Бургундский Декамерон

Страница: 1 из 9

Бургундский Декамерон.

Щёки Бьянки де Аранжи зарделись румянцем. Она и сама не понимала, что тому было большей виной, — гордость за сына, которого так привечал за воинские успехи не кто-нибудь, а сам Карл Смелый, молодой герцог Бургундии, или же страх и волнение за своего сына, — ведь в это раз он не побоялся выступить против самого Отто фон Кауница, первого рубаку при бургундском дворе, сыскавшего себе неувядаемую славу при подобных турнирах.

 — Виконт Клод де Арнжи принимает вызов барона Отто фон Кауица! — провозгласил гарольд и толпа, как обычно в большом количестве присутствующая на рыцарских турнирах взревела радостными воплями.

Изабель де Курти, фрейлина Изабеллы Бурбонской, герцонини Бургондской склонилась к уху графини де Аранжи:

 — О, как я Вам завидую, моя дорогая Бьянка, определённо Ваш сын пользуется огромным успехом при дворе. Ему благоволит не только сам герцог, но рукоплещет и знать и чернь...

Бьянка только сжала тонкую руку подруги с тяжело бьющимся сердцем. Она не раз была свидетелем, как противники фон Куаница после сшибок с ним на турнирах не могли самостоятельно покинуть поле поединка. И, впервые, в жизни она молила, чтобы в этот раз на песке остался лежать барон фон Кауниц...

 — О, я понимаю, Вас, милая Бьянка, — раздался возле её уха лёгкий приглушённый смешок де Куртри, — как неподражаемо, когда в поединке сходятся сын и любовник...

Огромный боевой конь остановился перед трибуной, её юный сын, не по годам рослый и мощный, в своих сияющих латах, похожий на Архангела Гавриила, с фамильным гербом Арнжи на стяге привстал на стременах, протягивая её своё копьё.

 — Дорогая матушка, благословите меня на этот поединок. И разрешите этот бой посвятить Вам!!

Растроганная толпа вновь взорвалась приветственными криками. Графиня склонилась перед юным рыцарем в изящном реверанск и грациозно повязала на кончик его копья свой платок, после приветственно помахав сыну рукой. Глаза Клода из под забрала горели яростным огнём..

Толпа лихо аплодировала и первый среди всех сам герцог Бургундсикй. Да, определённо это был настоящий успех при дворе её сына и подобным стремительным завоеванием сердец герцогской четы и всего двора мало кто из дворян мог похвастаться. Даже барон фон Кауниц..

Графиня, замирая от ужаса и восторга, наблюдала, как рыцари занимают позиции напротив друг друга и по первому сигналу трубы готовые ринуться друг на друга в яростной сшибке..

Только она одна знала истинную причину, почему её сын сегодня бросил вызов самому барону фон Кауницу...

****

Накануне вечером, графиня была изрядно раздражена и очень не в духе, ожидая в своих покоях своего единственного сына, виконта Клода де Аранжи.

 — Оставьте нас, — велела она служанкам, когда, наконец, виконт предстал пред её очами.

Клод склонился перед матерью в глубоком поклоне:

 — Мадам, вы хотели меня видеть? Я к Вашим услугам, — Клод улыбнулся широкой улыбкой.

В ответ графиня сморщила свой благородный изысканный носик:

 — Благородной виконт, вы пьяны?! — возмущённо вскричала она, — мне, кажется, герцогский двор весьма тлетворно влияет на Вас.

Клод почтительно склонился перед ней ещё раз:

 — О, матушка, — он продемонстрировал ей свои золотые шпоры, — сам его высочество Карл вчера посвятил меня в рыцари..

Графиня только фыркнула на это:

 — О, мой сын, это великая честь для меня и нашей семьи. Не сомневаюсь, Ваш отец будет несказанно горд Вашим успехам... Но и об этом я тоже хотела поговорить с Вами... Ещё вчера, но вы не явились ночевать в мои покои, Ваше сиятельство, чем немало удручили и расстроили меня.

Клод вздохнул. Расправив плечи, он потянулся, словно кот и уже без всякого церемониала плюхнулся в кресло, напротив матери:

 — Дорогая мама, конечно, ночевать в шикарных покоях первой фрейлины герцогини Изабеллы настоящее блаженство, совсем не то, что в общих платах младших дворян при дворце. И я очень, Вам признателен за Ваше гостеприимство, но право же, мне совсем не хочется Вас стеснять... — он мрачно и зло усмехнулся. — Вас и барона фон Кауница..

При последних словах лицо графини зарделось малиновым пламенем, но она предпочла пропустить мимо ушей явный намёк на своего сердечного фаворита.

 — Дорогой сын, — мягко произнесла графиня, — поверьте, моя просьба не увлекаться чересчур развлечениями двора и быть крайне осторожным в ваших знакомствах, это не просто материнская забота о Вас. Бургундский двор, словно яблоко первородного греха, имеет благородный цвет и изысканный блеск, но внутри это яблоко очень червиво, мой сын, оно прогнившее насквозь. Двор это настоящий змеиный клубок интриг, интересов самых влиятельных вельмож, полный борьбы меж собой придворных партий за лакомые куски и внимание герцога... Несведущему человеку здесь очень просто попасть в хитроумную ловушку, стать жертвой чьих-то коварных замыслов. О, дорогой виконт, два года вы провели на мальтийском острове по повелению вашего отца, — да, там вы познали много наук, стали настоящим рыцарем и умелым воином, но поверьте, чтобы выжить при дворе нужны совсем другие знания и совсем другой опыт...

Сейчас вы слепы, как котёнок и я боюсь за Вас. Карл Смелый оказывает Вам всяческое расположение и это может вызвать зависть и беспокойство, а для некоторых людей это достаточный и существенный повод, чтобы уничтожить Вас. Умоляю Вас будьте весьма осторожны. Я думаю, ещё не время выпускать Вас из под материнского крылышка..

В чувствах графиня поднялась со своего места и подошла к своему трюмо, нервно перебирая пальцами разложенные здесь свои украшения.

Клод молчал.

 — И ещё, мой мальчик, я наслышана о причине столь бурного к Вам внимания со стороны герцога. В битве при Льеже вы вели себя совершенно безрассудно, первым взобравшись на крепостную стену! — Бьянка не смога сдержать слёз и её голос предательски дрогнул.

Сзади, за её спиной, Клод де Аранжи удивлённо вздохнул:

 — Но, милая мама, именно за это герцог лично посвятил меня в рыцари... Недаром в народе и его самого прозвали Смелым. Его высочество ценит отвагу и смелость в бою!

Графиня не удержалась и топнула ножкой:

 — Довольно, Ваше сиятельство! Вам уже 18 лет!! Но вы всё, словно, витаете в облаках!! О, это всё Ваше воспитание в Мальтийском ордене! Я была сильно против, чтобы Ваш отец усылал Вас туда!, — в совершеннейшем гневе и расстройстве проговорила графиня, — у нас с отцом нет других наследников, кроме Вас, мой дорогой сын. Не уж то, вы не понимаете, что случилось что-то с Вами и древняя ветвь Аранжи угаснет навсегда!! Через полгода у Вас свадьба, как вы знаете, с юной Маргаритой дэ Куатье. Мой сын, продолжите Ваш род, дайте Вашей семье наследника и уж тогда предавайтесь, если так Вам будет угодно, безумствам безрассудной отваги на поле боя!!

Не сдержавшись, она затряслась в рыданиях, закрыв лицо ладонями.

Клод неуверенно подошёл к ней сзади, его руки робко легли на её обнажённые плечи.

 — Простите, меня мама... — извиняющимся тоном прошептал он ей на ухо, — право, очень жаль, что я расстроил Вас..

Но что-то изменилось в его тоне. Жар его прерывистого дыхания обжёг кожу графини, когда горячие губы юного Аранжи стали покрывать её шею пылкими поцелуями. Его сильные и мягкие ладони нежно и требовательно гладили её плечи.

 — Осторожнее, мой мальчик... — прошептала Бьянка де Аранжи, — в Ваших объятиях Ваша мать..

 — О, мама, — с искренним отчаянием прошептал Клод, — не напоминайте мне о моём проклятии... Вы думаете, я просто так избегал Ваших покоев целых три дня?

Он покрывал огненными ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх