Новая жизнь. Часть вторая

Страница: 1 из 14

Это вторая часть задуманного произведения, начиналась писаться она давно и редкими вечерами корректируется и дополняется. Сложность перенесения материала в электронный вид состоит в том, что эти истории придуманы несколько лет назад и в наших устных рассказах ушли далеко от самого начала, которое вы можете читать. Претерпев много изменений и приключений герои этого рассказа уже являются другими, как и их отношения в значительной степени отличаются от первоначальных. Вследствие этих изменений, сложно улавливать прошлые образы, они размываются, становясь менее актуальными и немного забытыми. В любом случае хотелось бы поделиться с вами этими историями до конца, поэтому мы будем стараться находить время, место и возможность рыться в памяти, чтобы герои развивались и совершенствовались согласно ситуациям, в которые мы их помещаем. Есть и ещё одно отличие от первой части. Изначально задумывалось рассказывать две истории сразу, одну о том, как Никита оказался пациентом психбольницы, а вторую, как сотканные воспоминания о пребывании в бункере, которыми бы перемежалось его нахождение в лечебнице, но позднее мы отказались от этой идеи, так как психбольничка это уже следующая ступень становления его новой личности, а мы решили рассказать вам всю историю с самого начала.

З. ы. Все эти события и люди являются вымышленными.

Не судите строго, пишите свои отзывы на почту, мы с радостью примем и обоснованную критику и какие-то новые идеи или пожелания) Мы делаем это для вас и надеемся, что наш труд хоть кому-то нужен и интересен)

Его сон прервал противный скрип несмазанных петель двери. Разлепив глаза от неприятного звука, он не сразу осознал, где находится, и пытался мучительно, по крупицам и обрывкам воспоминаний собрать в голове картинку произошедшего. Вот он стоит со скованными руками в тёмной зале под струями холодной воды, вот человек, называющий себя его Господином, бьёт по лицу, девушка, его теперь Госпожа, промывает раны на лице и запястьях жидкостью, от которой жжёт, вот он один в маленькой бетонной комнате, с единственной лампочкой и красным огоньком камеры, свернувшись под пледом и плача навзрыд никак не может согреться, потом руками из миски под перезвон цепи от ошейника сгребает безвкусную массу и кладёт в рот, безумно хочется есть. И страшное осознание, жизнь больше не будет прежней, проще подчиниться, это менее больно, больше он сам себе не принадлежит, теперь они, эти чужие, жестокие люди будут распоряжаться его телом и решать всё за него, а сам он ничем, ровным счётом ничем не сможет им помешать. Вчера, перед тем, как забыться тревожным сном, он думал только об одном способе... суициде, вот только бы найти возможность, придумать как, но это только если дойдёт до грани. Всё ж таки он лелеял надежду благополучного разрешения ситуации, возможности побега, например.

 — Доброе утро, сучка! Вставай на колени, склонив голову, не смей смотреть в глаза, пока не разрешат! Поприветствуй свою Госпожу! — девушка прошла в помещение, встав напротив матраса и приняв выжидающую позу. Чуть расставив ноги, и опустив вниз руки с зажатым в них с обоих концов стеком.

Ники вяло зашевелился, вылезая из-под пледа, дающего относительную теплоту, скользнув случайным взглядом по фигурке Госпожи, уловил висевший на её поясе шокер, пошатываясь, встал на колени, опустив голову со спутанными волосами вниз, тихо произнёс.

 — Доброе утро, моя Госпожа...

 — Быстро обучаемый?! Или как и все собачки боишься шокера? — с издёвкой спросила она.

 — И то и другое, Госпожа, — ответил Ники не поднимая головы.

 — А ты хитрый, может ты ещё и умный? Тогда бери в руки расчёску и быстро расчёсывай свою голову.

Ники засуетился, ища в пледе выданную вчера расчёску, надеясь, что и весь оставшийся день пройдёт в таком ритме и ничего особо страшного не случится, впрочем не особо в это и веря. Хотя нервная дрожь, сотрясающая тело так и не уходила. Отыскав расчёску среди складок пледа, он принялся с кончиков расчёсывать волосы, стараясь не причинить себе лишней боли, так и не подняв головы, так и не бросив ни единого взгляда на Госпожу.

 — Можешь поднять голову, тебе так будет удобней, голову, но не глаза, сучка. И давай быстрей!

Ники ускорил темп, выдирая волосы.

 — Держи! — девушка кинула небольшую коробку на матрас, рядом с ним. Следом плюхнулась упаковка влажных салфеток. Ники от звука вздрогнул и выронил расчёску, переведя взгляд на приземлившийся рядом предмет.

 — Я хочу, чтоб твоё тело было гладким, без лишних волос, там депиляционный крем, знаешь, как им пользоваться? Или догадаешься?

 — Догадаюсь, я понял, Госпожа, — пробормотал он, хватая в одну руку коробку, а в другую расчёску.

 — Умничка! Я скоро зайду, ты должен быть готов и не тяни с этим. — Она развернулась и вышла, хлопнув дверью.

Никита проводив свою Хозяйку печальным взглядом еле сдержался чтоб не показать ей средний палец вдогонку, но вовремя вспомнил, что все, что он делает жадно фиксируют никогда не дремлющие камеры, и наказание не заставит себя ждать, это лишь вопрос времени. Взяв в руки коробку со средством для принудительного облысения конкретных частей тела, вытряхнул ее содержимое себе под ноги и занялся делом.

Прошло около полутора часов, как в помещение вошёл молодой человек с рыжеволосой девушкой, за это время Никита успел сделать порученное ему дело, и от бездействий лег на свой матрас и задумавшись о своих, известных лишь ему мыслях медленно вошёл в сладкое царство Морфея, дающее ему мираж защиты от внешнего мира.

 — Не спать, замёрзнешь! — за словами последовал ощутимый пинок, боль от которого разошлась по телу. — Вставай, инспекция пришла! На колени, живо! — Господин, подтверждая слова делом, грубо схватил сучку за волосы и потянул вверх.

Ники, подчиняясь воле руки, направлявшей его, помня о правилах, поднялся на колени, скользнув взглядом по лицу Господина.

 — Кто разрешил поднимать тебе голову, говна собачьего кусок? — и незаметно сверкнувший в тусклом свете стек оставил на щеке алеющую полосу.

От неожиданности Никита наклонился в сторону удара, прикладывая ладони к горящей от боли щеке, смазывая кровь с разбитой губы. Стиснул зубы, злость рвалась наружу.

 — Что это такое я вижу в твоих глазах? — произнесла подходящая к торчащей из стены железной скобе, отстегивая от нее цепь, девушка, резко дернула скреплённые между собой металлические звенья.

 — Ненавидишь нас? — От рывка Ники не удержав равновесие, завалился на бок. Но не желая оказываться в столь уязвимом положении, упрямо поднялся на колени.

 — Вы! Суки! — тихим голосом произнёс он.

 — Тааак! Это явное нарушение устава, — усмехнулась девушка, как бы ни к кому не обращаясь. — Наказать сейчас или потом, с тактом, с толком, с расстановкой... — как бы раздумывая, она, перекидывала, и как бы взвешивала на ладони литые звенья холодной цепи, от звона которых на бледной Никитиной коже появились маленькие точки-мурашки. Господин быстрым ударом в лицо повалил сучку обратно, после чего посыпалась целая серия ударов, Хозяин был его ногами в живот, по рёбрам, почками. Ники закрыл лицо руками, минут пять это продолжалось, после чего его мучитель отступил, потянув сучку за ошейник и снова ставя на колени.

 — Оттраханный, ты будешь более сговорчивым. Теперь нам нужно тебя хорошенько подготовить, ведь когда ты будешь в полном вооружении это будет делать гораздо приятней, а время ожидания лишь увеличит кайф даруемой нами боли, — последние слова рыжеволосая красавица растянула так, как будто смакуя на вкус каждую букву.

 — Ну, так что, неженка, здороваться ты будешь, или приветствие мне из тебя выбивать придётся? — И ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх