеряла всякую способность к сопротивлению. Рука на её спине была очень твердой и очень горячей. Через ткань платья она ощущала какую-то непреодолимую животную мощь, во всем, что делал этот человек.

Все что она сделала — это схватила эту огромную стальную руку за предплечье, совершенно не задумываясь о том, как он это истолкует. Но в этой силе было что-то приятное, подавляющее, вызывающее какое-то странное томное чувство. Она почувствовала, как внизу живота что-то сжалось, готовилось к чему-то неотвратимому и непреодолимому перед этой мощной мужской силой. Но она должна с этим бороться, она не должна позволять так обращаться с собой. Надо что-то сделать. Но что именно? Что??? Кричать? Что за глупость? Очень быстро они подошли к высокому черному джипу. Макс открыл дверь и сказал: «Садись, я подвезу» и тут же так потянул её за руку вверх, что она почти запрыгнула в открытую дверь. Макс захлопнул дверь снаружи, и Мадина вдруг поняла, что сдалась...

Макс обошел машину сзади, открыл дверь. Она увидела, как его рука схватилась за поручень. Машина присела, когда он в неё влезал.

Устроившись на сидении, Макс обернулся к ней и спросил:

 — Как зовут?

 — Мадина. — робко ответила она.

 — Меня Максим. Куда ехать, Мадиночка? — Макс опять улыбался своей хищной улыбкой, от которой у девушки бежал мороз по коже.

 — Мне сначала домой надо. Это на Тимирязева. Тимирязева, 21. — произнесла Мадина и тут же подумала: «Зачем я назвала свой адрес? Господи, да что-же это? Блин, уже поздно.»

 — А-а. Знаю, девятиэтажка? — прервал её мысли Макс

 — Да.

 — Знакомый жил когда-то. — Макс завел машину, и она покатилась сначала по двору, а затем уже по дороге.

 — Чем занимаешься, Мадина? — спросил Макс искоса глядя на девушку.

 — Я — студентка.

 — Где учишься?

 — В Институте права, на юриста.

 — Круто. Живешь с родителями?

Мадина вздрогнула. Но прежде чем она успела обдумать ответ, у неё привычно вырвалось:

 — Нет, я не местная. Здесь у меня своя квартира. — и сразу осеклась: «Черт! Зачем она это сказала? Почему? Просто она привыкла так отвечать. Квартира была её гордостью. К тому-же, она привыкла так давать понять «объектам» многое, но тут. Тут надо было что-то придумать, что-то соврать, что-то...

 — Это хорошо — снова хищно улыбнулся Макс.

Ей стало совсем не по себе. Рой мыслей проносился в голове: «Он знает адрес, он знает, что я живу одна! Он едет к моему дому. Машина! Что с машиной? А вдруг? Что теперь? Что теперь будет? Надо что-то делать. Может позвать охранника, когда выйдем из машины? Это же глупо! Или не глупо. Но, черт возьми, я же Мадина Курмананлиева — самая красивая девушка в институте! У меня куча связей! Как? Как быть? Господи, какой-же он! Какой? Какой он? Почему я не могу вести себя так, как обычно? Да что же это такое?»

И тут она почувствовала его руку на своем колене. Его огромную, твердую, железную мужскую руку. Она вздрогнула, почти подпрыгнула в кресле. Взглянула на него и все сразу поняла. Макс смотрел в её глаза прямо и уверенно.

 — Никогда не видел таких красивых девочек, как ты, милая — донеслись до её сознания его слова. — Ты будешь моей. Сегодня. Я это сразу решил, как только тебя увидел.

И рука поползла вверх, приподнимая платье и обнажая стройные девичьи ноги. Она глянула ему в глаза, глянула как-то беспомощно, и он, в этом её взгляде, прочел что-то. Что-то понятное только ему. Рука тем временем продолжала двигаться. Она схватила эту руку своей хрупкой ладошкой, пытаясь не дать ей двинуться дальше — тщетно. Она сдвинула ноги, но он одним движением пальцев снова распахнул их и крепко сжал в руке её бедро — она изогнулась в кресле и слабо вскрикнула, нет, даже не вскрикнула, а застонала.

Это был короткий стон — вздох. В нем не было боли, в нем не было возмущения, и она сама быстро это поняла. Она почувствовала как что-то в ней, внизу наполнилось горячим, обжигающим. Она почти никогда этого не ощущала раньше, несмотря на множество партнеров — это было что-то другое, непреодолимое, животное, первобытное. Её трусики наполнились влагой, она почувствовала свой запах. Не было сомнений, что Макс тоже его услышал. Теперь её участь была решена.

Машина тем временем зарулила во двор её дома. Двор, как назло, был совершенно пуст. Макс убрал руку с её бедра, поставил рычаг в положение парковки и вышел. Она все ещё чувствовала его руку на своей ноге, видела еле заметные синяки, видела как он обходил машину, как подошел к её двери, слышала, как сработал замок и этот щелчок прозвучал для неё как приговор. Дверь распахнулась, и Максим протянул ей руку.

 — Выходи. Какой подъезд?

 — Максим, пожалуйста... — попыталась она.

Он буквально стянул её с сиденья и захлопнул дверь. Встав на землю, она снова ощутила, насколько мала, слаба и беззащитна перед ним. При своих 173 см, она считалась высокой, но в сравнении с ним...

 — Какой подъезд?

 — Третий. — Мадина указала рукой на дверь своего подъезда.

 — Этаж?

 — Третий...

Он снова обнял её за талию, крепко прижал к себе и повел к подъезду. Она шла не сопротивляясь. В голове кружились мысли. Она должна была что-то предпринять, но... Не хотела! Она не могла сопротивляться. Когда дверь подъезда захлопнулась за ними, она даже ждала, что он прижмет её к стене и начнет целовать и ласкать, как тот паренек на первом курсе. Но он этого не сделал. И это её почти разочаровало. Они поднялись. У самой двери она, уже достав ключ, обернулась к нему:

 — Максим, пожалуйста... Это неправильно, может быть...

Вместо ответа он только усмехнулся, ладонью пригвоздил её спиной к двери, выхватил из её руки ключ и открыл замок. Потом он снова взял её за талию притянул к себе, открыл дверь, развернул девушку и втолкнул её в квартиру. Она только робко вскрикивала при каждом резком его движении. Боясь обернуться, она слышала, как захлопнулась дверь. Все внутри сжалось. Она ждала...

Шелковая ткань заскользила по её шее. Лиф платья ослаб, и крепкая мужская рука легла ей на живот. Он с силой прижал её к себе, и он не собирался быть нежным. Другая его рука заскользила по её бедру вверх. Выше и выше, это прикосновение заставило её изогнуться, в ней все кипело от желания и от возмущения ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх