Любовь и море

Страница: 4 из 6

и поменяться партнерами.

Известно, что на Руси не принято желанное мероприятие откладывать в долгий ящик, тем более, что в нем дамы оказались заинтересованными больше, чем их мужья. Да и повод нашелся сразу: у четы Прошиных сыну скоро исполнялось пять лет. Отметить это торжество наметили в субботу. Жаков отпросился у командира корабля, так как в понедельник убывал в командировку за молодым пополнением, а Прошину суббота стала выходным днем по причине дня рождения сына.

Когда торжество было в самом разгаре, а именинник уже спал крепким сном в своей кроватке, хозяин квартиры, икнув, обратился к соседу:

 — Смотрю я на тебя, Александр и глазам своим не верю...

 — Это почему же?

 — Да как говорил один киногерой: «С таким здоровьем и на свободе... «.

 — А что же мне время в тюрьме коротать?

 — Что ты?! Наоборот. В гарнизоне только и говорят о твоем здоровье...

 — Что-то я не улавливаю сути твоих рассуждений.

 — Гы! Суть есть. Ответь мне: как ты относишься к сексу?

 — Гм... Вообще-то, положительно. Жена не жалуется...

 — Ты уверен в этом?

 — А ты у нее спроси. Наталья. Как тебе со мной, а? — ущипнул он рядом сидящую жену за ягодицу.

 — Ты сам знаешь, как! — фыркнула та, встала и пошла на кухню помогать Люси.

 — Не понял! Чего это она?! — Жаков смотрел на Прошина недоуменным взглядом.

 — Давай еще выпьем, а? — предложил тот.

 — Наливай! — сказал Жаков, вот только тост какой? — снова икнул он.

 — Выпьем за то, чтобы мы с тобой стали братанами. Идет?

 — Угу...

Они чокнулись и опрокинули рюмки, тут же закусив твердыми маринованными огурцами.

Жаков захмелел и уже еле ворочал языком. Он смотрел на друга и пьяно улыбался. Но Прошин решил свою миссию выполнить до конца.

 — Я вижу, что ты большой практик по части секса?

 — Гы... Откуда знаешь?

 — Да так. На «Базаре» говорят...

 — И что же там такого обо мне говорят? — приподнялся Жаков над столом и решил еще налить водки.

 — Что у тебя «Красный молодец» в штанах солидного размера...

 — Точно. Не брешут... Вот в этом — святая правда...

 — А доказать можешь?

 — Что?! Показать?!

 — Ну, да...

 — Но это уже разврат, однако!

 — Во! И ты туда же. Как мы привыкли на любое суждение, которого сами не понимаем, навешивать ярлыки. Кстати. Ты книгу Августа Бебеля «Женщина и социализм» читал?

 — Не. Такого не изучали...

 — А зря. Этот последователь Маркса считал, что «Половая потребность не может быть нравственной или безнравственной, а только естественной». Смекаешь?

 — Это, как потребность в пище?

 — Не только. Естественными потребностями человека являются: одежда, жилье, и многое другое. Вот и секс. Это же способ продолжения рода человеческого. За то, что ты бабу трахнул, не важно: свою или чужую, ведь мы все, живущие в этом мире, дети Земли...

 — Ты хочешь сказать, что чужую бабу можно трахать, как свою?

 — Именно...

 — Но наш моральный кодекс, да и церковные запреты: «Не пожелай жены друга своего». Это как понимать?

 — Тут противоречий нет. Во-первых, для атеистов это табу не существует, они выше этих устаревших догм, а во-вторых, если женщина хочет, то истинный джентльмен не вправе ей отказывать...

 — Значит тогда, когда я залетел на Натахе, ее отец-адмирал, меня на понт взял?

 — Саша. Тогда тебя, как и многих из нас, просто «Обували!».

 — Но Август Бебель!?...

 — Именно. Истинные материалисты не считают свободный секс — грехом...

 — Но, это наше, мужское мнение, а как думают об этом бабы? Кстати, твоя половина?

 — А сейчас мы их спросим, — ответил «Братан» и пошел на кухню. Вскоре он вошел в комнату, ведя за руки обеих смутившихся женщин.

 — А ну-ка, бабоньки, сознавайтесь, кого вы бы хотели выбрать себе на ночь?

 — А пусть судьба сама выберет, — весело откликнулась Люси и поцеловала своего Володьку прямо в жадно раскрытые губы.

 — Как это? — не понял Жаков.

 — А так. Мы завязываем одной из нас глаза по жребию, и она ловит своего любимого, сидящего на диване или стуле, — деловито предложила Натали.

 — Зачем так усложнять? — нашелся Владимир, — гораздо проще крутануть бутылочку.

 — Вот будет хохма, если ты крутанешь, а бутылка Сашку выберет, — рассмеялась Люси.

 — А это, знаете, рок. Против судьбы не попрешь, — ответил Прошин и взял со стола пустую бутылку из-под шампанского.

 — Выбираем крутящего. Считаю до трех. При счете три каждый выбрасывает энное количество пальцев. Счет начинаем с меня, так как у меня бутылка. На ком закончится счет, тот и крутит.

Сказано, сделано. Крутить бутылку выпало Жакову.

 — Значит, я выбираю партнершу или партнера, остальная пара соединяется автоматически, не так ли?

 — Так! Крути!...

Жаков крутанул, и бутылка выбрала Люси.

 — А я что говорил?! — воскликнул Володька, — против судьбы, братцы, не попрешь.

 — Но ты же атеист и в судьбу не веришь, — усмехнулся Жаков.

 — Эх! Молодо — зелено. У нас же, как в любом демократическом обществе, жизнь построена на двойных стандартах: что положено Богу, то не положено быку. Или говорить нашим флотским языком мы живем по хорошим флотским традициям, когда сын офицера становится офицером, а сын адмирала — адмиралом...

 — Ладно. Хватит языками чесать. Пора приступить к исполнению желания Фортуны. Саша, сегодня я твоя, — Люси взяла под руку Александра и повела его в спальню. Володька глянул на Наталью, и они оба рассмеялись, что так ловко подыграла Фортуна давно задуманной ими игре.

 — Нам тут делать больше нечего. Пошли к тебе, — сказал Володька, взяв за руку Натали.

Наташа много читала и слышала от подруг о несовместимости членов. Но то, что произошло у них ночью с Владимиром, превзошло все ее даже самые смелые надежды и ожидания. Его член оказался именно тем предметом, который ей был нужен. Иными словами калибры совпали с поразительной точностью. Такого сладостного секса у нее с Александром никогда не было. Тот со своим крестьянским умом не понимал, что не каждой женщине нужен грубый секс, а есть и такие самцы, которые умеют талантливо растягивать процесс во времени, постепенно доводя партнершу до желанного оргазма. Ведь Сашка никогда не целовал ее «Там», говоря:

 — Что? Только этого еще мне не хватало!

 — Тогда давай я развлеку твоего «Героя». Хочешь? — нежно массажировала она его орган.

 — Слушай. Чего растягивать резину. Хочешь — давай, а то спать пора, — налегал он на нее и с силой засаживал свой «Болт», словно мстил за вынужденную женитьбу на адмиральской дочке.

Она извивалась, под ним, оргазмы сыпались, как из рога изобилия, а он все шуровал там своим «Дышлом», словно пытался этими быстрыми бесконечными движениями еще больше распалить этот костер любви, хотя там уже бушевал пожар страсти и нарастающей боли. Все заканчивалось именно тогда, когда он бурно сливал из своего «Шланга» и она еле выползала из-под него и, шатаясь, брела в ванную комнату, где зализывала свои «раны» чуть ли не до утра. Нет. Он не знал любви в сексе. Он признавал только грубый секс на грани изнасилования....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх